Когда директор мужской тюрьмы женщина, да еще и психолог

Pia Sinha

Управлять мужской тюрьмой - дело непростое. А если вы к тому же не совсем отвечаете стереотипному представлению о том, как должен выглядеть начальник тюрьмы, то задача еще больше усложняется. Как же со своей работой справляется директор английской тюрьмы Ризли Пия Синха? Корреспондент Би-би-си Шивонн Тай отправилась туда, чтобы это выяснить.


"Вы чего тут, вы чего тут ходите?" - перекрывая тюремный гвалт кричит нам один из заключенных, находящийся по ту сторону железных ворот. Он уже увидел у меня микрофон и хочет немедленно выяснить, в чем дело.

Показывающая мне свои владения начальник тюрьмы Ризли Пия Синха останавливается, чтобы с ним поболтать. "Эта тюрьма - дерьмо", - говорит заключенный.

Вот уже почти год 44-летняя Пия Синха руководит этим учреждением, и когда эта миниатюрная женщина представляется начальником тюрьмы, многие не могут поверить.

"У многих глаза на лоб лезут, а некоторые даже открыто говорят: вы не то, что я ожидал увидеть", - говорит она и добавляет, что ее это не обижает, напротив, она воспринимает это как комплимент.

Когда ее карьера в пенитенциарных учреждениях только началась, а это было 20 лет назад, то все ее друзья и близкие были в ужасе. Раньше им не приходилось слышать таких историй, которые стала приносить с работы Пия Синха.

Даже сегодня, говорит она, к этой атмосфере нужно привыкать, поскольку заключенные частенько выкрикивают в ее адрес грубые вещи, что она рассматривает как браваду.

"Все это может пугать и огорчать, но мне необходимо чувствовать себя уверенно, когда я хожу по отсекам", - поясняет директор.

Под воздействием

В мужской тюрьме Ризли, находящейся неподалеку от Манчестера в английском графстве Чешир, содержатся те, кто довольно скоро будет отпущен на свободу.

В 2016 году в этой тюрьме в ходе инспекции был выявлен целый ряд просчетов. В частности, в отчете говорилось, что в тюрьме царит обстановка запугивания и 20% заключенных не чувствуют себя в ней спокойно.

Пия Синкха говорит, что это был честный и своевременный отчет, сделанный до того, как она заступила в должность, и для нее лично это означало, что, придя в Ризли, она уже четко представляла себе, что нужно будет сделать.

"В Ризли порой царит полный хаос", - признается она. Одна из главных задач, стоящих перед ней и ее сотрудниками - совладать с "эпидемическим", как она говорит, уровнем использования заключенными новых психотропных субстанций, известных как "легальные наркотики", в том числе спайса, который вызывает сомнамбулический ступор.

Я наблюдаю, как Синкха при мне разговаривает с некоторыми своими сотрудниками. Надзиратели говорят ей, что трое из заключенных уже приняли сегодня спайс, а еще даже время обеда не наступило. Никто в этой тюрьме от этого наркотика не умер, но в других такие случаи бывали.

"Ты видишь тут людей, находящихся под воздействием легальных наркотиков, и если внешне с ними все нормально, то ты оставляешь их в покое", - говорит директор. Хотя часто бывает, что кому-то становится плохо, и тогда приходится прибегать к помощи специалистов.

Потом она разъясняет, что механизмы доставки наркотиков в тюрьму очень разнообразны и хитроумны, и сотрудники постоянно борются с непрекращающимся потоком запрещенных субстанций. "Постоянно", - повторяет она.

Непредсказуемое место

Зачастую для этого используют дроны, которые иногда перехватываются надзирателями.

"Мы неплохо умеем обнаруживать дроны, все лучше и лучше. У нас тут даже работает специальный человек, исключительно для того, чтобы смотреть на небо. Так что мы их перехватываем, но это постоянная борьба", - говорит Пия Синха.

Что говорить, тюрьма - это место, где непредсказуемое может случиться чуть ли не каждый день, и задача директора - уметь управлять кризисной ситуацией.

Синкха и ее сотрудники должны уметь справляться со случаями членовредительства, насилия, травли и антисоциального поведения.

Многое из перечисленного, говорит директор, является прямым следствием употребления наркотиков.

Но бывают и смешные моменты. Накануне нашей с ней встречи, когда я позвонила, чтобы окончательно договориться о времени интервью, Синкха не могла говорить, поскольку возникла нештатная ситуация: заключенный влез на дерево.

Был жаркий день, и один из обитателей просто не захотел уходить после зарядки во дворе внутрь и залез на дерево.

Потенциально подобная ситуация может перерасти во что-то серьезное, поэтому тюрьма тут же перешла на командный режим, и специально обученный сотрудник персонала в конце концов уговорил смутьяна слезть, рассказывает директор.

"Для нас это было уроком, что нам бы надо спилить ветки, чтобы нельзя было забраться на дерево", - признается она.

Когда мы проходим по тюрьме, то Синкха постоянно отпирает и запирает входы и выходы в отсеки. Для сотрудников тюрьмы ключи и подсумок для них становятся частью тебя, поясняет она.

"Это просто как продолжение тебя. Когда я только пришла сюда работать, то уже дома все время пыталась себя "отпереть" и "запереть" в спальне - настолько уже к этому привыкла", - смеется Синкха.

Управляющая пленница

Пия Синкха начала свою карьеру в качестве психолога в известной лондонской женской тюрьме Холлоуэй, которая была закрыта летом 2016 года. Затем она работала как в женских, так и в мужских тюрьмах и исправительных заведениях для несовершеннолетних, а впервые директором стала в другой мужской тюрьме - Торн Кросс, тоже в графстве Чешир.

По мере карьерного роста Синкха стала проводить меньше времени с заключенными и больше с сотрудниками в качестве менеджера.

"Даже несмотря на то, что Торн Кросс была мужской тюрьмой, там было где приложить мои основные женские навыки и умения. Там было где проявить фантазию, потому что основной упор делался на реабилитацию, - рассказывает она. - Но когда я пришла в Ризли, то мне пришлось как бы начать сначала, потому что здесь царила исключительно мужская культура, и это требовало мужских навыков".

"Мне пришлось [научиться] четко излагать свои требования. Когда тебе надо проявить себя в качестве сильного лидера, то места для обсуждений, для диалога уже не остается", - поясняет Синкха.

Не чувствует ли она порой, проводя день за днем в обстановке хорошо охраняемого исправительного учреждения, что она и сама становится невольной пленницей, а не управляющей?

"Да, порой, - отвечает моя собеседница. - Нельзя принести на работу свой сотовый телефон. Нельзя заняться своими делами даже во время обеденного перерыва или в свободную минуту. У нас есть своя собственная внутренняя интрасеть, но в интернет доступ ограниченный. Защиты стоят очень и очень мощные".

Тюрьма, говорит Пия, захлопывает для тебя внешний мир, тогда как мир снаружи остается в блаженном неведении по поводу того, что происходит внутри этих стен.

Знать, как управляться с неспокойными, страдающими от скуки заключенными, которые говорят тебе в лицо, что твое заведение - "полное дерьмо", это часть работы управляющего тюрьмы.

Сикха на этот выпад задает вопрос, не трудно ли этому человеку справляться. Нет, дело не в этом, говорит он в ответ. Тогда она спрашивает, откуда его сюда перевели. "Я был в куче разных тюрем. Семь лет уже отсидел", - отвечает заключенный.

Директор спрашивает, может ли она что-то для него сделать, учитывая, что он не работает и все время проводит взаперти за решеткой. Он вдруг вежливо отклоняет ее предложение.

"Не, все нормально", - говорит заключенный. "Хорошего дня", - бросает он ей вслед, как будто это просто прохожий на улице.

Новости по теме