На родине Шагала в Витебске о нем вспомнили стихами на заборе

дом Шагала в Витебске

130-летие великого земляка белорусский Витебск отметил необычной публикацией стихов Марка Шагала - на огромных полотнах вдоль улицы Покровской, где когда-то родился всемирно известный художник.

Полотнами стали выкрашенные в белый бетонные плиты забора, прикрывающие незамысловатый быт старой улицы неподалеку от дома-музея Шагала. На 85 метров этих бетонных страниц растянулось стихотворение в прозе "К моему городу Витебску", переведенное Львом Берлинским. 35 метров занимает "Отечество в душе моей" с обозначением имени переводчика с идиша - Андрея Вознесенского.

Лондонская галерея явит миру неизвестного Шагала

Арт-центр Марка Шагала и Витебский музей современного искусства обещают продолжить публикации.

В день рождения мастера 7 июля Витебск отдал дань памяти и почтения своему знаменитому уроженцу.

Полет над Витебском

Фактически Мойша Сегал (имя Марк Шагал появилось у художника в Париже в 1910 году) родился 6 июля 1887 года, но семерку Шагал считал числом магическим, видел магию цифр в обозначении своей даты рождения именно так: 07.07.1887.

Витебск стал темой его первых художественных работ и долгим - на всю жизнь - фоном знаменитых произведений.

Витебск подарил ему встречу с Беллой - той самой, летящей вместе с Шагалом на картине "Над городом", на которой изображена старая витебская окраина с еще не бетонными, а деревянными заборами.

В Витебск после Петербурга и Парижа Шагал вернулся комиссаром искусств в 1918 году; открыл в городе художественную народную школу; создал публичный художественный музей; приобщился к созданию агитационного театра "Теревсата" (Театра революционной сатиры), где был главным художником.

В июне 1920-го Шагал покинул Витебск, передав художественную школу Малевичу. В 1922-м покинул СССР, и хотя в 1973-м, в возрасте 86 лет приезжал в Советский Союз по приглашению тогдашнего министра культуры Екатерины Фурцевой, в родной город никогда больше не возвращался.

Экскурсоводы любят повторять: Шагал не хотел разрушить свое особое восприятие города юности и первой настоящей любви, ощущения детства и память о запахах пыльных летних улиц да беленой печи, на лежанке которой рисовал свои первые этюды.

Кто знает? Возможно, Шагалу претило иное?

Трудное признание на родине

В 1987 году, когда в мире праздновали под эгидой ЮНЕСКО столетний юбилей Шагала (художник не дожил до этой даты только три года), в советской Белоруссии упорно не признавали родства: Шагал здесь был чужим французом и символом извращенного буржуазного искусства.

Партийные пленумы и пресса, организованные протестные "письма трудящихся", "развенчания" авторитетных для того времени и штатных искусствоведов… Даже во времена перестройки в Витебске бушевала кампания против создания музея Шагала.

Решение о создании музея в Витебске было принято в сентябре 1991 года, после настойчивых обращений к власть имущим Андрея Вознесенского, Василя Быкова, академика Дмитрия Лихачева и ряда других знаменитостей, в течение нескольких лет активно выступавших против антишагаловской кампании.

Сейчас в витебском доме-музее Шагала около 300 оригинальных графических листов художника и более 2500 книг об авангардном искусстве XX столетия.

"Но все это - подарки наследников, частных лиц, коллекционеров, в основном, зарубежных. По большому счету, ни город, ни республика не потратили ни одной копейки, чтобы в нашем музее были оригинальные работы Шагала. Мало того, дом на Покровской на 50% реставрировался за деньги немецкой организации "Круг содействия Дому-музею Марка Шагала в Витебске", - рассказала белорусской редакции "Спутника" накануне нынешнего юбилея Ирина Воронова, директор музея.

Стихи на заборе

130-летие Марка Шагала не стало в Белоруссии праздником, приметным для обывателя. Ценители, впрочем, до середины сентября могут посетить выставку в Национальном художественном музее - в экспозиции "Марк Шагал: цвет любви" представлены экспонаты из витебского музея.

А на родной Шагалу улице Покровской на белой стене, как на нетронутом веком листе бумаги, выведено щемящее:

Во мне растут зеленые сады

И витебские скорбные заборы.

И переулки тянутся кривые.

Вот только нет домов.

В них - мое детство.

И, как оно, разрушились домишки…

Новости по теме