Сокращение вредных выбросов: сколько еще протянет дизель?

"Пистолеты" на автозапарвочной станции Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Британское правительство предлагает сделать так, чтобы "пистолеты" автозаправок остались только в музеях

Ассоциация германских автопроизводителей (VDA) договорилась с ведущими политиками Германии о мерах по сокращению вредных выбросов дизельных автомобилей.

Саммит VDA в Берлине продолжается. Некоторые обозреватели даже предрекали, что, вслед за Великобританией и Францией немцы объявят о прекращении продаж автомобилей с двигателем внутреннего сгорания с 2040 года.

Однако этого не произошло: в автоиндустрии Германии заняты 800 тысяч человек, это важная отрасль немецкой экономики, и никаких обязательств автоконцерны принимать на себя пока не будут.

Даже при том, что суд в Штутгарте - столице Mercedes-Benz и Porsche и одном из самых загрязненных немецких городов, - на днях поддержал запрет на въезд в город устаревших дизельных автомобилей.

Немцы в этом не одиноки: в Лондоне с 23 октября водители автомобилей, не отвечающих стандарту Евро 4 и выше, будут платить за удовольствие въехать в центр города 10 фунтов.

Париж, Мадрид, Афины и Мехико обещают к 2025 году вообще искоренить дизельные автомобили на своих улицах. Аналогичные планы продвигает и мэрия Осло.

Наступление на дизельный двигатель приобретает характер тотальной войны. Особенно приятно находиться по эту сторону баррикад тем, кто слушал советы британского, да и не только, правительства покупать автомобили с дизелем - как более экономичные и менее вредные.

Однако, как считает бывший заместитель главного редактора журнала "За рулем", а ныне - пилот раллийной команды "Газ Рейд Спорт" Вячеслав Субботин, говорить о полном исчезновении дизеля преждевременно. С ним беседовал владелец дизельного внедорожника Михаил Смотряев.

Вячеслав Субботин: Разговоры о кончине дизельного двигателя преждевременны и вообще несостоятельны. Дизельный мотор эффективнее бензинового, у него выше КПД, он использует топливо с большей теплотворной способностью. Это физика, ее обмануть нельзя.

Да, есть проблемы с токсичностью выбросов. Но они решаемы, сегодня-завтра их решат. И в конце концов гораздо быстрее решить задачу с токсичными выбросами, чем сконструировать совершенно новую батарею, которая обеспечит электромобилям такой же запас хода, как ДВС. Пока этого не произошло, и все ждут чуда - вот сейчас построят такую батарейку. Да не построят ее! Нет ее, не существуют, те батареи, что есть в телефонах - это все, чем нам приходится довольствоваться.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Сколько батареек нужно, чтобы в один присест перевезти столько алмазоносной породы?

Поэтому дизельный мотор будет существовать. Положим, его не будет в Париже, в Лондоне, в Осло, потому что старые двигатели действительно засоряют город, это видно. Но это проблема, скорее, обслуживания и ремонта. За этим особо не следят: ну пыхает этот мотор - и славно, черный дым из выхлопной труды - да и ладно! А на самом деле, если все настроить, то все будет хорошо.

Европа - это не весь мир. Дизельный двигатель будет востребован, он эффективен, экономичен, у него большой ресурс, у него отличные характеристики для тяжелых автомобилей, в первую очередь, грузовых, и полноприводных легковых. С бензиновым мотором в грязь не сунешься, а дизель вывезет и в трудной ситуации.

Би-би-си: ВЕвропе уповают на то, что "трудных ситуаций" вскоре не останется. Вообще возникает ощущение, что автопроизводители в той или иной форме идут на поводу у общественного мнения. Пять лет назад правительство Великобритании умоляло граждан покупать дизельные машины, потому что они производят меньше углекислого газа. Теперь внезапно оказалось, что главный враг - азотистые соединения в дизельном выхлопе, всех пересаживают обратно на бензин, а в перспективе - и вовсе на экологически чистую конную тягу. Сто лет назад автомобильные компании вершили судьбы Америки. Теперь же все наоборот. Что сталось, например, с водородными двигателями?

В.С.: Автомобильными компаниями, как бизнес-структурами, движет жажда наживы, и не более того. Общественное мнение их не слишком беспокоит, они будут делать то, что выгодно. Да, есть законы, которые трудно обойти. Ну, значит, там, где половина территории закатана в асфальт - там будут бензиновые двигатели, а там, где нет - автомобильные компании, которые вложили в дизель огромные деньги, будут их отбивать, и будут зарабатывать. Значит, дизельные машины будут продавать в Азию, в Африку, в Россию, туда, где в них есть реальная необходимость.

Знаете, это как с атомными электростанциями: можно во весь голос орать, что они с минуты на минуту взорвутся, но эффективность их высока, и самые развитые страны, те, кто смотрят в будущее, все равно занимаются ядерной энергетикой. Отказаться от нее - значит пойти на поводу у неучей. Так что дизельные двигатели никуда не денутся и будут продолжать развиваться.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption За будущее нефтяных компаний можно не опасаться?

Би-би-си: К вопросу о развитии: как не вспомнить нефтяные кризисы 70-х годов, в результате которых вместо, грубо говоря, трех скоростей в коробке передач у современного автомобиля как минимум шесть, а то и все девять. Если запретить дизели, а потом и вообще ДВС, то автоконцернам придется разрабатывать новые технологии и вкладывать в них куда больше, чем сейчас. Тогда, глядишь, и батареи новые появятся…

В.С.: Электрические автомобили - это будущее, вне всякого сомнения. Они эффективны, они требуют меньше обслуживания, они экономически более целесообразны. Не надо масло менять, не надо зазоры в клапанах регулировать, тормоза проверяй - и все. Посмотрите на Китай: половина Пекина ездит на электромобилях, а про скутеры и говорить не приходится. Только это эффективно для малых транспортных средств, для езды по городу.

А вот Америка показала, в каком направлении нужно двигаться сегодня и завтра. Они сделали грузовик Nikola One, названный в честь Никола Теслы. Он работает на водороде. Причем водородом заправляются баллоны, а генератор, используя этот водород и соединяя его с кислородом, производит электроэнергию, питающую электромоторы. Американцы уже начали строить водородные заправки. Вот по какому пути пойдет прогресс. Электрические машины - это так, по городу прошвырнуться, километров 40, а потом ищи розетку, да и время зарядки очень долгое. Презентация Nikola One прошла практически незамеченной, но, я думаю, легковые автомобили вскоре тоже начнут строить по этому принципу.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Автомобили на водородных ячейках пока не могут составить конкуренцию электромобилям, хотя и превосходят их по многим показателям

Би-би-си: Лет пять-шесть назад Honda обкатывала легковые автомобили на водородном топливе в Калифорнии. Но современный мир, при его уровне автомобилизации, устроен так, что просто гениальной новой технологии недостаточно, под нее требуется инфраструктура - те же водородные заправки. Вот на днях Volvo объявила, что в 2019 году перестанет выпускать автомобили с двигателем внутреннего сгорания. Если бы за ней последовали все другие крупные автопроизводители, предложив сопоставимую альтернативу, то те же водородные заправки расплодились бы куда быстрее. Но автоконцерны этого не делают.

В.С.: В Америке эта инфраструктура появится, я не сомневаюсь, в первую очередь благодаря Nikola One - эта машина перевернет грузовые перевозки. Так что заправки будут. А будут заправки - появятся и легковые автомобили. Америка покажет нам, как нужно ездить.

Volvo может заявлять, что угодно: за их спиной стоят китайцы, огромный концерн Gee. Gee делает хорошие электромобили для города, у них есть потенциал, но он все равно ограничен. От двигателя внутреннего сгорания пока отказаться нельзя, ни по экономическим причинам, ни по эксплуатационным.

Би-би-си: Сколько, по-вашему, еще отмеряно ДВС в его современной форме?

В.С.: Я думаю, довольно долго. Предполагаю, лет 50 еще точно.

Новости по теме