Что стоит за выпадом Терезы Мэй в адрес России?

Тереза Мэй готовится произнести речь на банкете у лорд-мэра Сити в ноябре 2017 года Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Защитница либеральных ценностей или жертва неловкого "Брексита"?

Премьер-министр Великобритании Тереза Мэй обрушилась на Россию с яростной критикой.

На банкете лорд-мэра лондонского Сити премьер обратилась лично к российскому президенту Владимиру Путину, предложив ему выбрать другой путь развития России и уж точно не вмешиваться в политику западных стран, поскольку у него ничего из этого не выйдет.

"Мы знаем, чего вы добиваетесь, и у вас ничего не выйдет. Потому что вы недооцениваете устойчивость наших демократий, непроходящую привлекательность свободных и открытых обществ и приверженность западных стран альянсам, которые нас связывают", - сказала Тереза Мэй.

Media playback is unsupported on your device
Мэй обрушилась с критикой на Россию

Несмотря на то, что Великобритания покидает Евросоюз, она стремится заключить с европейскими странами прочное экономическое партнерство, которое станет и бастионом против попыток России нарушить порядок в Европе. "Мы предпримем необходимые меры для противодействия российской деятельности", - заявила Тереза Мэй.

Это, безусловно, сильное заявление. Пока, однако, не слишком понятно, почему оно прозвучало именно сейчас и что за ним стоит.

Новый локомотив либеральных ценностей

Источники на Даунинг-стрит рассказали газете Guardian, что острая риторика Мэй не привязана к какому-то конкретному событию, а является ответом на "растущий массив доказательств" попыток России вмешиваться в политику западных стран.

На следующий день после прочувствованной речи премьер-министра ее официальный представитель заявил, что Великобритания не располагает доказательствами прямого вмешательства России в работу британской электоральной системы, являющейся одной из наиболее надежных и устойчивых в мире.

"Я не думаю, что мы видели доказательства какого-либо прямого и успешного вмешательства в демократические процессы в Соединенном Королевстве", - заключил он.

С одной стороны, премьер напрямую обвиняет Россию в попытках манипуляции выборными процессами. С другой - ее помощник утверждает, что доказательств этому нет, во всяком случае, пока. Что-то тут не сходится…

На фоне невнятного заявления президента США Дональда Трампа о том, что он верит Владимиру Путину, когда тот говорит, что Россия не вмешивается в выборы в других странах, слова Мэй звучат решительно и однозначно. Некоторые аналитики предположили, что премьер-министр пытается задавать тон в отношениях западного мира с Россией.

Соединенные Штаты, традиционно выступающие в роли локомотива в стратегических вопросах международной политики, в последний год президентства Обамы и особенно с приходом Дональда Трампа эту позицию потеряли. К тому же, неизвестно, как долго Трамп останется президентом и кто придет ему на смену.

А значит, самое время попытаться перехватить инициативу и показать себя содержательным политиком, готовым одновременно защищать западные ценности и вести диалог с Кремлем.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Дональд Трамп сказал, что поверил Владимиру Путину. Тереза Мэй не поверила

Правда, "устойчивость наших демократий" и прочие их достоинства, которые перечислила в своей речи Мэй, в свете событий последних лет в Европе представляются многим не такими уж незыблемыми.

Сама постановка вопроса, что враждебное государство в принципе может воздействовать на выбор граждан, публикуя посты в социальных сетях, уже наводит на тревожные мысли о качественном состоянии западных демократических институтов, хотя запас прочности у них, безусловно, немалый.

А уж когда британский премьер берется говорить от имени Европы, с которой ведет сложный и нудный бракоразводный процесс, это звучит как минимум неожиданно.

Для внутреннего употребления

Многие политологи склонны считать заявление британского премьера попыткой восстановить равновесие на внутриполитическом и внутрипартийном фронтах. Главным водоразделом британской внутренней политики остается "брексит": несмотря на отчаянные попытки евроскептиков в кабинете сохранять спокойствие, сегодня про "брексит" известно только то, что он произойдет ровно через 500 дней.

Как именно - другой вопрос. Никакими твердыми договоренностями пока и не пахнет, раунд за раундом переговоров Лондона и Брюсселя заканчивается ничем, наиболее отчаянные евроскептики в правительстве готовы на односторонний разрыв всех договоренностей, и будь что будет.

Тереза Мэй, тем временем, по сообщениям европейских доброжелателей, тайно умоляет европейских лидеров хоть как-то пойти ей навстречу, хотя на людях сохраняет алмазную твердость: "Брекситу" - быть!

Внутри Консервативной партии зреет уже вполне видимое невооруженным глазом недовольство. Успокоить критиков нечем - Европа не собирается облегчать Великобритании процесс расставания с ЕС, а желающих сесть в премьерское кресло всегда было достаточно.

Случись выборы сегодня, консерваторы их проиграли бы, набрав не более 41% голосов (лейбористы взяли бы 43%, по данным YouGov и Times).

В этих условиях хоть как-то консолидировать силы своих сторонников - уже немало. Демонстрируемая Терезой Мэй решимость отстаивать идеалы демократии должна показать и сторонникам, и противникам премьер-министра: меня еще рано списывать со счетов.

Немного конспирологии

Есть и более смелые теории, объясняющие внезапные изменения в риторике премьера. В частности, некоторые наблюдатели полагают, что, нагнетая атмосферу вокруг результатов прошедшего в прошлом году референдума, Мэй готовится к его повторению - мол, в результатах прошлого народного волеизъявления появились обоснованные сомнения, а вопрос серьезный.

Патовая ситуация в переговорах с Брюсселем и растущее недовольство британцев тем, как Великобритания выходит из ЕС, в принципе не противоречат этой теории. Европа, действительно, не готова пальцем о палец ударить, чтобы облегчить положение Терезы Мэй у себя дома.

Однако по последним опросам, желающих повторного референдума по "Брекситу" в стране гораздо меньше, чем тех, кто готов на выход из ЕС любой ценой. Не знать результаты этих опросов премьер-министр не может.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Любителям конспирологии: согласно экстремальной версии, премьер специально осложнила жизнь главе МИД перед его поездкой в Москву

Заявление Мэй прозвучало незадолго до визита министра иностранных дел Великобритании Бориса Джонсона в Москву - он должен состояться в декабре. Джонсон ранее говорил, что политика Лондона в отношении Москвы после десятилетия напряженных отношений должна описываться формулой "Взаимодействовать, но остерегаться".

Как отмечает дипломатический корреспондент Би-би-си Джеймс Ландэл, Тереза Мэй в последнее время явно предпочитает в этой формуле ставить ударение на "остерегаться". Однако сам факт поездки министра иностранных дел в Москву означает, что и "взаимодействовать" с Кремлем в Лондоне пока не отказываются.

Правда, Джонсон уже однажды собирался с визитом в Москву. Но не доехал - отменил визит в связи с обострением ситуации в Сирии. Так что делать прогнозы по поводу его предстоящей поездки сегодня, пожалуй, неосмотрительно.

Новости по теме