СМИ Британии: как светский хроникер стал фигурантом скандала с Трампом

Британские газеты

В обзоре британских газет:

  • Правительству Британии пора делать первую ставку на "брексит"
  • Роб Голдстоун: из ночных клубов в конфиденты сильных мира сего
  • Социальные сети как рай для наркодилеров

Как подготовить "брексит" на пляже

"Правительству в ближайшее время станет ясно, что без парламентского большинства законодательство о выходе из ЕС придется принимать пункт за пунктом", - так начинает свою редакционную статью, посвященную переговорам по "брекситу", Times.

И хотя, как напоминает газета, времени на переговоры по "брекситу" не так уж и много, хорошо, что голосовать по принятию законопроекта о выходе парламентарии будут уже после летних каникул. Им придется упаковать его с собой вместе с другим пляжным чтением, тщательно изучить и решить, какие из его положений отвечают национальным интересам.

Документ составлялся как простой механизм для беспрепятственного и ясного выхода из Евросоюза. Принять его должно было консервативное правительство с явным, пусть и не подавляющим парламентским большинством. С тех пор, однако, ситуация изменилась. После прошедших 8 июня досрочных парламентских выборов Тереза Мэй оказалась в зависимости от североирландских юнионистов и на милости не всегда ее поддерживающих собственных "заднескамеечников". Изменился и статус самого законопроекта, формально называющегося Акт о выходе из Европейского Союза. Теперь он всего лишь первый набросок будущего закона.

Цель законопроекта была ясна с самого начала - перестроить весь накопленный за десятилетия корпус европейских законов в британские с тем, чтобы они были применимы юристами уже в день выхода. Но по меньшей мере по трем его положениям детали не прояснены, и всегда было ясно, что они могут стать камнем преткновения. Так оно и оказалось.

Теперь очевидно, что правительство хочет получить максимально возможные полномочия для "исправления" навязанных извне законов министерскими указами без утверждения их в парламенте. Оно хочет, чтобы отобранные у Брюсселя властные полномочия сохранились в Вестминстере и не оказались бы переданы в местные парламенты Шотландии, Уэльса и Северной Ирландии. И, наконец, оно отказывается инкорпорировать в британское законодательство Хартию Европейского союза по правам человека.

По всем этим трем фронтам лейбористы, либерал-демократы и шотландские националисты обещали дать правительству осенью бой. По меньшей мере по двум из них оппозиция может найти союзников в рядах консерваторов-заднескамеечников.

Министр по делам "брексита" Дэвид Дэвис не преувеличивает, когда называет этот законопроект "одним из важнейших в истории британского парламента". Тем более важно при его принятии не торопиться. Наряду со сложнейшей задачей принятия новых торговых соглашений с ЕС это еще одно подтверждение того, что правильной стратегией по "брекситу" будет переходный период с сохранением Британии в едином рынке и таможенном союзе до заключения окончательного соглашения. Выход из ЕС без соглашения хорош для идеологов, но не для разумного большинства.

На самом деле положения законопроекта сформулированы настолько неопределенно, что, по мнению, профессора Кембриджского университета Марка Эллиота, на деле они означают "широкомасштабную передачу законодательных компетенций от парламента правительству". Учитывая, что одним из двигателей "брексита" было возвращение суверенитета британскому парламенту, будет неверно заменить нависающую над парламентом тень Брюсселя тенью правительства.

Сформулированные в законопроекте министерские полномочия слишком широки. Положения "брексита" слишком важны, чтобы оставить их полностью на усмотрение министерского аппарата, пишет газета. Они должны быть утверждены парламентом, каким бы длительным и сложным ни будет этот процесс. Лучший способ упростить его - поставить перед собой достижимую промежуточную цель по выходе из ЕС с сохранением отношений, сходных с теми, которыми пользуется сегодня Норвегия, считает Times.

И этот человек вершит судьбы держав?

Financial Times рассказывает примечательные подробности жизни Роба Голдстоуна, фигуранта скандала с перепиской Дональда Трампа-младшего. Судя по тому, что удалось выяснить корреспондентам издания, до недавнего времени он был малоизвестным деятелем шоу-бизнеса, занимавшимся пиаром, более известным своей склонностью к роскошным зарубежным поездкам и странным шляпам, чем профессиональными достижениями.

Голдстоун родился в Манчестере в 1960 году и сразу после окончания школы в 16 лет занялся журналистикой, став спортивным корреспондентом местной еврейской газеты. Через несколько лет он перешел работать на радио в Бирмингеме, позже переехал в Лондон, где работал на радиостанции LBC.

По словам его друзей и бывших коллег, с которыми удалось поговорить FT, Голдстоун работал на LBC светским хроникером, иногда прибегая в эфир ранних утренних программ прямо из ночных клубов с подробностями о последних подвигах звезд типа Боя Джорджа.

Его коллега по радиостанции вспоминает о нем как об очень щедром весельчаке, который был крупным специалистом по "звездным" сплетням и вообще никак не был связан с политикой. Другой бывший коллега Голдстоуна вспоминает, что молодой журналист обожал знаменитостей и гордился умением обводить их вокруг пальца. Он был королем лондонской клубной жизни, но и о коллегах не забывал, обеспечив их членством в одном из моднейших клубов города того времени.

Быстро набрав связей в шоу-бизнесе, Голдстоун переключился с карьеры журналиста на карьеру промоутера и пиарщика.

Сначала он основал собственную фирму, но в 1991 году вернулся в Лондон и работал в крупнейшей сети дистрибуции музыкальной продукции HMV Group. К концу 1990-х годов он обосновался в США, открыв собственную промоутерскую компанию со своим партнером Дэвидом Уилсоном. Их сайт Oui 2 рекламирует работу Голдстоуна с разными известными артистами от Синди Лоупер до U2.

Его "российский след", судя по его же интервью газете Jewish Telegraph, начался в 2015 году, когда один из боссов компании Sony предложил ему заниматься раскруткой Эмина Агаларова, российско-азербайджанского певца, сына миллиардера и партнера Дональда Трампа по нескольким проектам Араса Агаларова и бывшего зятя президента Азербайджана Ильхама Алиева.

Sony отказалась от комментариев FT, но информированный источник сообщил изданию, что версия Голдстоуна сомнительная.

Именно контакты и совместные проекты с Арасом Агаларовым лежат в основе обвинений президента Трампа в связях с Россией. По данным Bloomberg, Агаларов и Трамп еще до выдвижения последнего в президенты США, обсуждали строительство "Трамп-тауэр" в Москве. Правда, проект не был реализован.

Посты и фотографии на страницах Голдстоуна в социальных сетях подтверждают его частые поездки в Россию, частые встречи с Эмином и Арасом Агаларовым и несколько встреч с Дональдом Трампом. Судя по фотографиям, это общение началось задолго до 2015 года, о котором Голдстоун говорит в интервью, не позже 2013 года. В том же году Агаларовы провели в Москве конкурс "Мисс Вселенная", которым тогда владел Трамп, вложив в него 20 миллионов долларов США.

Треть этой суммы было потрачено на лицензионный сбор, согласно интервью Forbes Russia, размещенному на сайте компании Агаларова. Вскоре после этого громкого события Эмин Агаларов выпустил музыкальное видео на одну из своих песен с участием Трампа.

За несколько дней до роковой встречи с Трампом-младшим Голдстоун ездил в Санкт-Петербург и Москву, как видно по отметкам на его странице в "Фейсбуке", а уже в феврале 2017 года он опять побывал в "Трамп Тауэр".

Несмотря на все эти громкие связи Голдстоуна, его друзья и коллеги по музыкальной индустрии настаивают на том, что Роб - не тот человек, который способен заниматься лоббизмом на уровне президентских выборов. "Это с ума надо сойти, чтобы думать, что он участвует в международном скандале такого уровня", - сказал один из них газете. Другая старинная подруга Голдстоуна, занимающаяся свадебным бизнесом в Италии, шутит, что она была бы страшно удивлена, если бы у ее дружка обнаружились какие-то связи с Россией помимо склонности выпить много водки.

Еще одна преступная функция новых технологий

Daily Mail рассказывает о шокирующих данных, которые обнаружили журналисты Би-би-си, снимавшие документальное расследование "Дети, продающие наркотики через интернет".

Выяснилось, что социальные сети, в частности "Инстаграмм" и Snapchat, превратились в Британии в рай для торговцев нелегальными веществами. Одна из самых крупных банд наркоторговцев сказала журналистам, что 75% ее бизнеса теперь проходит через интернет и мало того - с участием школьников.

В разговоре с журналистами 15-16 -летние наркоторговцы, в основном продающие таблетки, не видели в своих действиях ничего плохого, объясняя тем, что они дети и продают то, что хотят иметь другие дети. "Это не моя вина, что они хотят этих таблеток", - сказал один из собеседников документалистов.

Взрослые наркодилеры утверждают, что функции социальных сетей позволяют им легко зарабатывать 26 тысяч фунтов за пару дней.

Для ускорения процесса поиска клиентов используются эмодзи, у каждого из которых есть свой смысл, понятный заинтересованным сторонам.

И "Инстаграм", и Snapchat утверждают, что постоянно призывают своих пользователей сообщать о противоправных и подозрительных действиях, картинках и сообщениях.

Журналисты проверили на себе эффективность таких жалоб, отправив их в три самые популярные в Британии среди подростков социальные сети. Через 72 часа после отправки жалоб все три подозрительных аккаунта продолжали быть активны.

Социальные сети утверждают, что это проблема не интернета, а проблема общества. По данным Национального агентства по борьбе с преступностью, наркобанды используют в качестве курьеров из крупных городов в глубинку школьников начиная с 8-9 лет. Для того чтобы остановить эту угрожающую тенденцию, необходимо перестать воспринимать юных наркокурьеров как преступников, а рассматривать их как жертв наркоторговцев, считают специалисты.

Обзор подготовила Анна Белевская, bbcrussian.com