Лица Февраля 17-го: революционеры поневоле - Александр Гучков

  • 3 марта 2017
Правообладатель иллюстрации РИА Новости
Image caption 28 февраля 1917 года власть перешла в руки Временного комитета Государственной думы. Сидят, слева направо: Владимир Львов, Владимир Ржевский, Сергей Шидловский, Михаил Родзянко; стоят, слева направо: Василий Шульгин, Иван Дмитрюков, комендант гарнизона Петрограда полковник Борис Энгельгардт, Александр Керенский

Среди деятелей Февраля нет ни одного большевика, и вообще левого. Революция началась неожиданно для профессиональных революционеров и свершилась без их участия.

Кто были эти люди, которые во время великого переворота в жизни России, порой не по своей воле, оказались на гребне событий.


Александр Гучков, 54 года, председатель Центрального военно-промышленного комитета (возраст и положение персонажей даны на момент Февральской революции):

Правообладатель иллюстрации ТАСС
Image caption Александр Гучков

По образованию историк. Потомок богатых московских купцов-старообрядцев, банкир, один из первых в России портфельных инвесторов (хотя термин тогда еще не изобрели).

По словам премьера Сергея Витте, "любитель сильных ощущений и человек храбрый". Вдвоем с братом проехал верхом 12 тысяч верст по малоосвоенным районам Китая, Монголии и Средней Азии. Стал первым русским, принятым тибетским далай-ламой. Добровольцем участвовал в англо-бурской, русско-японской и балканских войнах. Неоднократно дрался на дуэли.

В мае 1905 года в составе делегации московских земцев встречался с Николаем II. Вопреки этикету, долго и страстно говорил царю о пользе конституции. Был известным сторонником Петра Столыпина, после его убийства начал постепенно расходиться с официальным курсом.

В 1912 году выступил с думской трибуны с резкой критикой Распутина, после чего сделался личным врагом царя и царицы. По имеющимся данным, он также поспособствовал обнародованию нескольких личных писем Александры Федоровны и ее дочерей Распутину.

Императрица называла его "скотиной, которую мало повесить", Николай II "подлецом" и "Юань Шикаем", имея в виду китайского политика, ставшего президентом после свержения монархии. Вплоть до Февральской революции охранка вела за Гучковым непрерывную слежку.

По мнению историков, в последние предреволюционные месяцы Гучков был ключевой фигурой закулисных консультаций между политиками и генералами с целью отстранить от власти Николая II, сохранив при этом монархию.

"На 1 марта был назначен внутренний дворцовый переворот - группа твердых людей должна была на перегоне между Царским Селом и столицей проникнуть в царский поезд, арестовать царя и выслать его за границу. Я убежден, что если бы такой переворот удался, он был бы принят и страной, и армией вполне сочувственно", - рассказывал впоследствии сам Гучков.

Во время Февральской революции, начавшейся для него, как и для всех, неожиданно, Гучков никак себя не проявил до вечера 2 марта, когда вместе с депутатом Василием Шульгиным приехал в Псков за отречением Николая II. Он и лидер кадетов Павел Милюков безуспешно убеждали великого князя Михаила Александровича не отрекаться от престола следом за старшим братом.

После прихода к власти большевиков выехал на Дон, пожертвовал 10 тысяч рублей на создание Добровольческой армии. В 1919 году был представителем Деникина в Европе, вел от его имени переговоры с Пуанкаре и Черчиллем. Тратил личные средства на закупку и доставку грузов для белых армий.

Дочь Гучкова в 1932 году вступила в компартию Франции, а по некоторым сведениям, была завербована ОГПУ.

В феврале 1936 года Александр Гучков умер в Париже. На его похоронах собрались представители всех направлений эмиграции, которые в остальных случаях не подавали друг другу руки.

"Некоторые современные авторы пытаются оправдать Николая II с помощью версии, будто он решил отречься в пользу Михаила под давлением Гучкова. Получается, что Гучков - тайный республиканец и, конечно же, масон, наносит решающий удар монархии. Эта экзотическая версия находится в прямом противоречии с известными воспоминаниями Василия Шульгина - участника последней беседы царя с депутатами. В начале беседы Гучков требует отречения в пользу Алексея. Николай отвечает, что изменил решение и хочет отречься в пользу Михаила. Это вызывает замешательство Гучкова и Шульгина, и они лишь после обсуждения между собой этой новости сдали позицию, согласившись с решением Николая II".

(Виктор Брачев, российский историк)

"Гучков впервые в истории с помощью опыта, полученного в путешествиях в Китай и Турцию, где произошли антиабсолютистские буржуазные перевороты, пытался изобрести то, что теперь называется "цветной революцией". Разговоры о том, что американцы чего-то придумали, несостоятельны. В России очень много из этих методов было применено. Русские либералы, буржуазия, неглупые были люди, они знали, как расшатывать, как внедрять, как работать с общественным мнением в информационном пространстве.

Только стихийное выступление народа за две недели до назначенной Гучковым даты сорвало подготовленный им государственный переворот, который должен был установить в России парламентарную конституционную монархию во главе с царевичем Алексеем".

(Виктор Козодой, российский историк)

"Гучков вызывал у царя особое раздражение, поскольку специализировался на военном деле, которое Николай II полагал прерогативой монарха. Еще в 1908 году он произнес в Думе речь, в которой критиковал многие аспекты военного строительства и роль великих князей в руководстве армией. Гучкова Николай II не просто считал политическим оппонентом, это было личное отношение.

Вокруг поездки Гучкова в Псков ведется много исторических споров. Широко распространено мнение, будто он находился в предварительном сговоре с генералами Алексеевым и Рузским, но доказательств этому нет. Неверно и утверждение, будто Гучков убедил царя отречься - все было решено еще до его приезда.

Военный министр Гучков и министр иностранных дел Милюков сделались главными символами политики войны до победного конца, и политический финал у них был общий".

(Джеффри Хоскинг, британский историк)

Похожие темы