Полунин: клоуны – это самые свободные существа

  • 17 июня 2010

Вячеслав Полунин, актер-мим, клоун и режиссер дал интервью Русской службе Би-би-си и ответил на вопросы читателей bbcrussian.com в дни празднования своего 60-летия.

Мы благодарим всех наших читателей за присланные вопросы. Беседу с Вячеславом Полуниным вела глава интерактивного отдела Анна Висенс.

Би-би-си: Когда впервые вы почувствовали желание стать клоуном?

Вячеслав Полунин: Наверное, это случилось, когда мне было лет 10 или чуть меньше. Я увидел чаплинский фильм "Малыш" по телевизору. Было очень поздно, и мама выключила телевизор на середине фильма и отправила меня спать. Я проплакал в подушку до утра. Потому что этот человечек, фантастический и трогательный, так запал мне в душу... С тех пор так это все и продолжается. Через неделю я себе уже сделал башмаки огромные, тросточку согнул и бегал так по школе. На новогоднее представление я был в чаплинских усиках. Наверное, это и была моя первая встреча с клоунадой.

Би-би-си: С чем можно сравнить это ощущение, когда ты смешишь людей. Когда ты делаешь что-то или говоришь, а они искренне начинают смеяться. Я просто наблюдаю за своим сыном, а ему уже почти 13 лет, он получает дикое удовольствие, если ему удается меня рассмешить.

Вячеслав Полунин: Во-первых, мне повезло. Ты представляешь, какая у меня жизнь? Я каждый вечер вижу тысячи радостных людей. Это вообще нереально - когда такое огромное количество людей находится в счастливом состоянии. Смех – это же и есть, наверное, идеальное состояние человека. Естественно, один раз попробовав этого напитка, уже не можешь от него оторваться. Потому что хочется, чтобы вокруг люди были не унылые и не серые, а радостные и творческие. Сравнить с чем-то другим это трудно. Это вершина состояния человека.

Би-би-си: Вы же сначала поехали в Ленинград учиться на инженера, но не доучились. Когда вы решили, что все – нечего время терять?

Вячеслав Полунин: Да, я просто должен был выполнить задание мамы. Мама просила, чтобы я стал сначала инженером, а потом уже делал, что хочу. Я выполнял ее решение. А потом вдруг рискнул – когда она приехала ко мне в гости, я показал, чем я занимаюсь. Она увидела меня на сцене и сказала – ну, ладно, может быть, ты сможешь прожить при помощи того, что ты делаешь на сцене. И согласилась, что я уйду из института.

Би-би-си: То есть все мирно произошло – переговоры с мамой завершились мировой?

Вячеслав Полунин: Я все-все аккуратно делал.

Би-би-си: А я могу понять ее. В то время в Советском Союзе эта профессия была какая-то несерьезная, непрестижная.

Вячеслав Полунин: Вопрос не престижа, а уверенности в жизни. Инженер – точно будешь иметь кусок хлеба, а эта шантрапа останется без работы.

Би-би-си: Дело, наверное, не только в этом. Клоунов в цирке мы все тогда видели, а пантомима, мимы – это все было в новинку…

Вячеслав Полунин: Дело в том, что я поехал на клоуна поступать в цирк. Я поехал в Москву, в цирковое училище, и чего-то мне не понравилось. Мне показалось, что какие-то грустные там клоуны. Какие-то они ненастоящие. А это было действительно так. В то время клоунада шла на спад, не было новых идей, не было восторженного состояния в этой сфере. А пантомима – это магическое, странное, незнакомое искусство привлекало неизвестностью. Все молодые и задорные туда бросились, и я оказался там же. Марселя Марсо увидел и был в таком восторге, следовал за ним как собачонка, когда он приезжал в Россию.

Би-би-си: Вы как-то организовали фестиваль под названием "Бабы-дуры" с участием клоунов-женщин. А ведь действительно есть ощущение, что женщин в этой области гораздо меньше, чем мужчин. С чем это связано?

Вячеслав Полунин: Сейчас как раз наоборот - женщин-клоунов больше, чем мужчин. Может быть, нет пока очень громких имен, известных всем. Но очень много замечательных клоунесс. Я думаю, что у каждого вида творчества есть мужской период и женский период. Женский период начался лет 10-15 назад. Я сейчас смотрю женскую клоунаду иногда с большим интересом, чем мужскую.

Би-би-си: Может быть, это еще связано с глобальным движением феминизма?

Вячеслав Полунин: Может быть, потому что женщина расширяет свое пространство. Понимаешь, ведь это просто смелость. Внутренняя смелость – быть некрасивой, но интересной. Не каждая на это решится, даже если внутри нее сидит клоун. Значит, наступил момент, когда женщины стали больше проявлять смелость.

Би-би-си: Дмитрий из Финляндии прислал вам такой вопрос: если воспринимать ваш номер "Низя", метафорически относящимся к советскому времени, есть ли у вас ощущение, что многие важные "низя" стали "зя" в современной России?

Вячеслав Полунин: Все мои клоунады имеют 10 этажей ассоциативных. Может быть, из-за этого их так любят. Потому что в них можно бесконечно копаться и находить что-то новое. В то время, когда "Низя" появился, это был взрыв какой-то. В каждом трамвае можно было услышать – "зя, зя!" Я придумал слово, которое нужно было каждому в России в то время – "зя!" – решиться, иметь право… После всех этих границ, постановлений, законов и всего, что сдерживало человека быть живым, искренним, творческим - это слово было самым необходимым словом. Я поймал то, к чему стремились тогда люди. И вообще смысл моего театра был философский. Сама искренность того периода времени была символом свободы.

Потом, когда я приехал в Россию в новом веке, начал там работать, я подумал – ну, кому нужна моя свобода, тут сколько хочешь свободы. Но ко мне опять публика пришла… Я всегда пытался защитить человека от любого вмешательства в его внутреннюю идею. В то время для этого нужна была свобода, сейчас нужно внимание к духовности, в будущем будет еще что-то. Но главное – окружение не должно мешать человеку быть счастливым.

Би-би-си: Вам хорошо работалось в СССР? Или все же были проблемы?

Вячеслав Полунин: Проблемы были постоянно. Но клоун все время прикидывается глупцом. Клоун – это ребенок, и когда он залезает на голову и рвет на тебе волосы, ты все-таки терпишь. Был бы сосед – дал бы в глаз, наверное. Поэтому, прикинувшись ребенком или клоуном, ты можешь очень многое сделать в этой жизни.

Би-би-си: Вам же даже удалось приоткрыть железный занавес в 1985 году и пригласить всех великих клоунов мира в Москву. Как вам удалось осуществить эту безумную для того времени затею?

Вячеслав Полунин: Фантастическая история! Я в своей книжке целую главу посвятил ей. Это просто как детектив. Один мой друг из ЦК комсомола, который очень любил то, что я делал, сказал – я бы хотел тебе помочь, осуществить какую-то твою мечту. И я сказал – вот, хотел бы, чтобы все клоуны мира прилетели к нам в Москву, радовали бы нас здесь, мы были бы как единое братство… Он ответил – ну, давай, попробуем.

Эта фантастическая история - этот человек рискнул всей своей карьерой, жизнью и т.д. Это был международный центр в Москве, куда приезжали различные мировые комсомольские делегации. Он поселил меня там в какую-то комнатку. После переговоров он их выводил покурить на лестничную площадку, а там случайно сидел я всегда. Мы начинали быстро-быстро обсуждать, какой замечательный клоун у них есть в стране, и как помочь ему приехать в Москву с их делегацией.

Это была фантастическая авантюра. Я в этой курилке просидел две недели, уговорил два десятка клоунов взять в делегации. Они все приехали. Меня потом чуть из страны не выгнали. Они же все были настолько свободными, трогали все то, что запрещено трогать – и политику, и религию, и секс, и все что угодно. Потому что клоуны – это самые свободные существа. После этого меня пять лет не показывали на телевидении, не давали больших залов, я сидел в своей маленькой студии, но был счастлив – потому что произошло это потрясающее событие.

Би-би-си: А с чем был связан отъезд из Союза? Об этом спрашивает Миша из Бостона.

Вячеслав Полунин: В 1989 году я сделал "Караван мира", чтобы расширить пространство своей родины. Своей родиной я считаю Землю. Я все исколесил, все, что у нас было – Сибирь, Азия, Дальний Восток. Я все объехал. Поэтому, как только появилась такая возможность, я отправился по Европе. Потом я понял, что Европа мне маловата, и я отправился путешествовать по всему миру. В 55 странах уже был и в десятки стран я возвращался ни один раз. Земной шар стал такой уютный, домашний и единый… Я считаю, что пора уже всем людям это почувствовать.

Би-би-си: Ну, а ностальгии какой-то вы не чувствуете по России?

Вячеслав Полунин: В Россию я приезжаю теперь стабильно минимум два раза в год – в феврале и в сентябре. Все свои новые проекты я тащу в Москву или в Питер. В прошлом году я сделал замечательную пробу – "Транссибирский экспресс". Идея была сделать культурный фестиваль-поезд по маршруту Москва-Пекин. Все выступления должны были проходить на транссибирской железной дороге, во всех городах. Так как я не нашел спонсоров никаких, я просто рискнул сам с продюсером проехать через всю Сибирь, выступая практически в каждом городе. Я просто проверил эту идею – мне она очень понравилась.

Би-би-си: Ну и авантюрная же идея… Успешно все прошло?

Вячеслав Полунин: У меня всегда все успешно. Не обязательно, чтобы был полный зал или полный карман. Успешно для меня – это огромное удовольствие от новых событий, новых людей, новых идей. Это и есть успешно.

Би-би-си: До того как отправится в Европу, вы устроили похороны своего театра. Что побудило вас к этому?

Вячеслав Полунин: В 88 году, как завещал Станиславский. Я к тому времени понял, что моя идея поэтической клоунады, которую я нашел и разрабатывал, создав театр "Лицедеи", становится мне уже не так интересна. Мы 20-30 спектаклей сделали в этом стиле. Мне хотелось отправиться в новое пространство, метафизическое или трагикомическое. Театр был нацелен на другую идею. Я понял, что надо искать новые идеи, хоронить старую. Поэтому я похоронил театр в 88 году, потом помог ребятам посмотреть мир, поездил по Европе с ними еще три года и распустил театр. А сам отправился в новое путешествие в поисках новой клоунады.

Би-би-си: Как вы оцениваете состояние современной российской клоунады? Об этом спрашивает наш читатель Александр из Новосибирска.

Вячеслав Полунин: Наверное, сейчас период спада в клоунаде во всем мире. Я считаю, что лидерство в мировой культуре сегодня берут художники. Не только художники, на втором месте – интернет. В нем тоже возникает культура, искусство интернета. Но на первом месте все же дизайнеры. Дизайн на каждом шагу – каждая ручка, комната, машина. Дизайнеры сочиняют фантастический мир, и мы начинаем жить в этой фантазийной реальности. Я в восторге. Я свой театр сильно наклонил в эту сторону. У меня все спектакли стали очень визуальными – костюмы ли, пространство ли, место для публики. Я все превращаю в такие спектакли-инсталляции. Даже мой сын половину года проводит клоуном, а половину – дизайнером. Это потрясающее творческое пространство сегодня.

Клоунада сейчас на спаде. Все великие клоуны родились в 50-х годах и к 80-м сказали свое главное слово. Я сделал в позапрошлом году два фестиваля "Конгресс дураков", собрал всех лучших по всему миру и сделал видеозапись, чтобы сохранить это для истории. Я считаю, что тот тип клоунады, которым я занимался тогда, сейчас уже достояние истории. Сейчас я занимаюсь клоунадой же, но очень специальной – клоунадой жизни. Я пытаюсь дать всю ту культуру, которую клоуны сочинили, для ежедневной жизни. Здесь все перепутано - не то это реальность, не то это искусство… У меня есть сценка во Франции "Желтая мельница", где как раз мы занимаемся этими идеями.

Би-би-си: Раз вы так любите экспериментировать, то вот еще один вопрос от нашего читателя - что из самого несмешного, виданного или слышанного, вы бы хотели (мечтали) превратить в смешное? Подписано – "сержусь ), СПб".

Вячеслав Полунин: Сложный вопрос… Я не занимаюсь смешным уже много лет. Меня не интересует смешное. Я использую смешное или абсурдное для того, чтобы смягчить приятие идеи. С красным носом легче человеку принять некоторые вещи, которые его шокируют или создают неожиданную ситуацию. Поэтому смешное для меня – это возможность принять этот мир в каком-то неожиданном свете. Поэтому эта тема для меня уже неактуальна.

Би-би-си: Ну, а тогда вспомните – что вас в последний раз сильно рассердило?

Вячеслав Полунин: Ой, ты, господи, на каждом шагу, и не упомнишь… Я стараюсь выключить радио, телевизор, и жить только творческими событиями своих друзей. Я постоянно радуюсь, когда на телевидении или на радио появляется программа "Хорошие новости". Чем больше я вношу в этот мир положительного, тем меньше остается места для отрицательного. Я не революционер, я не могу бороться со злом с мечом в руках. Я могу только радостью своей, творчеством своим сделать людей самим собой. Потому что в большинстве людей, даже в самых экстремистах, есть человеческое начало. Пробудить его – это значит отодвинуть то, что у него в руках сейчас находится. Для меня это мой способ жизни, не единственный, их полно, всяких способов, но это мой.

Би-би-си: Я так понимаю, что вы постоянно в разъездах. Очень много писем пришло с вопросом о ваших планах на гастроли. Спрашивают – приедете ли в Лондон, Москву, Нью-Йорк и так далее.

Вячеслав Полунин: Недавно был 20-летний юбилей "Каравана мира" – самый большой фестиваль, который я сделал в своей жизни, который пронесся через всю Европу – начался в Москве и потом через все столицы Европы мы добрались до Парижа. За семь месяцев несколько сотен артистов с караванами, с палатками, с шапито, с детьми, с кострами, с собаками проехали всю Европу. Это было как раз, когда упала "стена". Юбилей мы начнем в Бельгии в начале августа, а в начале сентября окажемся в Москве.

Би-би-си: А в Лондон заглянете? Или в Штаты?

Вячеслав Полунин: Про Лондон я все время мечтаю, это мое любимое место, там потрясающая публика. Я все время прошу своих продюсеров, чтобы они мне дали Лондон. Но там расхватаны все театры. А по Англии мы ездим практически каждый год. Нью-Йорк не получится, я на этот раз взял Майами. Мы проездим по Америке – Майами, Сан-Франциско, Лос-Анджелес, Бостон и т.д.

Би-би-си: У нас много читателей по всему миру, так что я думаю, кто-то из них обязательно появится на ваших выступлениях. Еще раз с прошедшим днем рождения, и желаю вам исполнения всех ваших проектов!