Пресса Британии: чему Путин научил Трампа

Британские газеты

В обзоре британских газет:

  • Трамп - далеко, ЕС - близко
  • Как Трамп Путина в действии наблюдал
  • Плохая модерация обернется для соцсетей миллионными штрафами

"Брексит" без прикрас

Times посвящает одну из редакционных статей перспективам внеевропейской экономической торговли Британии после "брексита".

Несмотря на теплые слова Трампа о перспективах взаимовыгодного соглашения, это не отменяет неизбежных расходов на "брексит" - а значит, Британия должна добиваться соглашения с ЕС.

Газета напоминает, что на этой неделе исполнится год с того момента, как Тереза Мэй стала премьер-министром страны. И ассоциируется ее имя сейчас исключительно с провалом. Ассоциации эти вызваны недавними всеобщими выборами, которые она созвала в надежде на легкую победу и последующий широкий мандат на реализацию ее видения "брексита". Но мандата такого она не получила.

В сложившихся обстоятельствах можно было бы понять Мэй, если бы она услышала одобрение в словах Трампа о перспективах британской торговой сделки с Соединенными Штатами, полагает издание. Пока она еще остается премьер-министром, самый конструктивный курс, которого ей стоило бы придерживаться, - признание того, что основные торговые интересы Великобритании связаны с Европейским союзом, и что работающий вариант "брексита" будет зависеть от того, насколько широки и глубоки договоренности о свободной торговле с континентом.

После переговоров с Мэй Трамп был в экстазе от перспектив, открывающихся для Британии за пределами ЕС, говорится далее в статье. Он пообещал заключить торговую сделку с Великобританией "очень, очень быстро" после ее выхода из ЕС и подчеркнул, что это будет "отлично для обеих стран". Мэй также заявила, что она встретилась во время саммита G20 со многими мировыми лидерами и "была поражена их сильным желанием наладить новые амбициозные двусторонние торговые отношения.

Все эти эмоции прекрасны, полагает Times, только есть основания сомневаться, что они принесут реальные плоды. Выгода международной торговли основана на экономических факторах, а не на доброй воле - реальной или риторической - отдельных глав правительств. В торговых отношениях размер имеет значение, равно как и расстояние.

Европейский единый рынок с 500 млн потребителей, составляющий около четверти мирового производства, имеет большее значение, чем, скажем, сравнительно небольшая и менее диверсифицированная экономика Новой Зеландии.

Более того, поразительные выгодные двусторонние торговые сделки будут зависеть от качества, которого не хватает Британии: привлекательности. Соединенное Королевство не сможет унаследовать условия торговых сделок, достигнутые между ЕС и другими странами. Ей придется вести переговоры об этом заново, без чиновников, имеющих опыт таких переговоров. Британия - это открытая экономика, с широким дефицитом торгового баланса. Для финансирования этого дисбаланса необходим приток иностранного капитала.

И размер британской экономики делает ее гораздо менее приоритетным партнером, чем ЕС, для крупных мировых держав. Экспорт Китая в ЕС в семь раз превосходит экспорт в Великобританию. США имеют огромный внутренний рынок, где протекционизм является мощным политическим рычагом, о чем свидетельствуют угрозы Трампа увеличить ставки для Мексики и Китая и его жалобы на положительное сальдо торгового баланса Германии.

Между тем, сам ЕС является огромным рынком для Британии, на который в 2015 году приходилось 44 % экспорта.

Экономические факторы убедительно показывают, что Британии все же необходимо сосредоточиться на торговой сделке с ЕС - не только для того, чтобы избежать повышения пошлин и тарифов, но и для минимизации нетарифных барьеров для торговли. Это потребует затрат, компромиссов и еще раз компромиссов. Правительство должно быть открыто с избирателями о том, что это будет. Не существует такого лидера иностранного государства, который сможет разрешить эту проблему по мановению волшебной палочки, предупреждает Times.

"Договариваться с Россией - только на свой страх и риск"

Daily Telegraph публикует статью бывшего посла США в ООН Джона Болтона, посвященную встрече Путина и Трампа в Гамбурге.

"Перед встречей Дональда Трампа и Владимира Путина на G20 спекуляции в СМИ достигли истерического уровня, - пишет Болтон. - Будет ли эта она похожа на объединительную встречу Рейган-Горбачев в 1986 году или на встречу Гитлера с Чемберленом в 1938?"

Естественно, она не была похожа ни на одну из них. Болтон считает, что напротив, цель этого мероприятия была в оценке друг друга. Особенно важно это было для Трампа, чьи оппоненты (не имея точных доказательств) связывают его президентскую кампанию с Россией.

И хотя Рекс Тиллерсон отрапортовал после встречи, что президент США несколько раз возвращался во время переговоров к теме российского вмешательства в американские выборы, по мнению критиков Трампа в Америке, он сделал недостаточно.

Но автор статьи полагает, что мы не знаем подробностей разговора - и важнее, что президент США получил определенный опыт. "Трамп получил опыт общения с Путиным, когда тот, глядя ему в глаза, лгал, отрицая российское вмешательство в выборы, - пишет Болтон. - И для Трампа это очень полезный урок для понимания характера российского лидера. Это должно стать для него громким сигналом о том, насколько Москва ценит честность. Идет ли речь о вмешательстве в выборы, ядерном сдерживании, военном контроле на Ближнем Востоке - договариваться с Россией можно только на свой страх и риск".

Конечно, пишет автор в заключение статьи в Daily Telegraph, было на переговорах и многое другое. Но самое важное на долгие годы - какие уроки извлечет Трамп, наблюдавший Путина в действии.

Германия грозит миллионными штрафами Google и Facebook

Times рассказывает том, как высоко юристы и эксперты по противодействию террору оценили инициативы Германии по принуждению интернет-гигантов контролировать экстремистский контент.

Уже в октябре в стране начнет действовать закон, в соответствии с которым такие компании, как Facebook и Google, должны будут платить штрафы до 50 млн евро, если они не смогут незамедлительно удалять незаконный контент, включая пропагандистские материалы террористов, призывы к ненависти и изображения и/или описания сексуальных надругательств над детьми.

Известно, что именно просмотр видео в социальных сетях повлиял на Салмана Абеди, устроившего взрыв в Манчестере, и Хурама Батта, одного из участников нападения на Лондонском мосту, пишет издание.

Несмотря на то что и Тереза Мэй и Эммануэль Макрон в июне говорили о возможности аналогичных инициатив, пока ни в Британии, ни во Франции никаких сдвигов на законодательном уровне не произошло.

Новыйнемецкий закон дает компаниям 24 часа для удаления или блокирования "явно криминального" контента с того момента, как о нем было сообщено, и семь дней для рассмотрения менее очевидного контента, с обязательством сообщать о своем решении автору жалобы. Несоблюдение этого закона ведет к штрафу в размере 50 млн евро за каждый случай для компании и 5 млн евро для генерального директора ее офиса в Германии.

По оценкам германского министерства юстиции, закон коснется 10 компаний, которые работают в формате социальных сетей. Комментарии читателей в интернет-изданиях под действия этого закона не подпадают, т.к. медиа не считаются социальными сетями в трактовке этого закона.

Несмотря на то что крупные компании уже давно подписали кодекс ЕС с аналогичными требованиями по удалению нежелательного контента в течение суток, недавний аудит показал, что в реальности эти компании рассматривали в среднем только 51% поступивших жалоб.

Министр юстиции Германии Хайко Маас заявил, что закон необходим "для прекращения действия "закона джунглей" в интернете", отвергая, таким образом, обвинения в том, что закон нарушает свободу слова.

Сторонники свободы в интернете критикуют этот закон как слишком жесткий. А руководство Facebook считает, что закон не поможет решить "важную социальную проблему" и что при его подготовке и принятии не было проведено необходимое количество консультаций.

Twitter уже внес изменения в свою работу, включая использование искусственного интеллекта для выявления и закрытия террористических аккаунтов. Google, владеющий YouTube, также рассматривает использование искусственного интеллекта для блокирования незаконного контента.

Обзор подготовила Анна Белевская, bbcrussian.com