Пресса Британии: можно ли победить европейский популизм?

Британские газеты

В обзоре британских газет:

Как победить популизм в Европе

Financial Times публикует статью научного сотрудника Академии Роберта Босха в Берлине Филиппа Стивенса "Как победить популизм в Европе?"

В качестве ответа на вопрос, вынесенный в заголовок, автор предлагает сформулированный в подзаголовке рецепт: "Ведущие политики должны перестать отстаивать заведомо несправедливый порядок вещей".

"Я вырос в Европе соревнующихся друг с другом аксиом, - пишет автор. - Одна состояла в уверенности, что мы будем вечно балансировать на грани ядерного конфликта с СССР. Вторая - в том, что, стоит нам избежать взаимного уничтожения, демократия и рынок сами по себе приведут к процветанию. Каждое новое поколение будет жить лучше предыдущего".

Оказалось, что вторая аксиома помогала фальсифицировать первую. Коммунизм пал благодаря своей экономической неэффективности. Серые мужчины в своих ЗИЛах - помните Юрия Андропова? - могли сравняться с США по ядерной мощи. Но те, кого они держали взаперти за железным занавесом, вскоре стали замечать, что западная модель предлагает несколько лучшую жизнь. Холодная война придала европейским демократиям чувство общей цели и обеспечила алиби.

Борьба с коммунизмом позволяла закрывать глаза на многочисленные прокси-войны, которые Вашингтон и Москва вели друг с другом чужими руками в Африке и Латинской Америке.

С крахом Советского Союза казалось, что мир в целом примет европейскую модель как пример для подражания. Было это всего 25 лет назад.

Сегодня перспектива непрерывного прогресса кажется очевидно зыбкой. Некоторые винят в этом сдвиги в глобальном раскладе сил между Востоком и Западом, севером и югом, которые привели к тому, что тон в глобализации задают растущие державы. Но, как и с советским коммунизмом, проблемы заложены внутри.

Китай не сметет европейскую демократию. Это может сделать сама Европа. Самым убедительным свидетельством растущего недовольства и краха веры в старый политический порядок является ответ на часто задаваемый в опросах общественного мнения вопрос о том, верят ли люди в лучшее будущее для своих детей. Теперь они скорее склонны отвечать "нет", чем "да".

Движение по пути прогресса, полагают они, остановилось. С таким убеждением настоящее представляется довольно мрачным.

Зачем переносить трудности и невзгоды сегодняшнего дня, если будущее выглядит только хуже? Боль только усиливается от осознания того, что крохотное меньшинство может передать власть и богатство своим детям. Этот переход к пессимизму носит отчасти цикличный характер и отражает трудности вот уже почти десятилетия, миновавшего после финансового кризиса. В таком случае - и так считают оптимисты - столь же затяжной период экономического роста и повышения уровня жизни вновь восстановит ощущение верности выбранного пути. Еврозона вновь станет расти, и безработица будет сокращаться.

Другой анализ обращает внимание на то, что глобализация и цифровые технологии были безнадежно перекошены еще до краха Lehman Brothers. Средние зарплаты не росли, в то время как банкиры все больше и больше набивали свою мошну уже с 90-х годов. Прибавьте к этому вызванные растущей миграцией культурные сдвиги, и дверь для популизма, предлагающего гнев вместо утраченных надежд, оказывается широко открытой. Элиты никак себе не помогают.

Еще одна точка зрения состоит в том, что мы стоим перед лицом экзистенциального кризиса, в ходе которого на смену демократии придет авторитаризм государственного капитализма. Мне кажется, что все это мы уже проходили, пишет Филипп Стивенс.

Урок, извлеченный послевоенными политическими лидерами Европы из общественного коллапса 30-х годов и состоявший в необходимости поддерживать равновесие между демократией и капитализмом, оказался заброшен в угоду эксцессам рынка.

Люди все меньше и меньше готовы принимать модель рынка, по которой все выгоды достаются элитам, а все трудности перекладываются на плечи бедных.

Американский президент Франклин Рузвельт в качестве ответа на эту дилемму предложил так называемый "Новый курс". Европе пришлось ждать окончания войны, чтобы на ее развалинах построить то, что в Британии стали называть "социальным государством" а на континенте - "европейской социальной моделью". Наградой за этот выбор стало экономическое процветание и политическая стабильность. Нынешнее поколение политиков должно вспомнить этот урок.

Продолжать отстаивать вопиюще очевидную несправедливость в распределении богатства и возможностей означает вкладывать оружие в руки популистов. Для возвращения доверия политические лидеры должны восстановить связь демократии и капитализма, приспособить ее к эпохе глубокой экономической неуверенности, порождаемой глобализацией и новыми технологиями.

Восставшие из пепла убежденные социалисты типа лидера британских лейбористов Джереми Корбина не больше способны предложить действенную альтернативу, чем крайне правый популизм французского Национального фронта во главе с Марин Ле Пен. Попытка попробовать национал-социалистический рецепт привела к краху. Но сейчас, как это было и после 1945 года, границы между общественным и частным должны сместиться.

На самом простом уровне восстановление доверия должно начаться с поведения. Сегодняшние элиты должны спросить себя, с каких это пор и почему для политика стало общепринятой практикой сразу после ухода в отставку перемещаться в кресло члена правления крупной корпорации, для глав национальных центробанков - продавать себя американским инвестиционным компаниям, а руководителям крупных компаний - устанавливать себе любой оклад, какой им заблагорассудится.

Один из путей к пересмотру границ состоит в ограничении корпоративных монополий, которые вместо создания продукта живут исключительно на ренте, в принуждении таких цифровых гигантов как Google и Apple платить несколько больше, чем символические налоги, добиться того, чтобы иммиграция не приводила к снижению зарплат и ввести наряду с гибким рынком и достойное обучение.

"Многие европейцы испытывают гнев. Другие - страх, - говорится в заключение статьи в Financial Times. - Мне не кажется, что они хотят революций. Они хотят лишь более справедливого баланса и ощущения того, что политики стоят на их стороне. Можно сказать, что нам нужна социальная рыночная экономика".

Санкции могут длиться десятилетие

Financial Times публикует интервью с исполнительным директором "Лукойла" Вагитом Алекперовым.

Алекперов является крупнейшим акционером "Лукойла" и владеет примерно четвертью акций компании, основанной в период распада Советского Союза. При ежедневной добыче в 1,8 млн баррелей это крупнейший в России частный нефтяной производитель и уступает только "Роснефти".

В интервью изданию Алекперов заявил, что, по его мнению, санкции против России, вероятно, останутся в силе, по крайней мере, в ближайшие 10 лет. Поэтому российские нефтегазовые компании должны готовиться к долгосрочным ограничениям, одновременно поддерживая расширение сотрудничества между Россией и ОПЕК по сокращению добычи нефти, если цены на нее упадут ниже 50 долларов за баррель.

"Наш текущий стратегический план на ближайшие 10 лет исходит из того, что санкции сохранятся, - сказал Алекперов в интервью FT. - Я не считаю, что санкции будут сняты в ближайшие годы, и даже [когда они будут] это будет длительный и очень сложный процесс".

"Три года назад я был в Вашингтоне и встречался с джентльменом, ответственным за отдел санкций США. Это было в начале событий, связанных с Украиной, - рассказал Алекперов в интервью газете. - И он сказал: если Россия сделает то и это, то мы сделаем это и то. И я ответил ему: моя страна никогда не оставит тебя без работы".

Алекперов положительно отозвался о знаковом соглашении между ОПЕК и Россией, заключенном в прошлом году, которое позволило сократить добычу нефти и помогло поднять цены примерно до 55 долларов за баррель, назвав его новым инструментом, который сможет повлиять на цену нефти.

По мнению Алекперова, действие соглашения нужно будет продлить, если цена на нефть будет меньше 50 долларов. Если же она будет 55 долларов, то в продлении не будет необходимости.

Руководитель "Лукойла" считает, что если цена на нефть достигнет 100 долларов за баррель, то это станет серьезной проблемой для отрасли. "Мы хотим иметь прогнозируемый уровень в 55-60 долларов, по крайней мере, на 10 лет вперед, - заявил он. - Это удовлетворит как потребителей, так и производителей".

На вопрос, не боится ли он каких-либо "подкатов" к компании со стороны "Роснефти", Алекперов сказал, что нет другого механизма для покупки, кроме продажи. "Поэтому я не ожидаю, что против меня будут приняты какие-либо меры. Я не даю никаких оснований для этого", - заверил он.

"Аббатство Даунтон" продает "британскость" в США

Times рассказывает, что популярнейший британский сериал "Аббатство Даунтон" отправляется в тур по США продавать американцам "британскость".

Выставка, посвященная сериалу, должна открыться в Нью-Йорке в следующем месяце, а потом отправится в другие американские города. За 30 долларов поклонники "Аббатства" смогут увидеть костюмы и не вошедшие в экранную версию съемки.

Выставка начала свое путешествие по миру летом этого года в Сингапуре. По словам ее организаторов, в Британии ее показывать не собираются, потому что выяснилось, что продавать британскость британцам сложнее, чем американцам и жителям других стран.

Но компания ITV еще в августе заявляла, что планирует создать мини-тематический парк в Лондоне, где будут представлены артефакты из популярного сериала.

А вот дождутся ли фанаты "Аббатства" его приквела, над сценарием которого работает его автор и продюсер Джулиан Феллоуз, все более покрывается завесой неизвестности.

Феллоуз признался на этой неделе, что объединить всех актеров для нового проекта, кажется все более сложной задачей. Поэтому о сроках не только выхода в эфир, но даже начала съемок до сих пор ничего не известно.

Обзор подготовила Анна Белевская, bbcrussian.com

Новости по теме