"Аль-Джазира" и другие медиа-гиганты: каково их влияние в век интернета?

Бюро "Аль-Джазиры" в Иерусалиме Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Бюро "Аль-Джазиры" теперь не будет и в Иерусалиме

Власти Израиля тоже собираются закрыть бюро "Аль-Джазиры" в стране, как это уже сделали Саудовская Аравия и Иордания.

Телеканал обвиняют в поддержке терроризма, однако многие аналитики полагают, что истинная причина - это излишнее, не по ранжиру, влияние в регионе, которое телекомпания принесла маленькому Катару, на чьи деньги и содержится "Аль-Джазира".

Уничтожение телеканала - одно из главных требований в дипломатической войне монархий Персидского залива против Катара, ведущейся уже несколько месяцев.

Но неужели один телеканал, будь то "Аль-Джазира" или RT, пусть и живущий за государственный счет, может в век интернета и локальных новостей оказывать решающее влияние на международную повестку дня? Особенно при том, что зачастую сами телеканалы пользуются контентом, произведенным своей аудиторией?

Обозреватель Би-би-си Михаил Смотряев беседовал с научным сотрудником университета Лидса, культурологом и специалистом по современным медиа Владом Струковым.

Влад Струков: "Аль-Джазира", RT, Sputnik, CCTV - это международные телевизионные или медиа-форматы, которые задают тон в международной общественной повестке. Есть две категории: к одной принадлежит, например, Всемирная служба Би-би-си, Deutsche Welle, а в другой категории как раз находятся "Аль-Джазира", RT, может быть, китайские медиа-компании тоже. Разница в том, что первые появились в период, когда не было интернета, это очень важно помнить. Вторые появились в эпоху интернета, они функционируют по-другому, у них другой бренд, другая аудитория и другая повестка дня. То есть попытку запретить "Аль-Джазиру" можно интерпретировать отчасти как политический жест, но можно и как конфликт медиа старой эпохи вещательного телевидения и медиа новой, поствещательной эпохи.

"Аль-Джазиру" и RT характеризует то, что они работают с контентом, который прежде всего существует в интернете, а уже потом транслируется по другим источникам, в то время как у Си-эн-эн или Всемирной службы Би-би-си есть традиция центрального вещания и предоставления "узкого" взгляда на мир. Этот конфликт происходит на самых разных уровнях.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Журналистов "Аль-Джазиры" в разное время обвиняли в разных грехах, включая поддержку запрещенных "Братьев-мусульман" в Египте

Би-би-си: Хорошо было сто лет назад, когда, кроме Би-би-си, ничего не было. Сегодня новости производят все. Любой блогер с аудиторией в тысячу человек - это уже поставщик контента. И "Аль-Джазира", и RT в немалой мере добились своего успеха потому, что денег можно было не считать. Но теперь, когда, условно говоря, каждый - сам себе журналист, как они будут выживать?

В.С.: Вы сформулировали две ценные мысли. Первая - это множественность медиа и множественность информации, соответственно, пользователь имеет возможность выбирать любой ресурс или несколько для сравнения. Тут возникает второй очень важный момент: чем крупнее медиа-компания, тем больше у нее возможностей оказаться в топе новостей и воздействовать на то, как эти новости циркулируют. То есть, какая новость окажется, условно говоря, в выборке Google, зависит от популярности медиа-компании. Поэтому, с одной стороны кажется, что это монстры, и они могут умереть, с другой стороны, они действительно создают повестку.

Еще одна мысль, которая очень важна, это то, что "Аль-Джазира" поддерживается на государственном уровне. Это означает, что они могут раздавать свой контент бесплатно, в отличие от других компаний, вынужденных требовать деньги за свой продукт. Примером этого является Би-би-си, когда контент внутри страны и за ее пределами совершенно разный.

Би-би-си: Говоря о попадании в топ новостей, мы вновь подходим к вопросу о том, что изменились не только поставщики контента, но и его потребители. Непонятно, как крупные компании могут в таких условиях формировать повестку. Можно, конечно, предположить, что эти манипуляции с топом новостей проводят суровые ребята из Google, но при их общем количестве такое вряд ли возможно чисто математически.

В.С.: Когда контент раздается бесплатно, им легче делиться, чем тем, за который приходится платить, или который мы получаем через нишевые источники. Более того, и "Аль-Джазира", и RT характеризуются тем, что распространяют один и тот же контент на невероятном количестве платформ, чего не могут позволить себе коммерческие и иные организации, не имеющие господдержки. Это еще одна сторона конфликта.

Би-би-си: Если пофантазировать и предположить, что завтра все коммерческие компании единомоментно вымерлии остались только спонсируемые государствами монстры - что тогда?

В.С.: Я думаю, тогда пройдет реструктуризация оставшихся СМИ, новый этап приватизации, когда какой-то человек сможет консолидировать вокруг себя новостные потоки и выступить в качестве фигуры, которая задает повестку. Мы уже видели это на примере успешных блогеров и политических проектов, типа "Навальный", и некоммерческих, типа медиа, дающих советы по уходу за ногтями.

Другими словами, ситуация с "Аль-Джазирой" - это верхушка айсберга, за которой стоят и глобальные перемены в том, как устроено политическое сообщество, и экономическое, и в том, как люди потребляют медиа и что им требуется. И "Аль-Джазира" всегда поражала меня тем, что, как в ресторане, всегда предлагала какие-то блюда, которых мы еще не пробовали. Нам не всегда было вкусно, но очень часто было просто любопытно узнать, что они делают.

Второй момент, который отличает "Аль-Джазиру" от RT или Си-эн-эн - это то, что они работают с аудиторией Ближнего Востока, Африки, других частей мира, выражаясь теми средствами, которые близки людям в этом регионе, то есть у них нет такого "морального империализма", который иногда звучит в других западных СМИ.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Связи с Кремлем в RT не отрицают, но настаивают, что являются независимым СМИ

Би-би-си: Получается, что, независимо от источников (и размеров) финансирования, новостным потокам в наши дни нужна эдакая "направляющая рука"? При этом гораздо больше людей и организаций имеют сегодня возможность направить такой поток в нужное им русло, но он будет меньше по объему.

В.С.: Не обязательно видеть в этом конспирологический заговор. Та же "Аль-Джазира" приобрела свой статус, когда смогла вести репортажи с событий, на которые другие СМИ опоздали-не успели. И RT получила свой высокий статус после того, как стала вещать о взрывах в Москве в прошлом десятилетии. Здесь сработал механизм традиционного качественного журналиста, когда тот, кто первый на месте и об этом рассказывает, и находится в топе.

Потом, когда эти бренды были раскручены, заработали другие механизмы - и объемы вливаемых средств, и развитая инфраструктура. С точки зрения европейца арабский мир представляется раздробленным и непонятным, в то время как "Аль-Джазира" совершенно точно знает, как с ним работать.

Би-би-си: Но не означает ли это дробление новостных потоков на мелкие ручейки, что качественная журналистика в старинном смысле этого слова уже не востребована, и нее есть шансы не пережить ближайшие 10-20 лет?

В.С.: Это банально, но в мире меняется все, в том числе и представления о качестве. У нас есть иллюзорное представление о "золотом веке" медиа, когда журналистика была качественной и независимой и так далее. На самом деле это уже такие легенды и мифы о прошлом, в действительности всегда были звучные интересы, всегда была политическая повестка. Не будем забывать, что многие международные западные СМИ появились в период имперского влияния и холодной войны. Сейчас качество измеряется уже, например, не глубиной анализа, а быстротой этого анализа, не обсуждением нюансов, а заявлением какого-то "месседжа" очень быстро, просто и понятно. И было бы интересно узнать, какие новые представления о качестве появятся через пять-десять лет, когда мир вновь поменяется, и мы будем думать как-то по-другому.

Новости по теме