Как пытались оспорить статью об экстремизме до Антона Носика

Антон Носик Правообладатель иллюстрации TASS
Image caption Антону Носику отказали в жалобе на статью, когда он еще был жив - 27 июня

Конституционный суд России решил не принимать к рассмотрению жалобу блогера Антона Носика на норму Уголовного кодекса о возбуждении ненависти и вражды. Носик жаловался, что статья позволяет привлечь лицо к ответственности за высказанное мнение, используя неопределенные понятия "социальная группа" и "мотивы ненависти либо вражды".

Это решение об отказе в рассмотрении жалобы на 282 статью "возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства", судя по базе суда, стало четвертым с 2008 года.

Именно по этой статье Носика приговорили к штрафу за пост в "Живом журнале" под названием "Стереть Сирию с лица земли".

КС ответил Носику, что правовая норма, которую заявитель ставит под сомнение, "является частью механизма охраны общественных отношений, гарантирующих признание и уважение достоинства личности независимо от каких-либо физических или социальных признаков".

"Если гражданин, осуществляя свои конституционные права и свободы (включая свободу мысли и слова, свободу творчества), вместе с тем нарушает права и свободы других лиц и такое нарушение носит общественно опасный и противоправный характер, то он может быть привлечен к публично-правовой, в том числе уголовной, ответственности, которая преследует цель охраны публичных интересов", - говорится в решении.

Отказ Конституционного суда Антон Носик получил еще при жизни - 27 июня. 9 июля он умер.

Другие попытки

В 2009 году оспорить конституционность статьи пытался пресс-секретарь монархической организации "Союз русского народа" Виктор Чулкин из Хабаровска.

В жалобе в КС Чулкин утверждал, что "в силу своей недостаточной формальной определенности статья не может отграничить запрещенные ею деяния от допустимой свободы выражения мнений".

КС тогда пояснил, что российская конституция, провозглашая право каждого человека на свободное выражение своего мнения, в то же время предусматривают, что всякое выступление в пользу национальной, расовой или религиозной ненависти, представляющее собой подстрекательство к дискриминации, вражде или насилию, должно быть запрещено законом.

Чулкина осудили по 282 статье на три года колонии общего режима - с учетом прошлых судимостей.

В 2011 году екатеринбуржец Алексей Никифоров попытался доказать КС, что статья нарушает его права. Никифоров оставался членом "Национал-большевистской партии" после ее запрета в 2007 году, и активно участвовал в ее деятельности. Его осудили по части 2 статьи 282 - "организация деятельности экстремистской организации" - за то, что вывесил у екатеринбургского офиса "Единой России" растяжку с надписью "Хватит Путина".

Пытаясь оспорить ту часть статьи, по которой его осудили, Никифоров жаловался, что она "не обладает достаточной правовой определенностью" и "допускает возложение ответственности за индивидуальные действия, не связанные с участием в деятельности организации, запрещенной судебным решением".

Но КС пояснил ему, что конституция, признавая право на объединения и гарантируя свободу деятельности общественных объединений, запрещает те из них, "цели или действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности РФ, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни".

В 2015 году в Хабаровске начался суд над Михаилом Жуковым за ролик, размещенный на странице в социальной сети. Уголовное преследование Жукова прекратили за истечением срока давности, однако в 2016 году он все равно обратился в КС, пытаясь оспорить 282 статью.

Жуков жаловался, что статья допускает привлечение к уголовной ответственности за распространение материалов, не связанных с экстремистской деятельностью, а также за агитацию, пропаганду и распространение материалов и информации, в которых отсутствуют призывы, возбуждающие насилие по отношению к представителям какой-либо национальной, религиозной или расовой группы.

Суд возразил: хотя конституция и провозглашает право каждого беспрепятственно придерживаться своих убеждений и на свободное выражение мнения, включая свободу искать, получать и распространять всякого рода информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ, осуществление этих прав и свобод может быть сопряжено с определенными ограничениями.

Они существуют для защиты интересов национальной безопасности, территориальной целостности или общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья и нравственности, пояснил суд.

Правообладатель иллюстрации Сорокин Донат
Image caption "Ловец покемонов" Руслан Соколовский - один из осужденных по статье 282

В целом во всех случаях отказа формулировки схожи: если лицо, осуществляя свои права, ущемляет права других, и это ущемление общественно опасно и противоправно, виновный может быть привлечен к публично-правовой (в том числе уголовной) ответственности.

Противоречивую статью 282 предлагали отменить депутаты от ЛДПР. Депутаты в законопроекте призвали признать статью утратившей силу, отмечая, что размытое определение экстремизма, которое в ней содержится, можно при желании применить к почти любому публичному действию или высказыванию.

Судьба этого законопроекта неизвестна. Зато готовится к первому чтению другой законопроект от депутатов ЛДПР Сергея Иванова и Сергея Маринина о внесении изменений в статью. Депутаты предлагают дополнить часть первую статьи квалифицирующим признаком - общественно опасными последствиями, наступившими в результате деяния.

Антон Носик точно не последний, кто хотел оспорить статью 282. Недавно о решении пожаловаться на нее в Конституционный суд заявил националист Александр Поткин. Решения по его жалобе пока нет.

Новости по теме