Феликс Сейтер: жизнь между Трампом, ФБР и русской мафией

Небоскреб "Трамп-Сохо" Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Жилой комплекс "Трамп-Сохо" строила Bayrock Group, связанная с Феликсом Сейтером

Дональд Трамп говорит, что толком не помнит бывшего москвича Феликса Сейтера, но имя 51-летнего бизнесмена, чья компания Bayrock Group находилась в небоскребе "Трамп-тауэр" двумя этажами ниже резиденции его хозяина, продолжает мелькать в СМИ и бросать тень на американского президента.

New York Times, например, сообщила 19 февраля, что за неделю до отставки помощника Трампа по национальной безопасности Майкла Флинна Сейтер (фамилию часто российские СМИ пишут как "Сатер") участвовал в передаче ему плана разрешения конфликта между Россией и Украиной, выдвинутого украинским парламентарием Андреем Артеменко.

Дальнейшая судьба плана неясна.

В начале июля лондонская Financial Times писала, что Сейтер согласился сотрудничать с международной группой адвокатов и частных детективов, расследующих схему отмывания незаконных доходов, в которой якобы была замешана семья бывшего министра из Казахстана и экс-мэра Алматы Виктора Храпунова, проживающего в Швейцарии.

В частности, как явствует из судебных документов, дочь Храпунова приобрела три квартиры в 46-этажном здании "Трамп-Сохо", который построила Bayrock Group, основанная выходцем из Казахстана Тевфиком Арифом.

Сотрудничество с ФБР

Если Сейтер действительно согласился помогать расследованию, то он имеет богатый опыт по этой части. Корни этого опыта уходят в 90-е годы, когда в Бруклине орудовал один из главарей тогдашней "русской мафии" Михаил Шеферовский по кличке Черепица, ныне покойный.

Как показал на допросе гангстер Александр Спиченко, арестованный по делу так называемой бригады Татарина и нарисовавший ФБР энциклопедическую картину русской преступности в Нью-Йорке конца 90-х, Шеферовский крышевал Family Walk-In Clinic на Ностранд-Авеню, овощную лавку, с которой получал по 500 долларов в неделю, контору по трудоустройству и магазин подержанных автомашин, располагавшийся у автострады Белт-Паркуэй.

Арестовали Шеферовского в 2000 году за вымогательство у некоего советского эмигранта, который в прошлом обвинялся в подделке документов и в обмен на снисхождение согласился сотрудничать с ФБР.

До октября 1999 года этот человек владел агентством по трудоустройству под названием "Эверест", находившимся на 76-й улице в Бруклине и, в частности, снабжавшим приезжих из СНГ фальшивыми студенческими визами. В феврале 1997 года его познакомили в ресторане "Тбилиси" с Шеферовским, объяснив, что это авторитет, к которому всегда можно обратиться за помощью.

Недели через две Шеферовский нагрянул к нему в "Эверест" и привел с собой великана по имени Миша. Великан оказался известным в криминальной среде Мурзабеком Мухтаровым по кличке Кинг Конг, родившимся в Армении, но в детстве перевезенном в Казахстан.

Как сообщил мне потом его адвокат Луис Даймонд, вес Кинг-Конга составлял примерно 140 кг, а рост - 2 метра 8 см. По словам Даймонда, бандиты брали его с собой для устрашения, о чем простодушный Кинг-Конг якобы не имел понятия.

Шеферовский заявил, что, по его сведениям, "Эверест" зарабатывает большие деньги, и потребовал, чтобы его хозяин платил ему за крышу 1000 долларов в неделю. Тот отказался, заявив, что у него нет таких денег, и тогда простодушный Кинг-Конг дал ему по голове, но не в полную силу.

В ходе следующей их встречи в ресторане "Апшерон" Шеферовский выплеснул в лицо хозяину "Эвереста" бокал водки, а потом повернулся на стуле, чтобы тот увидел рукоятку пистолета, заткнутого у него сзади за пояс.

Потерпевший, возможно, не очень испугался, поскольку записывал все разговоры с Шеферовским, а потом возвращал диктофон ФБР.

Image caption В ресторане "Баку" в Бруклине Шеферовский любил "забивать стрелки"

Кончилось тем, что потерпевший отдал сообщнику Шеферовского по имени Вася ключи от своего серебристого "Мерседеса" 1992 года. Потом все встретились в ресторане "Баку", где потерпевший вручил Шеферовскому документы на машину, которая с тех пор была записана на дочь Шеферовского Регину.

Кинг-Конг признал себя виновным в вымогательстве и получил 37 месяцев тюрьмы. "А что с Шеферовским?" - полюбопытствовал я у знакомых в прокуратуре. Один сказал, что тот тоже признал себя виновным. Другой лишь покрутил пальцем и сказал нечто расплывчатое.

"Еще одна загадка бытия", - написал я в "Новом русском слове" и на много лет забыл об этом деле.

Так вот: в судебных документах Шеферовский числится также под именем Михаил Сейтер. Когда много лет спустя он повадился мне звонить, я поинтересовался, откуда у него взялась фамилия Sater.

Шеферовский объяснил, что их родовая фамилия - Сатаровы. Вышеупомянутый "Мерседес" был переписан на Регину Сейтер. Ее брат, которого родители привезли в Америку через Израиль в восьмилетнем возрасте, известен в Америке как Феликс Сейтер, хотя одно время он стал звать себя Сэттером, чтобы в "Гугле" было труднее найти его судимости..

Шеферовский действительно признал себя виновным и пошел на сотрудничество со следствием, которому он помогал так усердно, что 20 июня 2006 года, когда ему выносили в Бруклине приговор, за него наперебой хлопотали и его адвокат Роберт Стал, и федеральный прокурор Томас Файерстоун, известный специалист по русскоязычной преступности.

Стал тоже был в прошлом федеральным прокурором и в начале 90-х посадил в Нью-Джерси целую плеяду советских эмигрантов и их итальянских коллег, заработавших сотни миллионов долларов на аферах с бензином.

Сделавшись потом адвокатом, Стал защищал казаха Диаса Кадырбаева, получившего 6 лет тюрьмы за сокрытие вещдоков по делу Джохара Царнаева, а сейчас представляет мультимиллионера Аркадия Потика, обвиненного в прошлом году в попытке заказать убийство своего зятя Олега Митника.

Это обвинение было снято, и на минувшей неделе Потик собирался признаться в сокрытии уголовного преступления. Он услышит приговор в начале августа.

Прокурор Файерстоун несколько лет проработал юридическим атташе США в Москве и в 2013 году был выслан из России.

В 2006 году сотрудничество Шеферовского с властями не афишировалось, большинство документов в его деле до сих пор засекречено, и приговор ему выносился за закрытыми дверями, но у меня имеется стенограмма этого заседания.

Теоретически ему могли дать от 87 до 108 месяцев тюрьмы, то есть всего на семь месяцев меньше, чем дали в 1997 году в том же суде Вячеславу Иванькову по кличке Япончик. Но дружными усилиями Стала и Файерстоуна бывший москвич отделался тремя годами условно.

Карьера Феликса

Пока отец вел авантюрную жизнь бруклинского гангстера, сын Феликс тоже не терял времени и сделался в 24 года преуспевающим биржевым брокером, в 27 сел за кровавую драку в баре, а в 32 был арестован за то, что вступил в сговор с итальянской мафией с целью совершения биржевых афер и отмывания денег.

Первую судимость он заработал следующим образом. В 1991 году они с коллегой Геннадием Клоцманом отмечали в манхэттенском баре El Rio Grande успех своего приятеля Сальватора Лориа, который только что сдал брокерский экзамен. Как заявил впоследствии Сейтер судье, он был в приподнятом настроении. Не столько от успеха Лории, сколько от того, что лихо заработал в тот день 3000 долларов.

В баре он сцепился с другим брокером. "Я ввязался в пьяную драку из-за девушки, которую ни он, ни я не знали", - вспоминал он в 2007 году в интервью New York Times.

Как явствует из стенограммы суда, Сейтер разбил о стойку большой бокал для "маргариты" и всадил его ножку оппоненту в правую сторону лица. Тому потребовалось наложить 110 швов. Сейтер был приговорен к году тюрьмы.

Позже случайно раскрылась и его биржевая афера.

В одном квартале от "Трамп Сохо" на углу улиц Ван Дамм и Варик возвышается многоэтажный склад индивидуального хранения Manhattan Mini Storage, в котором в 90-х арендовала бокс некая Марина Шэп.

После того как она перестала платить за аренду, менеджер склада открыл в январе 1998 года ее бокс и обнаружил там два пистолета, дробовик, а также коробку и спортивную сумку, набитые финансовыми документами.

ФБР и подельники Сейтера говорили, что бокс на складе арендовал именно он и потом забыл его оплатить. Сейтер заявил New York Times, что не имел отношения ни к боксу, ни к найденному в нем оружию.

По словам ФБР, покопавшись в сумке с документами, оно раскрыло грандиозную аферу, которой заправляли Сейтер, Клоцман и Лориа. Афера длилась с 1993 по 1995 год и строилась по распространенной модели pump and dump, при которой мошенники покупают массу копеечных акций какой-то компании, искусственно взвинчивают их цену за счет ложных посулов и фальшивой информации, а в один прекрасный день вдруг разом их продают.

Этот маневр приносит им изрядный барыш. Акции на поверку оказываются копеечными, котировки их входят в пике, и честные инвесторы, которые поверили аферистам, оказываются у разбитого корыта.

По словам прокуроров, махинации, в который участвовал Сейтер, обошлись вкладчикам в 40 млн долларов.

"Носатые"

В деле с ним были разные бригады нью-йоркской мафии, оказывавшие стандартные мафиозные услуги, типа взыскания долгов, урегулирования имущественных споров и поддержания дисциплины среди персонала брокерской конторы White Rock Partners, которой владели Сейтер и компания.

Среди участвовавших в операции итальянцев был Эрнест Монтевекки из клана Дженовезе, который проходил по делу вместе с Шеферовским и, очевидно, по наследству перешел от него к сыну.

В 1995 году Эдвард Гарафола из клана Гамбино наехал на Сейтера. Тот обратился за помощью к Монтевекки, который убедил члена смежной организации от него отвязаться.

Когда следователи принялись изучать документы, случайно найденные в неоплаченном манхэттенском боксе, Сейтер, Клоцман и Лориа уже были в России. Узнав, что их ищет ФБР, они добровольно вернулись в США.

Недолго думая, Сейтер пошел по стопам отца и согласился на сотрудничество, которое продолжалось много лет и привело к осуждению более 20 человек. Сотрудничали и Клоцман с Лориа.

Лориа написал в соавторстве с бывшим корреспондентом агентства Ассошиэйтед пресс Дэвидом Барри книгу "Скорпион и лягушка". В ней утверждалось, что Сейтер (который выступает в книге как Лес Терза) и Клоцман пытались заключить сделку с ЦРУ, обещая взамен на снисхождение купить дюжину ПЗРК "Стингер", которые выбросил на рынок Осама бин Ладен.

ЦРУ будто бы было готово заплатить по 300 тысяч долларов за штуку. Сделка провалилась.

Впоследствии Лориа дезавуировал свою книгу, заявив, что она художественная, а не документальная. Однако его соавтор Барри говорит, что он подтвердил все рассказанные в ней истории с помощью интервью и документов.

Клоцман заявил New York Times, что Сейтер добыл для американцев данные о другой партии ракет, появившейся на черном рынке, и это "купило Феликсу свободу", то есть избавление от американской тюрьмы.

Показания Клоцмана и Лории помогли прокурорам посадить 19 их бывших сообщников, включая шестерых "носатых", как русские бандиты в Америке называют итальянских.

New York Times писала в 2007 году, что Клоцман жил в тот момент в Москве, снимая квартиру за 600 долларов. По его словам, он платил дяде Сэму по 625 долларов в месяц в счет покрытия 40 миллионов, на которые они нагрели инвесторов.

Пять лет спустя Лефортовский суд Москвы приговорил Клоцмана к 10 годам лишения свободы за нашумевшее ограбление индийской ювелирной фирмы "Шрея", расположенной на шоссе Энтузиастов.

В августе прошлого года россияне предложили поменять "кокаинового летчика" Константина Ярошенко, отбывающего 20-летний срок в Форт-Диксе (федеральная тюрьма в штате Нью-Джерси), на группу сидящих в РФ американцев, в том числе Клоцмана, но не нашли взаимности.

СМИ упоминали, что Илья Клоцман, которого они называли отцом Геннадия, проходил в 1995 году в США по одному из больших "бензиновых дел", в которых фигурировали советские эмигранты и их "носатые" кураторы-итальянцы. Илья давно на покое и живет во Флориде.

"Нигде не найдете ни одного документа!"

Ни Сейтер, ни его адвокат Джадд Бернстайн не отвечали на вопросы журналистов о том, сотрудничал ли он с властями, платит ли компенсацию потерпевшим и был ли вообще привлечен за аферу с акциями.

"Вы не найдете нигде ни единого официального документа, показывающего, что он был привлечен к суду или осужден за какое-либо преступление, помимо драки!" - уверял Бернстайн в 2007 году корреспондента New York Times.

Защитник был прав, хотя и лукавил: документы по биржевому делу бывшего москвича были много лет засекречены, поскольку власти не хотели засвечивать одного из своих самых продуктивных тайных осведомителей.

Передо мной, однако, лежит стенограмма судебного заседания, на котором Сейтер услышал свой приговор. Хотя в ней вымараны для конспирации несколько абзацев, видно, что Сейтер был образцовым агентом.

Он сразу признал себя виновным и работал на ФБР и другие силовые ведомства Америки с 1998 года, когда прокуратура завела дело, основанное на документах из бокса "Марины Шэп".

Приговорили Сейтера лишь в 2009 году. Как и в случае его отца Михаила Шеферовского, церемония была знаменательна тем, что обе стороны наперегонки превозносили Сейтера и просили судью не сажать его в тюрьму.

Заседание началось за упокой, а именно с сообщения сейтеровского адвоката Лесли Колдуэлла о том, что за две недели до этого его клиент снова попал в историю.

Когда они ехали с женой из ресторана, Сейтер понял, что малость перебрал, и завернул в парк с намерением посидеть в машине и очухаться. Ехавший мимо полисмен попросил его выйти из машины и дыхнуть в трубочку.

В результате Сейтера привлекли к суду за вождение в пьяном виде.

Начавшись за упокой, церемония продолжилась за здравие. Судья спросил, не хочет ли прокурор Тодд Камински что-то к этому добавить. Тот сказал, что "нет, ваша честь, помимо того, что, как бы ни прискорбен был этот инцидент, он никоим образом не умаляет исключительного сотрудничества Сейтера (с властями), которое началось в 1998 году и продолжалось почти до сегодняшнего дня".

Прокурор Камински пел Сейтеру дифирамбы и представил судье следователя ФБР Лео Таддео, который занимался делом о биржевом мошенничестве. Тот заявил, что Сейтер был ему образцовым помощником, откликался на все звонки, честно отвечал на все вопросы, никогда не преувеличивал из желания выслужиться, как часто делают осведомители, и, главное, объяснил ФБР механику афер с ценными бумагами, в которой оно сперва разбиралось слабо.

Тут судья вставил, что Сейтер помог склонить к сотрудничеству гангстера Фрэнка Коппу. Тот сделался первым мафиозо, изменившим клану Боннано, который до этого, казалось, имел иммунитет от осведомителей.

Чего нет в стенограмме, так это упоминаний о "Стингерах" и ЦРУ. Но, возможно, именно они закрашены в ней черным цветом.

Заслуги Сейтера перед правоохранительными органами были столь внушительны, что под конец судья приговорил его лишь к пустячному штрафу в 25 тысяч долларов, но не к лишению свободы и не к выплате компенсации потерпевшим, среди которых были пенсионеры и жертвы Холокоста.

Правда, у Сейтера забрали летний дом в Хэмптонах на Лонг-Айленде.

Память Трампа

В 2003 году, задолго до того, как Сейтер услышал приговор, он познакомился с Трампом и летал в Денвер, Форт-Лодердейл, Феникс и другие американские города, проталкивая потенциальные совместные проекты.

В 2006 году он возил по Москве Дональда-младшего и Иванку Трамп. Какое-то время у него имелась визитка, на которой было написано, что он старший советник Трампа.

Сейтер присутствовал на церемонии открытия башни "Трамп-Сохо" и позировал на сцене с Трампом.

Трамп иногда вообще отрицает знакомство с ним, а иногда называет его шапочным. "Если бы он сидел сейчас в комнате, я бы даже не знал, как он выглядит", - заявил будущий президент США три года назад в показаниях по одному гражданскому делу.

Когда в декабре 2015 года его спросило о Сейтере агентство Ассошиэйтед пресс, Трамп не мог его толком вспомнить. "Феликс Сейтер, мама родная, надо подумать, - сказал в ответ Трамп. - Я с ним не знаком".

Алан Гартен, юрисконсульт Трампа, сперва сказал телекомпании Эй-би-си, что у миллиардера "не было прямых отношений с Феликсом Сейтером" и что тот не был советником Трампа, но через несколько дней подтвердил, что визитка, на которой Сейтер числится именно в этой должности, подлинная.

Гартен оговорился, что она на самом деле ничего особенного не значит и что на рынке недвижимости принято оснащать брокеров визитками и звучными титулами для того, чтобы при первом знакомстве они произвели на клиентов внушительное впечатление.

Телекомпания Эй-би-си отмечает, что вскоре после этого изображения визитки Сейтера исчезли из интернета.

Гартен заявил Эй-би-си, что в 2007 году Трамп прочитал статью New York Times, в которой впервые излагалась подноготная Сейтера, и был поражен.

"Он понятия об этом не имел, - сказал юрисконсульт. - И Trump Organization, и Bayrock тогда услышали о прошлом Сейтера впервые".

По его словам, Трамп немедленно "порвал все связи" с Сейтером. Но Гартен не отрицает, что и после этого его фирма продолжала рассматривать сделки, предложенные Сейтером. "Мы оцениваем сделки, а не посредника", - объяснил он.

Новости по теме