Венесуэльцы бегут из охваченной кризисом страны в Бразилию

Камеро
Image caption Раз в три дня Уильям Камеро пересекает пограничную реку, чтобы купить сахар для своей лавки мороженого

Венесуэльские переселенцы пытаются начать новую жизнь в приграничном городе Пакарайма, расположенном в соседствующем с Венесуэлой бразильском штате Рорайма. Однако их будущее в Бразилии весьма туманно.

Индивидуальный предприниматель Уильям Камеро вытаскивает пачки купюр из своего сине-жёлто-красного - по цветам венесуэльского флага - рюкзака.

За каждую пачку в 50 тыс. боливаров на чёрном рынке дают меньше шести американских долларов.

Камеро достаёт пачку за пачкой. 25 пачек образуют собой башенку из венесуэльских боливаров.

Однако невиданный обвал валюты его родной страны привёл к тому, что на внушительно звучащие 1,25 млн боливаров в соседней Бразилии он может купить лишь 14 мешков сахара.

В Сьюдад-Боливаре, что в 12 часах езды на машине от бразильской Пакараймы, Уильям - довольно преуспевающий мороженщик.

Раз в три дня он пересекает границу, чтобы затариться продуктами, которые уже не купить в Венесуэле.

Image caption Многие венесуэльцы сутками ожидают разрешения на работу в Боа-Висте - столице штата Рорайма

Инфляция в боливарианской республике давно вышла из-под контроля, а раз так, то с каждой новой поездкой ему приходится везти с собой всё больше наличности - притом, что на шоссе нередки случаи ограблений.

"В Венесуэле не живут, а выживают. И это знают все, - вздыхает Камеро. - Хочешь жить - езжай в другую страну".

"Не свести концов с концами"

Три часа живописной дороги на юг от Пакараймы, и вы в Боа-Висте, столице штата Рорайма.

Каждый день с шести утра у местного полицейского управления выстраиваются очереди из венесуэльцев, пытающихся получить бразильские документы.

По официальным данным, за первые шесть месяцев этого года 6438 венесуэльцев попросили убежище в штате.

При этом за весь прошлый год таких прошений было 2312, а за позапрошлый - лишь 280.

Image caption Хорхе хочет найти работу, жильё и обзавестись семьёй в Бразилии

У входа в миграционный центр установлены две стойки. Стоящие за ними люди за полтора доллара помогают прибывающим заполнять анкеты.

21-летний Хорхе написал в анкете, что хочет остаться в Бразилии, поскольку на родине - ни еды, ни работы.

"Не свести концов с концами: власти говорят, что оппозиция убивает людей, но они сами убивают", - возмущённо говорит юноша.

Теперь же Хорхе хочет найти работу, жильё и обзавестись семьёй в Бразилии. В Венесуэлу он возвращаться не хочет.

"Авенида Венесуэла" - шоссе, соединяющее Боа-Висту с венесуэльской границей. На каждом пограничном КПП можно встретить венесуэльцев, бегущих от лишений на родине.

Один мужчина повесил себе на шею табличку: "Ищу работу".

Image caption Делия надеется, что в Бразилии она сможет хотя бы прокормить своих детей

Делия Фариас моет стёкла машин, чтобы прокормить своих двух детей. У женщины высшее образование, но другой работы нет.

"Я думаю о будущем детей, о том, чем их кормить, и надеюсь, что они не умрут с голоду. Нужно платить за лекарства, если они заболеют, а в Венесуэле ничего не получишь", - говорит Делия.

"Не оглядывайся назад"

22-летнюю Клаудию (это не настоящее ее имя) я встретила у рынка в центре Боа-Висты. Клаудия стояла на углу с подругами, они болтали и смеялись. На её жилетке красовалась надпись "Не оглядывайся назад".

Еще недавно она сидела дома с детьми в венесуэльском Матурине, но год назад переехала в Бразилию и осела в столице Рораймы. Недавно к ней приехали мать и дети.

Клаудия работает в местном квартале, который местные жители называют "Очента".

Ochenta по-испански - восемьдесят. Именно столько бразильских реалов (это около 25 долларов США) берут за свои услуги местные проститутки.

Image caption Некоторые из венесуэльцев ищут работу прямо на пограничных КПП

Но в бразильской экономике застой, и девушкам из Венесуэлы часто приходится довольствоваться меньшим.

Тем не менее, говорит Клаудия, такая работа в Бразилии дает ей возможность жить лучше, чем в Венесуэле.

"Здесь у нас хотя бы есть еда, в Венесуэле ее нет вообще", - говорит девушка.

Ее мать знает, чем занимается дочь. "Она не возражает, потому что так мы зарабатываем на жизнь", - добавляет Клаудия.

Давление на власти

Власти Рораймы уже полгода ломают голову над тем, как справиться с возрастающим потоком переселенцев.

В декабре им пришлось приспособить под жилье для мигрантов гимназию в Боа-Висте.

Поселившиеся здесь семьи венесуэльских переселенцев держат свои вещи в пластиковых мешках и спят на бетонном полу. Так здесь живёт около 300 человек.

Оскар Родригес, принадлежащий к коренной венесуэльской народности варао, приехал сюда с женой и четырьмя детьми. Он ночует под чёрным навесом из брезента во дворе гимназии.

Image caption Семья Оскара Родригеса ночует под навесом из брезента во дворе гимназии

Оскар мечтает о работе в Боа-Висте, но рынок труда в городе невелик, а для венесуэльцев, с трудом понимающих португальский, вакансий в столице Рораймы совсем мало.

"Мы не думаем, что кризис в Венесуэле скоро закончится. Мы опасаемся, что все больше людей будут приезжать к нам, и вскоре мы не сможем им помогать вовсе", - говорит Дориедсон Рибейру из комиссии по ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций и стихийных бедствий Рораймы.

Пока нет признаков того, что число переезжающих сюда венесуэльцев будет сокращаться.

И хотя будущее сотен людей, живущих в этом приюте, совершенно неясно, такая жизнь, по их мнению, все же лучше, чем остаться в Венесуэле.

Новости по теме