Могла ли британская разведка остановить революцию в России?

Владимир Ленин Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Большевики обвиняли британцев в подготовке покушения на Ленина. Лондон обвинения отрицает

31 августа 1918 года в здание посольства Великобритании в Петрограде ворвались сотрудники советской спецслужбы - ВЧК РСФСР. Это был невиданный шаг, ведь посольства во всем мире находятся под дипломатическим иммунитетом. Но большевики спешили остановить участников антисоветского заговора.

Тот рейд стоил жизни как советским, так и британским офицерам.

"Большевики никогда не вели деликатных игр. И эта жестокая операция нанесла роковой удар по остаточной деятельности британской разведки в России", - отмечает глава Центра по изучению разведки и вопросов безопасности университета Брунеля Кристиан Густафсон.

Действия британской разведки в Петрограде и Москве - одна из первых крупных операций Секретной службы Великобритании (более известной под именем Ми-6). Она была образована в 1909 году и тогда называлась Ми-1с.

Гриф секретности с документов, проливающих свет на события тех дней, постепенно снимается. Однако ко многим донесениям и бумагам доступа нет до сих пор.

Джеймс Бонд из Одессы

По поручению Секретной службы Великобритании в России работали несколько офицеров.

Один из них - Сидни Рейли - человек удивительной биографии.

Image caption Именно Сидни Рейли в будущем станет одним из прототипов "агента 007" Джеймса Бонда

Рейли родился в 1873 году в Одессе под именем Соломон Розенблюм. Он бегло говорил на семи языках, а потому выдавал себя за представителя разных национальностей в зависимости от ситуации.

В недавно рассекреченных документах из архива Ми-6 Рейли характеризуется как "проницательный бизнесмен с бесспорными талантами, но без тени патриотизма и принципов".

В Россию Рейли решил отправить глава Секретной службы Мансфилд Смит-Камминг. Молодой офицер получил 500 фунтов наличными и горсть бриллиантов - стоимостью еще 750 фунтов (в сумме - почти 100 000 фунтов по нынешним ценам).

Рейли прибыл в Мурманск в апреле 1918 года, затем поехал в Петроград. 7 мая Рейли приехал в Москву и практически сразу отправился в Кремль.

Он потребовал встречи с Лениным, но в итоге добрался только до его помощника генерала Владимира Бонч-Бруевича. Бонч-Бруевич был возмущен поведением Рейли и пожаловался на него Роберту Брюсу Локкарту - главе британской дипмиссии при советском правительстве.

Правообладатель иллюстрации Getty Images

Локкарт был самым высокопоставленным британским дипломатом, находившимся в России в тот момент.

Рейли удалось быстро обзавестись обширной сетью важных знакомых. Например, избегать проблем с документами ему помогал Владимир Орлов, в прошлом убежденный монархист, который сумел втереться в доверие к большевикам и дослужился до начальника петроградской ЧК.

Именно он поставил в подложный паспорт Рейли штамп о проверке на благонадежность, после чего британский разведчик мог ходить по городу, не опасаясь проверок.

Позже, когда за Рейли уже начали охотиться подчиненные Феликса Дзержинского, Орлов выписал Рейли удостоверение сотрудника ЧК на имя "товарища Рейлинского" и британский разведчик снова получил свободу действий.

"Живым не сдамся"

Еще одним агентом британской разведки в России был капитан Фрэнсис Кроми - высокий, крепкий морской офицер чуть старше тридцати лет, кавалер боевых орденов.

Image caption Капитан Кроми родился в семье дипломата, участвовал в первой мировой войне, служил на военном-морском флоте и потопил по меньшей мере один немецкий корабль

Первый раз Кроми был отправлен в Россию в 1915 году в качестве военно-морского атташе. Кроми командовал британскими подлодками в Балтике, и за успешную службу даже был удостоен аудиенции у российского императора Николая II.

После революции 1917 года британские дипломаты и офицеры были эвакуированы из страны. Остались всего несколько человек, в том числе и Кроми - уже в статусе разведчика.

По одной из версий, молодой офицер решил остаться в России, поскольку влюбился в аристократку Софию Гагарину.

За действиями Кроми пристально следила ЧК. Сотрудники спецслужбы не раз обыскивали его дом. Кроми начал скрываться по конспиративным квартирам. Однажды офицеру пришлось убегать от чекистов по крышам в одной пижаме.

В итоге Кроми переехал в здание британской дипмиссии (которая до поры пользовалась дипломатической неприкосновенностью), прихватив с собой возлюбленную Гагарину.

Сам Кроми, похоже, понимал, каковы ставки в этой игре. В разговоре с друзьями он не раз обещал, что большевикам никогда не удастся взять его живым.

"Вторжение тотального масштаба"

Перед британскими разведчиками стояло две взаимосвязанные задачи: помочь белому движению и, по возможности, подорвать или свергнуть власть большевиков.

"Вторжение тотального масштаба - единственная вещь, которая может спасти ситуацию и Россию", - телеграфировал Кроми в Лондон в июне 1918 года.

Первые два отряда британцев (всего 176 человек) высадились на севере России еще в марте 1918 года. Но более масштабная интервенция требовала подготовки.

Кроми и Рейли активно готовили почву для высадки военных соединений Антанты в РСФСР. Дипломат Локкарт изначально противился этому плану, но поняв неизбежность интервенции, присоединился к работе.

Правообладатель иллюстрации Leeds library
Image caption "Фотография самых отчаянных", - говорили об этом снимке участники событий. На фотографии запечатлены британцы, работавшие в Петрограде в 1918 году: сотрудники дипмиссии, журналисты газет Times и Morning Post и военные атташе. Разведчик Френсис Кроми - крайний слева в среднем ряду

Параллельно британские агенты вели переговоры с эсерами и монархистами, чтобы организовать в Архангельске и других городах восстание против большевиков.

"Кроми хотел объединить большое количество российских организаций для работы под британским руководством", - говорится в одной из дипломатических депеш из Петрограда в Лондон.

Совместно со сторонниками царя Кроми также разрабатывал план, как взорвать Балтийский флот, который в то время уже находился под контролем большевиков и базировался в Кронштадте.

В августе 1918-го британские войска в составе десанта союзников высадились в Архангельске. По плану они должны были двинуться на юг, чтобы соединиться с силами белого движения.

Плохая организация десанта и игнорирование критических замечаний и советов Локкарта, хорошо знавшего российские реалии, привели к тому, что военная операция забуксовала.

Гражданская война: интервенция, которой не было

"Большевики умело использовали накопившееся в народе недовольство старым режимом, а также возмущение фактом иностранной интервенции. Все это делало Россию очень трудным местом работы для горстки разведчиков, которых смогла направить туда Британия", - поясняет профессор Густафсон.

"Революция 1917 года в России имела под собой глубокие социально-политические основания. И горстка британских разведчиков не смогла бы повернуть те события вспять. Спецоперации иностранной разведки могут изменить ход событий, только если для такого поворота есть серьезные предпосылки", - добавляет он.

Летом 1918 года британские разведчики были уверены: у них еще есть шанс.

"Заговор послов"

В августе 1918 года в британскую дипмиссию вошли двое - Ян Буйкис и Ян Спрогис. Оба представились латышскими стрелками - офицерами полка, поддерживавшего большевиков. Они заявили капитану Кроми, что не хотят воевать против британцев и готовы перейти на их сторону. Вместе офицеры стали готовить план заговора против большевиков.

Два полка латышей должны были быть отправлены в Вологду, чтобы соединиться с английскими войсками в Архангельске и помочь их продвижению.

Вторая часть заговора касалась лидера большевиков - Владимира Ленина. Буйкис и Спрогис познакомили британцев с Эдуардом Берзиным - командиром гарнизона латышских стрелков, охранявшего Кремль. Берзин предложил британцам организовать убийство Ленина.

Мнения историков о том, что было дальше, расходятся.

В советской историографии говорится, что Локкарт охотно согласился и отметил, что убийство Ленина - это "их первоочередная и важнейшая задача". К этому обычно добавляют, что в заговоре участвовали послы Франции и США.

Британские историки отмечают, что в донесениях Локкарта ни о чем подобном не говорится, а в рассекреченных депешах речь идет только об аресте, но не об убийстве лидера большевиков. Более того, Локкарт был не согласен с планом введения латышских стрелков в Москву, и считал, что нужно держаться подальше от организаторов потенциального госпереворота.

Разведчик Рейли был настроен более решительно. Он разработал детальный план восстания в Петрограде и Москве и даже подготовил список людей, которых он хотел видеть в составе кабинета министров нового российского правительства.

17 августа 1918 года Рейли передал Берзину 1,2 миллиона рублей для претворения заговора в жизнь.

28 августа в Большом театре должно было состояться чрезвычайное заседание ЦК партии большевиков, которое предстояло охранять как раз стрелкам Берзина: отличная возможность разом арестовать всех лидеров революции. И тут заседание внезапно перенесли на 6 сентября, но это не насторожило британцев.

Они не знали главного: и Берзин, и Буйкис, и Спрогис были людьми Дзержинского, а значит план переворота изначально был скомпрометирован.

Дальше события развивались стремительно.

Утром 30 августа в Петрограде был убит председатель Петроградской ЧК Моисей Урицкий. В тот же день в Москве происходит покушение на Ленина (историки сходятся во мнении, что британцы не имели к этому отношения).

Дзержинский отвечает сотнями задержаний и рейдом на штаб-квартиру британцев в Петрограде.

Кровавая развязка

Рано утром 31 августа чекисты атаковали здание британского посольства в Петрограде.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Пытаясь покончить с заговорами и деятельностью оппозиции, большевики в сентябре 1918 года объявили о начале "красного террора". Только за первые несколько дней ЧК расстреляла 500 человек в Москве и 700 человек в Петрограде

"Налетчики явно воспринимали Кроми как главного заговорщика среди всех", - описывал события того дня корреспондент Times Джордж Добсон, находившийся в здании во время рейда.

Кроми встретил их на лестнице, держа в обеих руках по браунингу. В ходе перестрелки британец застрелил двух чекистов и сам получил смертельное ранение. Локкарт был арестован, но вскоре отпущен. Рейли чудом избежал ареста, выйдя из дома за полчаса до прихода чекистов.

За участие в "заговоре послов" Рейли заочно приговорили к смертной казни и объявили в розыск. Он пустился в бега. Во время обыска поезда, в котором ехал Рейли, он убил одного из моряков-балтийцев (помогавших чекистам искать разведчика), переоделся в матросский бушлат и охотно принял участие в облаве на самого себя.

Затем он с поддельным немецким паспортом пробрался в Норвегию, а оттуда отплыл в Великобританию. В Лондоне Рейли наградили Военным крестом.

Он вернулся в РСФСР в 1925 году для встречи с членами новой антикоммунистической организации, но это оказалось ловушкой, подготовленной большевиками.

Рейли доставили на Лубянку, долго допрашивали, а потом расстреляли.

"Чрезвычайно эффективный оппонент"

Действия в России в 1917-1918 годах были одной из первых серьезных операций для Секретной службы Великобритании. Однако причина провала разведчиков отнюдь не в этом.

Уже тогда Секретная служба была достаточно хорошо организована, в ее рядах работали незаурядные люди. Но в России британцы столкнулись с жестоким и чрезвычайно эффективным оппонентом в лице Феликса Дзержинского и его людей.

"ВЧК действовала агрессивно и прямо. Такого никто раньше не видел и не ожидал. Ни британцы, ни агентура других разведок, например, французской и американской, не были достаточно жизнеспособными, чтобы устоять перед натиском Дзержинского", - отмечает профессор Густафсон.

Более того, у ВЧК было преимущество "своего поля". Они умело внедряли своих людей в окружение британских разведчиков и провоцировали Секретную службу на ошибки.

При этом некоторые офицеры британской разведки - например, Рейли - были явными авантюристами и часто пренебрегали мерами безопасности.

Новости по теме