Навальный vs Стрелков: как подружиться с правыми, не потеряв поддержки левых

Молодые люди - сторонники Навального Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Алексея Навального на выборах 2018 года готовы поддержать многие. Сколько их останется, если он вновь подружится с националистами?

В четверг вечером должны состояться дебаты оппозиционера Алексея Навального и Игоря Стрелкова, который принимал активное участие в военных действиях на территории Донецкой и Луганской областей Украины.

Дебатировать будут по вопросам борьбы с коррупцией, отношений России с Западом, а также статуса Крыма и самопровозглашенных "республик" на востоке Украины.

Стрелков идет на дебаты, по его собственным словам, чтобы доказать, что Навальный не является ни оппозиционером, ни националистом, и уж точно и патриотом России.

В предшествующие дебатам дни Навальный объявил, что будет бороться в том числе и за здоровый националистический электорат.

В прошлом лидер Фонда по борьбе с коррупцией уже боролся за поддержку националистов - ходил с ними на "Русские марши", предлагал перестать "кормить Кавказ", делал громкие заявления после событий в московском Бирюлеве. Даже среди "ядерного" электората реверансы в сторону националистов поддерживают не все, а либеральных сторонников Навального они откровенно пугают.

В связи с этим не может не возникнуть вопрос о необходимости (помимо обычного пиара) красоваться в телевизоре с человеком, гордящимся тем, что он развязал войну на востоке Украины. Неясно также, как отвечать на вопрос о принадлежности Крыма так, чтобы обрадовать националистов и не оттолкнуть заметную часть либерального электората. Да и так ли важна Алексею Навальному националистическая часть электората, возглавить которую он при всем желании не сможет? Об этом обозреватель Би-би-си Михаил Смотряев беседовал с политологом Николаем Петровым.

Николай Петров: Вопрос в том, удастся ли возглавить националистический электорат стратегически, на долгосрочной основе. Ситуативно привлечь какую-то часть этого электората на свою сторону Навальный, конечно, смог бы. Можно вспомнить протесты 2011-12 годов, где националистический электорат был довольно существенной частью, а, начиная с 2014 года, значительная его часть, хотя и не весь, перешла в ряды сторонников Кремля.

Сегодня речь идет не столько о тех, кто поддерживает Стрелкова, а о тех, кто ситуативно отклонился в сторону Кремля, но в принципе может поддержать Навального. И в этом смысле его политический расчет, мне кажется, достаточно рационален. Другой вопрос, как его удастся реализовать.

Би-би-си: Комментаторы сходятся на том, что дебаты - это "разговор слепого с глухим", принципиальных сторонников Стрелкова и Навального переубедить не удастся. Главным образом речь идет о колеблющихся. Насколько их много?

Н.П.: Мне кажется, что это не столько диалог между двумя группами электората, сколько попытка Навального выйти за пределы той электоральной ниши, в которой он сегодня находится. Для любого политика такая попытка чревата определенными опасностями. То есть, пытаясь привлечь тех, кто не в рядах его сторонников, Навальный рискует потерять своих сторонников сегодняшних.

Но, по-видимому, в положении Навального, когда он после ряда событий стал единственным реальным сильным оппозиционным кандидатом, расчет на то, что удастся каким-то образом привлечь часть потенциальных избирателей из националистической части спектра, перевешивает опасения потерять какую-то часть своих нынешних сторонников. Мне кажется, в этом смысле эти дебаты для Навального - это хорошая трибуна, хороший информационный повод. Это не столько его соперничество в риторике с конкретным человеком по имени Игорь Стрелков, сколько попытка совершить экспансию в ту часть электората, которая, в общем, уже достаточно давно Навальным каким-то образом окучивалась, но сегодня не является его сторонниками.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption На демонстрациях и несанкционирванных митингах националисты охотно готовы постоять за себя и свои убеждения

Би-би-си: Получается, Навальный рассудил, что от крепких ребят в спортивных костюмах до выборов, а главное, после них ему больше пользы, чем от городских офисных работников?

Н.П.: Думаю, да, конечно, но здесь есть очень серьезный риск. Начиная с 2014 года лидеры националистического электората подвергались гораздо большему давлению со стороны власти, чем какие бы то ни было другие политики, и понятно, почему: здесь Кремль ощущает для себя непосредственную угрозу. Эксплуатируя националистические настроения, он опасается, что утратит контроль за этой важной, активной и инициативной частью потенциальных избирателей и уж точно участников разного рода акций, включая протестные.

Поэтому мне кажется, что, идя на эти дебаты, Навальный берет на себя большой риск, наступая в очередной раз на самую больную мозоль Кремля.

Би-би-си: Что рискует потерять Навальный в смысле поддержки, которая у него уже есть? Он - толковый оратор, и какая-то часть националистов, возможно, его речами и впечатлится. Но и претензии к его ситуативным, подчеркнем, союзам с националистами уже высказывались не однажды. Не кажется вам, что в попытке присоединить еще несколько сторонников он рискует лишиться значительной части своей электоральной базы?

Н.П.: Такой риск есть. Есть риск и другого рода, сопряженный с попыткой апеллировать к одной части аудитории, но при этом не потерять и другую. А обе части аудитории могут в результате оказаться недовольными, и можно потерять то, что есть, не приобретя ничего нового. До сих пор, однако, мы видели, что Навальный обладает очень хорошими политическими инстинктами и всегда находит способ таким образом формулировать свои мысли, что в конечном счете это приносит ему позитивный результат.

С другой стороны, мы недавно видели, что как раз то слабое с точки зрения Кремля место, на которое он пытался нажимать - это как раз связь Навального с националистическим электоратом, националистические заявления самого Навального в прошлом и так далее. Недавно выпущенный ролик очевидным образом не сыграл нужной роли для тех, кто его снимал, но сегодня внимание будет приковано к Навальному, и любое его неосторожное слово или заявление способно в будущем превратиться в инструмент в руках его противников.

Но ситуация сегодня такова, что интерес к проблеме, которая будет обсуждаться, укрепляется и самой жизнью, и чьими-то политтехнологическими усилиями. Заявления о Малороссии и тому подобные вновь привлекли повышенное внимание к происходящему на востоке Украины, а это как раз те сюжеты, которые, как я понимаю, Стрелков будет обсуждать с Навальным. В этом смысле можно говорить о том, что аудитория немного "разогрета", и это не только те, кто сегодня активно поддерживает того или иного участника дебатов, но и многие другие люди, которые не преминут посмотреть на высказанные на этих дебатах позиции.

Правообладатель иллюстрации Новиков Максим
Image caption Навальный раньше уже участвовал в совместных акциях с националистам

Би-би-си: Но идти на дебаты со Стрелковым, не имея однозначного ответа на вопрос, чей Крым, бессмысленно. Но это некая линия водораздела: по одну сторону та часть электората, которую Навальный пытается завоевать, по другую - те, кто в случае, если им не понравится ответ на этот вопрос, с Навальным распрощается. Стоит ли игра свеч?

Н.П.: Это правда, попытка ответить на вопрос о Крыме сопряжена с очень серьезными рисками. С другой стороны, понятно, что невозможно претендовать на участие в высшей лиге российской политики, не отвечая на этот вопрос конкретно. Можно считать, что Навальный идет на некоторое опережение, заявляя о своей позиции до того, как ему все равно придется это сделать, потому что, не говоря на эту тему ничего или уходя от конкретных ответов, он не сможет ни сохранить, ни, тем более, приумножить свой электорат.

Би-би-си: Можно ли говорить, что Навальному удалось втиснуться в эту высшую лигу российской политики?

Н.П.: Я думаю, можно с определенностью говорить о том, что Навальный - второй по независимости и известности политик в стране после президента. И в этом смысле он позиционирует себя как полноценный участник вот этой вот высшей лиги. Мы видим, что Навальный сегодня - это единственный реальный кандидат на президентских выборах, который все время действует в информационном пространстве, инициирует какие-то яркие, заметные движения, поступки, заявления, при том, что он - единственный из обоймы упоминающийся в связи с выборами кандидатов, который юридически сегодня не имеет права в этих выборах участвовать.

Он уже навязывает свою игру, и его успехи, в частности, успехи по созданию сети в регионах, созданию большого корпуса волонтеров по сбору подписей и так далее, очень велики. То, что президентские выборы идут, мы видим сегодня только по Навальному, мы ждем заявления Путина о том, будет ли он в них участвовать, а все остальные кандидаты присутствуют очень пассивно и формально.

Би-би-си: Но шум, создаваемый Навальным вокруг своей персоны, еще не делает его политиком.

Н.П.: Мне кажется, что как о серьезном, федерального уровня политике о Навальном стало возможным говорить уже после 2013 года, когда он показал неожиданно высокий результат и удивительно красиво выстроенную кампанию на выборах мэра Москвы. С тех пор он пользуется каждым поводом, чтобы сохранять и укреплять свою позицию. Конечно, справедливо делать ему заслуженные упреки, но надо понимать, что наша "политика" такова, что, кроме единственного авторитетного и популярного лидера, все остальные политики, лидеры крупнейших партий выступают в гораздо менее серьезной и менее отвечающей определению политики роли, чем Навальный. Чем он хуже, скажем, Жириновского, Зюганова и Миронова?

Он уникален в том смысле, что он смог, в отличие от всех них и всех так называемых оппозиционных политиков, которые сегодня еще на слуху, добиться своего статуса в отсутствие публичной политики как таковой и не занимая никакой позиции в системе управления, то есть не будучи бывшим премьером, вице-премьером или кем-то еще.

Новости по теме