Мнение израильского публициста: в следующем году в Иерусалиме, или Много шума и… ничего

Иерусалим Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Столкновения на улицах восточного Иерусалима в пятницу продолжались

Сказать, что заявление Трампа прозвучало как гром среди ясного неба, - значит не сказать ничего.

Это был не гром, это был удар, который прозвучал подобно гонгу в гробовой тишине молчания.

Кто-то воспринял этот удар как отсчет новой эры, когда свершились вековые чаяния еврейского народа, круг замкнулся и казавшийся когда-то несбыточным призыв - "Ле шана ха-баа бе-Йерушалаим абнуя" - "В следующем году в отстроенном Иерусалиме", - вдруг обрел законченность и завершенность, и образ "золотого Иерусалима" - "Йерушалаим шель захав" - вновь засиял во всей своей красе, являя миру гениально когда-то придуманную идею единобожия.

А кто-то - и таких тоже немало - приняли упомянутый удар гонга за удар молота, вгоняющий весомый ржавый гвоздь в гроб, где окончательно будут похоронены надежды на мир и урегулирование с палестинцами.

Правообладатель иллюстрации EPA
Image caption В ходе визита в Иерусалим в мае Трамп посетил Стену плача

Кто-то - были и такие - заподозрили в поступке президента США Дональда Трампа нечто, что называется его любимым словом "сделка". И сразу возник вопрос: а что за эту "сделку" должен будет уплатить Израиль, чем поступиться?

На своей странице в "Фейсбуке" я выложил картинку с вопросом посредине: "Иерусалим - столица Израиля. Вопрос: цена сделки?"

Честно говоря, я не ожидал шквала комментариев, но он пролился, подобно золотому дождю - и, не считая единодушного одобрения решения Трампа о Иерусалиме и согласия в том, что речь идет о кардинальном повороте в истории человечества вообще и на Ближнем Востоке в частности, обнаружились и скептики, и циники, называвшие чуть ли не конкретную сумму сделки, а также выражавшие серьезное сомнение в том, что можно говорить о каких-то переменах.

Пожалуй, в концентрированном виде это выразил некто Влад Кабакчи - "Russia and Russiagate". По его словам, "это решение, к сожалению, основано вовсе не на любви к Израилю, как это представляют на Ближнем Востоке, а на стремлении умыть руки и забыть про этот регион".

Кстати, недалеко от Кабакчи ушел и лидер МЕРЕЦа, оппозиционной партии в израильском парламенте, депутат кнессета Илан Гилон, заявивший: "Трамп преподнес Израилю опасный подарок, который дорого ему обойдется. Трамп говорил о мире и примирении сторон, но своими руками задушил возможность прямых переговоров с Абу Мазеном".

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Протесты в Иерусалиме

Кстати, об Абу Мазене, он же председатель Палестинской автономии Махмуд Аббас. Его призывы к тому, чтобы разорвать отношения с Америкой, выйти на улицы и начать всеобщую забастовку, встречены палестинской улицей с некоторой прохладцей.

Восток - дело тонкое, ребята, я не устаю это повторять для тех, кто из зарубежного далека принимает за чистую монету цветастую пафосную риторику арабских лидеров.

А где тонко - там и рвется.

Потому, вслушиваясь в слова тех или иных "раисов", надо угадывать то, о чем они сумели умолчать, иначе мысль оборвется - и додумать будет не так-то просто.

А умолчать они сумели, как утверждает израильский арабист, ныне депутат кнессета от блока "Сионистский лагерь" Ксения Светлова, о том, что вряд ли кто-то из руководства арабских стран всерьез поддержит тот же ХАМАС и грудью встанет на защиту Иерусалима. Смешно говорить об этом, подчеркивает Светлова, когда саудиты пошли на союз с США, чтобы себя обезопасить, и согласились на создание единого израильско-американо-арабского фронта против Ирана. Смешно об этом говорить, когда Каир и Амман столь сильно зависят от американской помощи и так ее ждут.

Не далее как в четверг, 7 декабря, я интервьюировал министра по делам Иерусалима Зеэва Элькина; знаю я его давно, потому разговор у нас был, что называется, по душам, откровенный.

Я спросил у него, не опасается ли он, что американцы, объявившие о том, что Иерусалим отныне - единая и неделимая столица Израиля, останутся в одиночестве и за ними никто не последует.

"Вы же понимаете, - сказал Элькин, - что пример американцев - это тот пример, который подаст знак остальным. Переберутся американцы в Иерусалим с посольством - переберутся и остальные. Чехия уже признала Иерусалим нашей столицей, в Австрии, где идет формирование правительства, есть партия, одно из основных требований которой - посольство в Иерусалиме. Более того, сама Россия признала, правда, западный Иерусалим в качестве столицы, а потом оговорилась, что сделает это после достижения мира между израильтянами и палестинцами - но, тем не менее, полшага Россия сделала".

Министр утверждал, что, безусловно, руководство Палестинской автономии сделает все для того, чтобы в пятницу, сразу после пятничной молитвы, обострить обстановку. Однако, говорил он, не надо давать слабину, а быть готовым ко всему, реагировать самым жестким образом - даже не столько по отношению к демонстрантам, а скорее, к администрации ПА, которая и выступит в качестве зачинщика.

Собственно говоря, на мой взгляд, оправдались прогнозы тех, кто говорил, что "шумовой завесы" хватит на день-два, а затем все сойдет на нет и процесс, затеянный Трампом, пойдет в прежнем русле.

Десятки тысяч манифестантов (это по всей-то стране, когда ранее на такого рода акции протеста выходило куда больше народу), несколько пострадавших от резиновых пуль, да ожидание заседания Совбеза ООН - которое, как всегда, ничего не решит.

С тем и ушли, чтобы встретиться в следующем году в обновленном Иерусалиме.

Новости по теме