"Мы чувствуем, здесь - правда": что привлекает молодежь в храмы

Чаепитие после службы

В православные клубы знакомств при московских храмах приходят с простой целью - найти жену или мужа и создать семью. Заодно на встречах можно обсудить, как понять, что встретил своего человека, и стоило ли жечь кинотеатры из-за "Матильды" или надо было проявить христианское смирение. Корреспондент Русской службы Би-би-си несколько недель ходила на воскресные встречи, чтобы выяснить, о чем говорит и думает православная молодежь.

Студентке Маше девятнадцать лет, она обожает рэпера Эминема и управляет молодежным церковным хором. В нём всего шесть человек, включая тридцатилетнего дьякона Дмитрия. В воскресенье они поют на молебне о создании семьи.

В храм Успения Пресвятой Богородицы в Косино на юго-востоке Москвы Маша ходит с детства. Район этот находится на окраине столицы, вокруг храма стоят частные деревенские дома, на той же улице - лодочный клуб, и из церковного двора открывается вид на берег озера.

После молебна Маша встает в общую очередь прихожан - поцеловать икону Косинской Божией Матери.

"Не хотите приложиться? Помогает от головной боли, от ножных болезней, - шепотом предлагает мне Катя, тоже участница хора. - У меня был варикоз, я переживала, как буду службы стоять. Помолилась, и нога стала нормально себя чувствовать. Вы замужем? А то я хотела предложить, приложитесь и замуж выйдете!"

Маша и Катя состоят в молодежном объединении при храме, которым руководит дьякон Дмитрий. Дьякона девушки называют на "ты", перешучиваются, советуются с ним. Катя, например, за чаем спрашивает, что делать, если ребенок увидел по телевизору сцену с поцелуем, - "это же разврат!"

Перед тем как приступить к сладостям, все поворачиваются к иконе под потолком, дьякон Дмитрий скороговоркой читает молитву.

Чаепития "молодежки" собирают человек по десять - как правило, это давно знакомые между собой прихожане, живущие неподалеку. Но иногда на встречи заходят те, кто целенаправленно ищет "правильных" невесту или жениха.

Молодежный хор на молебне
Image caption Маша (вторая слева) - регент молодежного церковного хора в храме в Успения Пресвятой Богородицы Косино

Разговор за чаем неизбежно касается брака. Для этого молодежные кружки при храмах и существуют: создание семьи по православным канонам - богоугодное дело. Дьякон объясняет молодым людям, что институт семьи сейчас со всех сторон хотят разрушить: "Матильда" - удар по царской семье. Однополые браки, что в Европе пошло... Кто может этому противостоять? Натурал. Минимум три ребёнка на семью, потому что тогда получается рост и передача православных ценностей".

В 2011 году на Архиерейском соборе РПЦ было принято определение - о необходимости обратить особое внимание на духовно-нравственное воспитание детей и молодежи.

Спустя три года церковь утвердила и документ "Об организации молодежной работы в Русской православной церкви", регламентирующий воспитательные функции церкви. Настоятелям предписывается организовать у себя в приходе группы по изучению Священного Писания, миссионерские акции и поездки, беседы и встречи с духовенством, спортивные секции и многое другое. С тех пор в храмах появились ответственные за молодежную работу.

Впрочем, некоторые клубы для молодежи существовали и раньше официального распоряжения.

"В венчаном браке легче стартовать"

"Чаще всего бездетные - это те, которые потоптали закон Божий. Преступник, а хочет детей, да еще здоровых. Ха!"

Проповедь читает отец Алексий Гомонов, настоятель храма Успения Богородицы в самом центре Москвы, на Малой Дмитровке. Проповедь следует за молебном святым Петру и Февронии - им молятся, когда хотят найти невесту или жениха. В надежде на создание семьи собрался полный храм: здесь и молодые мужчины в костюмах, возможно, только что из офиса, и тяжело ступающие пожилые женщины, и девушки в модных "оксфордах", джинсах, обязательных платках на голове, и дамы постарше - в платках поярче.

"Сюда ходят или разведенные, или одинокие", - говорит Игорь, который пробует со мной познакомиться и огорчается, узнав, что я не верующая.

Совсем уж молодежью посетителей клуба назвать можно с натяжкой. Большинство - люди 30 - 40 лет.

Клуб Петра и Февронии
Image caption Клуб Петра и Февронии - наверное, самый известный православный клуб знакомств в Москве

Отец Алексий Гомонов объясняет пастве, что брак должен быть обязательно венчаный: "Бог много на себя берет, что не под силу людям. В венчаном браке легче стартовать". По церковным меркам просто расписаться - неправильно, а уж жить вместе, не расписавшись - это и есть топтать закон Божий, учит он: "Не кота же в мешке", - говорят те торопыги, которые норовят отношения начать еще до брака. Это уже блудные отношения, а не супружеские. Наказаны будут, разбегутся, разведутся".

Когда служба кончается, начинаются приятные хлопоты. Мужчины, перешучиваясь, заносят в храм складные столы - другого помещения у клуба Петра и Февронии нет, так что чай пьют прямо под сводами храма, где только что молились. Столы накрывают клеенкой с ромашками - символом Дня семьи, любви и верности.

Клубу в сентябре исполнилось десять лет. "Тогда появилась традиция после молебнов не расходиться, ребята сами сколотили столы. На молебне же не познакомишься, - рассказывает глава клуба Екатерина Громова. - Хорошо, что при каждом храме образуются такие "молодежки", это здоровая конкуренция, но мы были первыми". Идея создания клуба Петра и Февронии принадлежит именно ей. По словам Громовой, за десять лет участники клуба, познакомившиеся на молебнах и чаепитиях, создали более ста семей.

Во время чаепития батюшка отвечает на вопросы, волнующие прихожан. Автор первой из переданных ему записок переживает, как понять, что встретил своего человека. "Боюсь ошибиться", - волнуется женщина. "Истинная любовь - это жертва. Проверьте, готов ли на жертвы ваш избранник, - говорит священник и предлагает простой тест. - Для начала сходите в кафе. Если он будет ссылаться на то, что сейчас модно, когда каждый платит за себя - можете его сразу бросить!"

По рядам пробегает смешок, женщины с удовольствием кивают.

"В линейной алгебре нет счастья"

Клуб Петра и Февронии - один их самых известных православных клубов знакомств в Москве, поэтому там многолюдно. В других приходах "молодежки" численностью скромнее, но дружнее.

В "молодежке" храма преподобного Андрея Рублева в Раменках собрались представители научного сообщества: храм находится недалеко от главного здания МГУ и студенческих общежитий. Трое из шести батюшек - выпускники МГУ (а двое - еще и кандидаты наук).

Константин - аспирант физфака. Нет никакого противоречия в том, чтобы быть верующим ученым, убеждает он: "Наука и вера занимаются разными вещами: наука - познанием материального мира, а вера - вопросами того, что есть добро и зло". И опережает мой вопрос про теорию Дарвина: "Да, Бог создал все живое. Но как он это сделал в плане технической реализации... Если ты биолог и тебе интересно, как именно это произошло, пожалуйста, изучай это".

Константин вырос в светской семье, а религией увлекся на первом курсе сам, в одиночку. И таких в клубе большинство.

Клуб Петра и Февронии

Студент МГУ Саша пришел в церковь после долгих поисков: "Мне было принципиально важно узнать, как на самом деле, - с трудом формулирует он. - Я не верю, что истины не существует. Учителя говорили, что русская литература - это и есть нравственность, это и есть хорошо. Но ты читаешь - а там все: "Чичиков встретился с кем-то..." Я даже в литературе разуверился… Приду на учебу, мне там расскажут про линейную алгебру, но к чему все это, нет от этого счастья. И тут священник дал мне Евангелие. Я начал читать и понял, что там мысли, которые я вынашивал уже многие годы".

Марии - 32 года, она воцерковляется всего несколько месяцев. Её путь к православной церкви тоже был долог: "До этого я чуть не попала в кучу сект - "четыре шага на пути к женственности", вроде того... А за этими программами стоят кришнаиты. Потом познакомилась с семьёй протестантов. Потом нашла группу за запрет абортов - а оказалось, они тоже сектанты. Секта - это когда давят на твою волю, и есть запретные темы. Я в группе написала комментарий против Николая II, что он не идеальный правитель был, а меня заблокировали. В общем, я поняла, что вокруг много всякой бесовщины, надо мне срочно спасаться, не туда зашла".

Спасаться Мария пришла в православный храм. Она рада, что здесь говорят про семью, и хвалит проповедуемые ценности: "Я на своём опыте поняла, что близость до брака - это плохо. Я вот так пошла на удочку, а оказалось, человек просто играл со мной".

Отец Александр Никольский - как раз выпускник мехмата МГУ - разговаривает с молодежью о христианском браке.

- Раньше правда все так идеально было? - недоверчиво уточняет Мария.

- Венчание даёт гарантию, что развода не будет? - спрашивают у батюшки-инженера.

- Никакой, - отвечает священник. - Оно даёт гарантию, что ты знаешь, что такое христианская жизнь, что такое покаяние. Тогда жизнь в семье поможет вам преодолеть свой эгоизм.

Храм Андрея Рублева еще строят. Молодежь - они называют себя андреевцами - собирается в "нижнем храме", в подвале - там нет отопления, иконы висят на голых, пока не отделанных бетонных стенах. Сегодня Евангельские чтения - с отцом Александром разбирают Нагорную проповедь.

"И светильник зажигают затем, чтобы поставить его не под сосуд, но на подсвечник, и чтобы он светил всем в доме", - читает отец Александр, объясняя, что светит благодать Божья.

"А я замечал, что хочу ее скрыть, - вдруг признается Саша. - Бывает, человека можно к Богу привести, показать ему, что что-то у него от Бога. Но это немодно в некоторых компаниях…"

Всех будто прорывает: андреевцы наперебой рассказывают, как им порой бывает тяжело следовать религиозным правилам за пределами церкви. "Я пришёл [на работе] в столовую, там сидят наши мужики-матерщинники. И как я должен перед ними встать из-за стола и перекреститься? Я же буду белой вороной", - жалуется один из парней.

Батюшка подбадривает: "Я, еще когда был инженером, крестился в столовой. Повара увидели, что я крещусь - а это были такие бабушки, они тоже, видно, к вере тяготели, - и стали мне все хорошенькое давать: "Это не свежее, лучше берите вот это!"

- Нам бы этому у мусульман поучиться, - вздыхают прихожане. - Ни один мусульманин-подросток не будет стесняться своей веры, "Аллах акбар" и все тут.

- Но за ним же семья, они, если что, приедут, помогут ему...

- А у вас - церковь! Ничего-ничего, зато мы можем помолиться! - возражает батюшка.

Крепкий, бородатый Алексей (родом из Горловки, "когда стрелять начали", переехал в Москву) обнимает щуплого студента Сашу за плечи, шутит: "Если что, "Сорок сороков" позовём!"

"Это уже крайние меры", - смеётся Саша.

Храм Успения Богородицы в Путинках

Выпить чаю собирается кружок "своих", с трудом находящих точки соприкосновения с тем миром, что лежит за пределами церкви: в нём заговорить о вере неловко - засмеют, а по телевизору "мучают" развратными фильмами. И все-таки после того как отец Александр уходит, андреевцы сидят со мной - чужим человеком - два с половиной часа, объясняя постулаты веры, споря и убеждая: "Все в порядке, мы любим поговорить".

"Мы в храм ходим, потому что тут хорошо, - говорит Константин. - Когда я ем пиццу, мне тоже хорошо, но на несколько минут. А в храме хорошо так, что я понимаю, что смогу преодолеть жизненные препятствия. Мы чувствуем, что здесь - правда, которая даёт нам силы жить и преодолевать".

Кружок нашедших правду

"Православная жизнь - это не альтернатива какой-то "обычной" жизни, это более четкое осознание того, что происходит", - объясняет Илья. Он доказывает, что в древности психиатрических заболеваний не было в принципе, а были либо блаженные, либо бесноватые: "Потому что люди лучше понимали, в каком мире живут. А в XXI веке рассказываешь людям про бесов, а они это воспринимают как сказку".

Илья - офицер-воспитатель в кадетском классе общеобразовательной школы на юго-востоке Москвы. Он казак, состоит в православном отряде "Доброволец". Говорит, на встречу "молодежки" зашел случайно: потянуло в храм, и он просто нашел на карте ближайшую церковь. "Все психологические расстройства отчего? Оттого, что человек что-то в детстве плохое сделал, птичке больно сделал, позавидовал, и это в нем разрослось", - объясняет мне он.

В Илье чувствуется неколебимая уверенность в том, что он знает, как устроен мир.

Эта уверенность роднит его с членами молодежного движения "Влахерны".

Они пьют чай в домике воскресной школы рядом с храмом Влахернской Божией Матери в Кузьминках, читают Евангелие - и сразу же обсуждают применение библейских постулатов в реальной жизни.

"Почему иудеи попали в рабство? Отступили от Бога, - растолковывает строгий Иосиф: он сидит во главе длинного стола со значком "Влахернов" на груди, вместо мелодии звонка у него на смартфоне стоит колокольный звон. - Это и в русской истории проявляется, только отошли от Бога, сразу раз - иго, раз - Наполеон, раз - фашисты…"

"Раз - большевики, раз - либералы..." - продолжает сидящий рядом Максим.

Иосиф и Максим - завсегдатаи "молодежки", оба работают в банках: один математиком, другой юристом. Банковских работников в клубе несколько. Леша, единственный среди всех безработный, смеется, что он один тут двоечник, а остальные отличники: "Меня тянет общаться с пятерочниками, потому что у меня потребность в саморазвитии!"

Чаепитие после службы
Image caption "Влахерны" на чаепитии

Отдельная боль для "Влахернов" - христианское всепрощение.

- Некоторые люди неправильно понимают христианскую кротость, - недовольно рассказывает Иосиф. - Они думают, что христиане - слабачки какие-то.

- Если ты слабый, ты не можешь быть кротким. Кроткий тот, кто силу имеет, но не применяет ее осознанно, - рассуждает противник либералов Максим. - Вот "Матильду" сняли, и у нас народ пошёл жечь бутылки, кинотеатры, митинги, режиссера травят. Как-то не по-христиански!

- Люди сняли хульный фильм про святое, - вскидывается Иосиф. - Давай снимем про чью-нибудь маму фильм!

- Да ты его смотрел? - спорит Максим. - Там никакой хулы нету!

- Пастернака не читал, но осуждаю, да? - вклинивается Леша.

Костя, здешний ответственный за работу с молодежью, с трудом заставляет всех успокоиться. До конца чаепития Максим со смешком называет скандальное кино "словом на букву М".

Когда я спрашиваю "влахернов", зачем они приходят на собрания каждую неделю, выясняется, что едва ли не ко всем однажды в храме подошел вездесущий Костя и позвал на встречу "молодежки". "Я ходил в храм один и не общался ни с кем. Потом ко мне подошёл Константин, и тут такое началось, - у Иосифа даже голос как-то теплеет. - Я жил в своём мире и думал, что так и должно быть, а тут мне другой мир открылся, людей, поездок…"

А Максим признается, что с друзьями из школы, вуза общаться перестал: ценности слишком разные. "Мирское общение опустошает", - подтверждают товарищи по "молодежке".

Чтобы выработать способ жить в этом "неправильном мире", где не верят в бесов и снимают "Матильду", они и встречаются в этом домике каждое воскресенье.

"Церковь считается воинственной, каждый, кто в неё входит - воин, - говорит воспитатель кадетов Илья. - Прежде всего, он воюет внутри себя. И мы просто обязаны встречаться в нашем генштабе, обмениваться опытом, тактическими заданиями". И добавляет: "Я-то сам десантник".

Фото автора

Похожие темы