Тайная сделка советской власти с главным "басмачом" Средней Азии

Плененный Ибрагим-бек в окружение чекистов специальной оперативной группы Правообладатель иллюстрации Central state archive of Tajikistan
Image caption Июнь 1931 года, кишлак Ляур: плененный Ибрагим-бек в окружении чекистов специальной оперативной группы

Воспоминаний об этой истории, произошедшей 95 лет назад, вы не прочтете ни в одном историческом труде о советском прошлом Средней Азии. Свидетельства участника тех событий - чекиста Абдулло Валишева - были изданы очень маленьким тиражом в Душанбе к юбилею республиканских органов госбезопасности лишь в 1989 году. Власти тщательно скрывали детали сделки, заключенной чекистами с непримиримым врагом советской власти, в результате которой были спасены сотни жизней солдат Красной Армии.

Полевой командир Ибрагим-бек вошел в советскую историографию как самый известный лидер движения басмачей, боровшихся с советской властью в 20-е годы прошлого столетия.

Многие годы он входил в число главных кинозлодеев советского кино и антигероев советской литературы. Для одних он был непримиримым врагом, для других стал примером борца за свободу от поработителей.

Десять лет Ибрагим-бек вел борьбу с советской властью, пока, наконец, в 1931 году не сдался сам, осознавая бесполезность продолжения войны против Советов. После этого он был осужден и расстрелян.

На судебном процессе против Ибрагим-бека никто не захотел вспоминать о том, что злейший враг большевиков спас от смерти сотни красноармейцев.

"Душанбинские события"

В 1921 году для разгрома басмаческого движения и укрепления Советской власти в Восточную Бухару (ныне Центральный и Южный Таджикистан) был направлен Усман Ходжаев, занимавший тогда должность председателя ЦИК Советов Бухарской Народной Республики (СБНР). Вместе с консулом РСФСР Нагорным он выехал в Душанбе.

Несколько позже в столицу БНСР Бухару прибыл бывший военный министр Турции Энвер-паша. Он встретился с рядом высокопоставленных чинов из правительства и бывшими турецкими офицерами, попавшими в плен во время Первой мировой войны. После крушения Бухарского эмирата большинство этих пленных поступило на службу в органы власти БНСР.

Усман Ходжаев находился под большим влиянием турок и высоко чтил имя Энвер-паши. Как только представился удобный случай, он попытался разоружить гарнизон Красной Армии и покончить с Советской властью. В историю Таджикистана его попытка вошла под названием "Душанбинские события".

15 октября 1921 года 8-й стрелковый полк и конно-артиллерийская горная батарея были выведены из Душанбе в район Гузара и Широбада. В гарнизоне остались два батальона 7-го стрелкового полка, которые должны были поддерживать конный отряд бухарских войск под командованием заместителя военного назира БНСР Али-Ризы.

Image caption Карта Бухарской республики, 1922 год

Недовольные новой властью силы подняли антисоветский мятеж и ликвидировали местные органы управления в Каратегине, Дарвазе, Бальджуане, Кулябе, Джиликуле. Возглавил протестное движение лидер басмачей - Ибрагим-бек.

Осада

На помощь восставшим против новой красной власти из Бухары в Термез выдвинулся Энвер-паша. Продвигаясь вглубь Восточной Бухары, он установил связь с находившимся в Душанбе командиром бухарского отряда Али-Ризой и полностью посвятил его в свои планы по ликвидации советской власти в Восточной Бухаре.

Полагаясь на свой авторитет, Энвер-паша надеялся, что его поддержат все вооруженные антиправительственные формирования. Однако его отряд был встречен локайскими басмаческими отрядами и разоружен, несмотря на протесты и разъяснения Энвера-паши, что он пришел к ним на помощь - как их брат, мусульманин.

Ибрагим-бек, желавший единолично управлять Восточной Бухарой, не поверил Энверу и тем более не хотел делить власть с кем-то пришлым. Он арестовал Энвер-пашу и его турецких офицеров, после чего никуда их от себя не отпускал.

Бухарский эмир Сейид Алим-хан был взбешен поведением своего подчиненного и потребовал освободить Энвер-пашу, немедленно приступить к штурму Душанбе и уничтожить красноармейский гарнизон.

Правообладатель иллюстрации TASS
Image caption Сдавшиеся в плен басмачи, 1928 год

Однако красноармейцы отбили все яростные атаки мятежников Али-Ризы и басмачей Ибрагим-бека. И несмотря на крайне тяжелое положение, обусловленное длительной блокадой, голодом, болезнями, недостатком питьевой воды и лекарств, осажденный гарнизон Красной армии все же продолжал удерживать Душанбе в своих руках.

Начальник Душанбинского гарнизона Владимир Мартыновский в донесении штабу Туркестанского фронта сообщал о критическом положении, в котором оказались красноармейцы, и просил скорейшей помощи: "Болезни и истощение вывели из строя 80% личного состава. Десятки красноармейцев убиты и ранены. Осуществить прорыв из плотного кольца окружения практически невозможно".

Вынужденное соглашение

Выход из этого казалось безвыходного положения был найден чекистами осажденного гарнизона, которые были хорошо осведомлены об отношениях между различными осаждавшими Душанбе группировками. Местному ЧК было известно, что соглашение о сотрудничестве между Ибрагим-беком, Энвером-пашой и джадидами с обеих сторон было продиктовано конъюнктурными соображениями.

Тщательно взвесив эти обстоятельства, чекисты разработали план вывода гарнизона из Душанбе, ключевым участником которого неожиданно оказался Ибрагим-бек. Руководствуясь этим планом, начальник гарнизона направил Ибрагим-беку письмо с предложением заключить взаимовыгодное сепаратное соглашение.

По условиям соглашения командование гарнизона должно было вывести из Душанбе все воинские части, а Ибрагим-бек - обеспечить их продовольствием, лошадьми и фуражом. Взамен он получал всю полноту власти в Душанбе. Причем управлять он должен был от имени БНСР как ее официальный представитель.

Кроме того, предлагалось совместно выступить против общего врага - отрядов джадидов, прибывших из Бухары.

Расчет чекистов оказался точным. Ибрагим-бек ответил согласием на предложение командования душанбинского гарнизона. Коменданту Душанбинского гарнизона он направил письмо следующего содержания: "Товарищи, мы вас благодарим за то, что вы хорошо дрались с джадидами, на которых вы полагались, что они пойдут за большевиками, но вы ошиблись. Я, Ибрагим-бек и мир, хвалю вас за это и жму вашу руку. Открываю вам дорогу на все четыре стороны и еще могу дать фураж и лошадей, только убирайтесь с нашей территории".

Вслед за этим он направил в распоряжение гарнизона сто подвод с продовольствием и фуражом, а также боеприпасами, а затем, как и было предусмотрено условиями соглашения, обеспечил безопасный коридор и позволил частям Красной Армии беспрепятственно покинуть Душанбе.

Эта военно-дипломатическая акция позволила спасти размещенные в Душанбе части Красной Армии от неминуемого разгрома и внесла серьезный разлад в отношения Ибрагим-бека и Энвера-паши.

Правообладатель иллюстрации GAFUR SHERMATOV
Image caption Сталинабад, 1931 год, Ибрагим-бек в автомобиле сотрудников ГПУ перед его отправкой в Ташкент. Рядом с Ибрагим-беком сидит председатель ГПУ Таджикской ССР Дорофеев, в центре стоит один из участников операции по поимке Ибрагим-бека лейтенант государственной безопасности Абдулло Валишев

Энвер-паша метал гром и молнии на голову Ибрагим-бека, обвиняя его в предательстве. Али-Риза приказал своим джигитам бить ибрагимбековские отряды из всех видов оружия.

Но это были пустые угрозы. Отряды Ибрагим-бека во много раз превосходили энверовские силы, так что он приказал им убираться из Душанбе. Энвер-паша со своими отрядами покинул город и перебрался в лагерь курбаши (полевого командира - Би-би-си) Ишана Султана из Каратегина.

Правитель Гиссарской долины

Ибрагим-бек стал фактическим правителем Гиссарской долины - правда, ненадолго. Уже летом 1922 года красные части вернули утраченные позиции. Лидер басмачей и его отряды спешно покинули Душанбе и бежали в Афганистан.

В апреле 1931 года Ибрагим-бек перешел советско-афганскую границу с девятитысячным отрядом, обратившись к народу с призывом восстать против советской власти.

Он хорошо знал о напряженной социально-политической обстановке, складывавшейся в Средней Азии в ходе проводимой сплошной коллективизации.

Ибрагим-бек очень рассчитывал на поддержку народа.

Однако уже к началу июня 1931 года в боях с Красной Армией отряды Ибрагим-бека потеряли 1224 человека убитыми. 75 человек было взято в плен. 314 человек добровольно сложили оружие. Сам Ибрагим-бек добровольно сдался советским властям 23 июня 1931 года.

13 апреля 1932 года он был приговорен к высшей мере наказания - расстрелу.


Басмачеством (от тюркского "басмак" - совершать налет, нападать, набегать) называют партизанское движение населения Туркестана, который позднее получил название Средняя Азия. Одним из главных плацдармов басмачей стала территория Афганистана.

Советская власть была установлена в Средней Азии относительно быстро и бескровно. Но практически сразу большевики начали закрывать мечети, духовенство стало подвергаться арестам, сжигались религиозные книги, были отменены шариатские суды. Это становилось поводом для значительных протестов и недовольства населения региона.

В ответ басмаческое движение охватило весь край. Наиболее видными лидерами стали Ибрагим-бек в Восточной Бухаре, Мадамин-бек в Ферганской долине, Джунаид-хан в Туркмении.

Нередко басмачи действовали совместно с русскими белогвардейскими частями. Им оказывали помощь Иран, Турция, Китай и Афганистан. Обучением войск басмачей занимались офицеры атамана Уральского казачьего войска Дутова, турецкие офицеры и британские инструкторы.

Сталин считал победу над басмачеством принципиальной, поскольку она стала своеобразным ответом Германии, Англии и Ирану, поддерживавшим восставших жителей Средней Азии против власти большевиков.

Новости по теме