"Веревка дьявола": как колючая проволока изменила Америку

Колючая проволока

Как гласит история, в конце 1876 года молодой человек по имени Джон Уорн Гейтс построил в центре города Сан-Антонио в штате Техас загон для скота, обнесенный колючей проволокой.

Он говорил, что собрал внутри загона самых крупных и неуправляемых лонгхорнов во всем Техасе (лонгхорн - особая порода коров - прим. Би-би-си).

Многие, правда, считают, что эта порода весьма послушна и податлива, а некоторые вообще сомневаются, что вся история правдива.

Как бы то ни было, Джон Гейтс вошел в историю как "Гейтс-спорщик на миллион". Он предлагал зевакам, собравшимся посмотреть на его загон, делать ставки на то, смогут или нет эти крупные животные прорваться через непрочное на вид ограждение. Они не смогли.

Даже когда его закадычный друг - мексиканский ковбой - орал на скотину, поливая ее испанскими проклятиями и размахивая раскаленным железом в каждой руке, поволока устояла.

Гейтс предложил публике кардинально новый вид ограды, и вскоре заказы полились рекой. Он считается первым продавцом колючей проволоки, в то время как патент на ее изобретение принадлежит американскому фермеру, а позднее бизнесмену Джозефу Глиддену из штата Иллинойс.

Правообладатель иллюстрации Alamy
Image caption Джон Гейтс первым понял перспективы колючей проволоки на Диком Западе и сколотил хороший капитал на ее продаже

Переломный момент

Реклама того времени называла новое изобретение "величайшим открытием века". Гейтс придумал ему более поэтичное описание: "легче воздуха, крепче виски, дешевле пыли".

Сегодня мы называем его просто колючей проволокой.

Называть проволоку величайшим открытием века было, конечно, большим преувеличением, даже со скидкой на то, что на тот момент рекламщики еще не подозревали, что Александр Грейам Белл вот-вот получит патент на изобретение телефона.

Однако, при всем уважении к телефону, создание которого значительно улучшило нашу жизнь, колючая проволока принесла огромные перемены в жизнь американского Дикого Запада - и гораздо быстрее, чем телефон.

Дизайн колючей проволоки, предложенный Джозефом Глидденом, не был первым, но был лучшим. Таким он остается и по сей день.

Шипы наматывались вокруг одной проволоки по всей ее протяженности, а другая проволока обматывалась вокруг первой, чтобы зафиксировать шипы на месте.

Американские фермеры буквально расхватали новый товар, и этому есть объяснение.

За несколько лет до этого, в 1862 году, президент Авраам Линкольн подписал так называемый Гомстед-акт.

Нет на картах

Правообладатель иллюстрации Alamy
Image caption Дизайн колючей проволоки Джозефа Глиддена используется до сих пор. Благодаря своему изобретению американский фермер стал крупным предпринимателем

На основании этого федерального закона любой честный гражданин, включая женщин и освобожденных рабов, мог заявить права на владение 0,6 квадратных километров земли на незанятых территориях на западе США.

Для этого надо было лишь построить дом и обрабатывать земельный участок на протяжении пяти лет.

Задача выглядела весьма простой.

Но прерия представляла собой обширную, не занесенную на карту территорию, густо поросшую высокой травой и более пригодную для кочевников, чем для оседлых жителей.

На протяжении долгого времени здесь обитали только индейские племена. Но после того как на континент пришли европейцы и продвинулись в западном направлении, на этих бескрайних равнинах стали пасти свои стада ковбои.

Правообладатель иллюстрации Alamy
Image caption Заборы из колючей проволоки стали причиной столкновений поселенцев с индейцами

Первым поселенцам на этих землях понадобились надежные заборы, прежде всего от свободно гуляющего ковбойского скота, вытаптыающего посевы.

Дерева в этих краях, которые часто называли американской пустыней, было мало. Строить из него многокилометровые заборы не представлялось возможным.

Поначалу фермеры пытались выращивать живые изгороди из колючих кустов, но они росли медленно и двигать их в случае необходимости было невозможно. Заграждения из обычной проволоки тоже не работали: скотина без особых усилий сносила их.

Колючая проволока изменила то, что не смог изменить Гомстед-акт.

До ее появления степи были просто бескрайним пространством, больше похожим на необитаемый океан, чем на потенциальную пашню.

Частное землевладение здесь не было распространено, потому что не представлялось перспективным.

"Веревка дьявола"

Правообладатель иллюстрации Chris Dorney / Alamy Stock Photo
Image caption В Гомстед-акте 1862 года было прописано, кто и на каких условиях может взять во владение землю на западных территориях США

Колючая проволока также стала предметом ожесточенных споров.

Фермеры, поселившиеся на западе США на основании Гомстед-акта, пытались обособить свою частную собственность - собственность, которая еще недавно принадлежала индейцам. Поэтому неудивительно, что коренные племена называли колючую проволоку "веревкой дьявола".

Ковбои старой закалки продолжали жить по принципу, что скот может свободно ходить, где ему вздумается, - таково было правило открытых пастбищ. Они ненавидели колючую проволоку: животные ранились об нее и страдали от инфекций.

В сезон ураганов скот обычно уходил на юг, но появившиеся заборы из колючей проволоки зачастую становились препятствием на пути у стада, и животные гибли тысячами.

Если в начале колючая проволока обозначала законные границы частной собственности, то со временем некоторые ковбои начали использовать ее, чтобы прибрать к рукам участки общественных пастбищ.

По мере того, как прерия покрывалась заборами из колючей проволоки, все чаще происходили стычки между поселенцами.

Целые шайки в масках резали заборы и оставляли устрашающие предупреждения владельцам земли не отстраивать их снова. Участились перестрелки, появились убитые.

В конце концов, властям пришлось вмешаться. Так называемые "заборные войны" прекратились, но колючая проволока осталась.

"Меня тошнит, - сказал один из скотоводов в 1883 году, - когда я думаю, что в тех местах, где должны бегать молодые мустанги и созревать для продажи бычки-четырехлетки, растет лук и ирландская картошка".

В то время как ковбои были просто разгневаны, коренные племена, индейцы, страдали куда больше.

Правообладатель иллюстрации Alamy
Image caption К окончанию Гражданской войны в 1865 году по Гомстед-акту права на владение землей на Диком Западе заявили 15 тысяч семей

Это жестокое физическое противостояние нашло отражение и в философских спорах.

Английских философ XVII века Джон Локк, оказавший большое влияние на отцов-основателей Соединенных Штатов, задавался вопросом, как вообще можно легально завладеть землей. Когда-то никто не мог владеть ничем.

Локк утверждал, что владеть мы все можем только плодами своих трудов. И если мы смешиваем наш труд с землей - например, возделывая ее, - то получается, что мы объединили принадлежащее нам по праву с тем, что не принадлежит никому. Возделывая землю, мы начинаем владеть ей.

Ерунда, - говорил на это Жан-Жак Руссо, французский философ XVIII века, выступавший против любых обособлений.

В своем трактате "О происхождении и основаниях неравенства между людьми" Руссо с горечью пишет: "Первый, кто, огородив кусок земли, выдумал назвать его своим и нашел таких простаков, которые ему поверили, был истинным основателем гражданского общества".

Важность частной собственности

Определение Руссо отнюдь не было комплиментом.

Однако современные экономики основаны именно на том факте, что большинство вещей, включая землю и недвижимость, имеют владельца. Чаще всего это частное лицо или корпорация.

Возможность владеть недвижимостью также дает человеку стимул вкладывать деньги для того, чтобы улучшить то, чем он владеет - будь то надел земли на американском среднем западе или квартира в индийской Калькутте, или интеллектуальная собственность, как, например, права на Микки-Мауса.

Правообладатель иллюстрации Hulton Archive
Image caption Труды английского философа Джона Локка оказали большое влияние на отцов-основателей США

Это сильный аргумент, который цинично и безжалостно использовался теми, кто настаивал, что коренные жители Америки, индейские племена, не имели права на собственную территорию, потому что не развивали ее так, как это представлялось правильным европейцам.

История о том, как колючая проволока изменила Запад, - еще и том, как право на собственность, в частности на землю и недвижимость, изменило весь мир.

Это также история о том, как даже в странах со сложной экономикой буква закона часто значит меньше, чем соображения здравого смысла.

В Гомстед-акте Линкольна были прописано, кто и чем мог владеть на западных территориях. Но эти правила почти ничего не значили, пока не были подкреплены железным аргументом в виде колючей проволоки.

Проволочные бароны Гейтс и Глидден, а также многие другие сделали на ней большие состояния.

В тот год, когда Глидден после череды судебных тяжб получил, наконец, патент, был изготовлен 51 километр колючей проволоки.

Шесть лет спустя, в 1880-м, завод Глиддена выпустил 423 тысячи километров своей продукции - достаточно, чтобы обмотать Землю 10 раз.

Похожие темы

Новости по теме