Организатор "Диалогов": мы пытались воссоздать "идеальное" телевидение

  • 27 июня 2016
Правообладатель иллюстрации openlib
Image caption Солодников (слева) в прошлом работал журналистом на петербургском телеканале 100ТВ

В Петербурге под угрозой закрытия проект "Диалоги": публичные дискуссии с участием российских культурных и общественных деятелей больше не будут проходить в библиотеке Маяковского на набережной Фонтанки, 44.

Куратор проекта и теперь уже бывший сотрудник библиотеки Николай Солодников винит в этом власти, которые последние полтора года оказывали давление на площадку. 23 июня трое сотрудников Федеральной службы безопасности даже провели обыск в его кабинете.

Их интересовали источники финансирования "Диалогов" и почему в загранпаспорте Солодникова в последнее время прибавилось штампов о пересечении границы.

О будущем проекта, давлении властей и "русских людях, которым не все равно" Николай Солодников рассказал корреспонденту Русской службы Би-би-си Андрею Сошникову.

Би-би-си: Обыск был в прямом смысле слова?

Николай Солодников: Обыск в смысле обыск, правда только в моем кабинете. Обыскивали полки, изучали содержимое компьютера. Еще в отделе кадров изымали документы, связанные с моей работой. Изымали технику какую-то. Допрашивали сотрудников администрации библиотеки, а это, подчеркну, женщины в основном.

Все это случилось 23 июня. А я узнал только 26-го. Сотрудники администрации показали мне документы за подписью начальника УФСБ по Петербургу и Ленобласти - поручение провести оперативно-розыскные мероприятия. Обыск проводил отдел по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом.

В этих бумагах моя фамилия единственная фигурировала, стало все понятно. Попросили подписать заявление об увольнении по собственному желанию. Я сделал это, чтобы как-то минимизировать потери для библиотеки и ее сотрудников - психологические и физические.

Правообладатель иллюстрации openlib
Image caption Читальный зал библиотеки Маяковского в дни "Диалогов" неизменно забивался под завязку

Би-би-си: В библиотеке вы работали заместителем директора по связям с общественностью. Должность предполагала что-то помимо организации "Диалогов"?

Н.С.: Я пришел туда на работу несколько лет назад; целью моего прихода и введения новой должности была как раз организация "Диалогов". Представьте, каждый месяц нужно приглашать три пары спикеров - это не самая простая работа, она отнимала много времени, сил, чего угодно… Я занимался и другими вопросами, связанными с библиотекой, ее реакцией на городские события. Сейчас, правда, это не имеет уже никакого значения.

Би-би-си: Вам ставят в вину частое пребывание за границей. У вас в контракте было прописано, сколько времени вы должны были проводить на рабочем месте?

Н.С.: До того, как наша семья поехала в Ригу, чтобы там нашего пятого ребенка доносить и родить нормально (роды четвертого в Петербурге были жуткими), я работал со своего рабочего места. В ноябре у нас на [улице] Чайковского начался ремонт теплотрассы, об этом многие СМИ писали. Четыре маленьких ребенка, через день нет либо воды, либо света… В общем мы решили уехать в Ригу. С Зоей Васильевной [Чаловой, директором библиотеки] договорились, что я дистанционно буду выполнять ту же работу, что выполнял, сидя в кабинете в Маяковке. На качество работы это никак не влияло, те же "Диалоги" проходили регулярно.

Откуда деньги

Би-би-си: До 23 июня городские чиновники и спецслужбы интересовались проектом?

Н.С.: Они бесконечно приходили и разговаривали с директором библиотеки. Когда-то реже, когда-то чаще. Последний "всплеск" был в феврале, когда мы проводили "Диалоги" памяти Бориса Немцова.

Би-би-си: Их раздражали какие-то спикеры?

Н.С.: Министр культуры Мединский, писатели Проханов, Прилепин, Шаргунов, журналист Шевченко и многие другие у них вопросов не вызвали. А вот лауреат Нобелевской премии по литературе Светлана Алексеевич, писательница Улицкая, журналисты Латынина, Шендерович, Кашин, политик Шлосберг - такие люди воспринимаются некоторыми сотрудниками комитета по культуре Петербурга, например его главой Сухенко, сотрудниками ФСБ (не всеми - подчеркиваю) или там сотрудниками администрации президента как "пятая колонна". Вот сегодня их Сухенко чуть ли не врагами народа назвал, якобы они у нас собираются, чтобы развалить великую могучую Россию.

Би-би-си: У проекта не было генерального спонсора?

Н.С.: Нет.

Би-би-си: Как вы находили средства для него?

Н.С.: Я уже об этом говорил 25 раз в разных СМИ: у меня была зарплата 43 тысячи рублей, у меня жена зарабатывает что-то. Мы эти деньги можем как-то использовать. Плюс Коля ходил бесконечно с протянутой рукой по своим друзьям и товарищам, чтобы купить билеты, оплатить гостиницу спикерам. Какие спонсоры? На что?

Правообладатель иллюстрации openlib
Image caption На трибуне "Диалогов" слева направо: главный редактор "Эха Москвы" Алексей Венедиктов, Николай Солодников, гендиректор "Медузы" Галина Тимченко

Би-би-си: "Диалоги" проводились в рамках проекта "Открытая библиотека", который ставил своей целью изменить функционал и внешний вид городских библиотек…

Н.С.: Системная реформа библиотек на сегодняшний день невозможна.

Би-би-си: А что у вас получилось?

Н.С.: Получились "Диалоги", которые мы проводили на протяжении трех лет каждый месяц: больше 100 спикеров, более 80 диалогов. Мы старались ими заменить то "идеальное" телевидение, которое потеряли, тот прямой эфир, которого так не хватает…

"Диалоги" мы будем продолжать делать. Будем искать новую площадку в городе, надеюсь, государственную.

Что дальше

Би-би-си: Новый гендиректор Российской национальной библиотеки в Петербурге Александр Вислый сказал изданию "Фонтанка", что может рассмотреть ваше обращение.

Н.С.: Я обязательно с ним свяжусь, чтобы обсудить этот вопрос.

Би-би-си: А вы городские власти пытались привлекать на мероприятие в качестве спикеров или соорганизаторов?

Н.С.: Городские власти сами привлекались: председатель комитета по культуре регулярно прибегал с выпученными глазами к Зое Васильевне с требованием запретить тот или иной диалог, отменить того или иного гостя, мы это дело отстаивали.

До этого был вице-губернатор Кичеджи, который очень поддерживал проект - не финансово, а по-человечески хорошо относился, принимал в нем участие. У нас даже [депутат петербургского парламента Виталий] Милонов участвовал. Мы приглашали тех, кто нам интересен искренне, с кем мы хотели разговаривать. Чиновники они или нет - нас не интересовало.

Правообладатель иллюстрации openlib
Image caption Одни из последних "Диалогов": политолог Екатерина Шульман и культуролог Александр Эткинд

Би-би-си: Менял ли что-нибудь проект в городе или стране?

Н.С.: Это вам судить. Для меня этот проект важен. Мы, люди, которые ходили на этот проект, - одно целое, мы русский народ, которому не все равно.

Реакция

"Диалоги" проводились с 2014 года и были, возможно, самым посещаемым проектом подобного формата в Петербурге.

Спикеры прошедших "Диалогов" высказываются в их поддержку.

Так, телекритик Арина Бородина написала на своей странице в "Фейсбуке": "Ребята делали замечательный и нужный проект. "Открытая библиотека" собирала полные залы. Сама там выступала дважды и всегда ждала, когда позовут еще, потому что очень хорошая компания, атмосфера и люди... Уверена, что кто-то просто стучал на них и писал доносы в АП [администрацию президента]. Свободная площадка, неконтролируемая, по нынешним временам просто прорывная, явно многим не давала покоя. И вот такая концовка печальная - в Питере уже вряд ли будут "Диалоги".

Филолог Марина Королева назвала проект "одним из лучших ever [когда-либо]".

Председатель петербургского комитета по культуре Константин Сухенко заявил "Фонтанке", что воздержался бы от поддержки проекта, "если проблема в том, чтобы давать возможность как можно больше высказаться тем, кто не любит Россию".

Новости по теме