Взрыв в Минске: свидетельства очевидцев

  • 12 апреля 2011

С редакцией Русской службы Би-би-си связались жители Минска, оказавшиеся в районе станции метро Октябрьская в момент взрыва 11 апреля. Мы благодарим всех, кто написал нам на форум и в наш микроблог в Twitter.

Сергей Сахаров

Я стоял в непосредственной близости от этой платформы, на станции метро "Октябрьская". В Минске это единственное место, где есть переход между двумя ветками метро. Я стоял за колонной, наверху, недалеко от турникетов, когда услышал громкий звук. То ли взрыв, то ли хлопок.

Была какая-то звуковая волна. Меня немножко тряхануло. Напротив меня упал мужчина лет пятидесяти. В сторону выхода из метро полетели осколки черного цвета. Я обернулся в сторону эскалатора. Оттуда валил густой, едкий черный дым. И становилось все меньше и меньше видно. Я увидел, что возле турникета лежит женщина. На мгновенье потух свет.

Со всех сторон очень стремительно бежали люди. И я со всей этой массой людей тоже вышел из метро.

Потом уже стали подъезжать "скорые", машины МЧС, спецслужб. Люди обеспокоены, и, конечно, меня это тоже волнует. Сегодня утром в метро ехало раза в два, а то и в три меньше народа, чем это обычно бывает. Вагоны ехали полупустые. Люди боятся садиться в метро. В Белоруссии это просто нонсенс. Все в шоке, недоумевают, кому и для чего все это было нужно.

Юлия Кузьменко

Правообладатель иллюстрации Yulia Kuzmenko UGC
Image caption Юлия Кузьменко выложила свои фото с места взрыва в метро Минска в свой микроблог в Twitter - @yuliasssik

Вчера я находилась возле выхода со станции метро "Купаловская". Сначала вышли люди, которые, видимо, уже были на выходе из метрополитена. Некоторые были в шоке. Выходили женщины со слезами на глазах. Мимо меня прошла девушка, она плакала и говорила по телефону и сказала, что произошел какой-то взрыв.

Я вернулась к переходу, и уже потом начали выходить люди, которые были в непосредственной близости от места происшествия. Кто-то выходил просто в запыленной одежде. Мимо меня прошел мужчина в запыленной одежде и с кровью на куртке. Затем все начали говорить о каком-то взрыве. После этого начали выходить раненые, которые могли ходить, те, кто был физически более или менее цел. Они начали выносить тяжело раненых.

В течение минут десяти приехала служба скорой помощи и начала оказывать помощь пострадавшим. Затем уже прибыла пресса, фотографы и так далее. Люди из близлежащих магазинов приносили воду, подкладывали одежду под головы пострадавших, пытались их уложить.

Конечно, люди были в полном смятении. У некоторых чувствовалась и паника. Но в целом народ пытался сплотиться. В двенадцать была поминальная служба. Сегодня в 17:55 возле станции метро Октябрьская была запланирована минута молчания, и люди начали там собираться уже с самого утра.

Вика Игнатович

Я об этом узнала минут через пятнадцать после взрыва. Я зашла в станцию метро, которая возле меня, это где-то шесть остановок от "Октябрьской", и там уже не ходили поезда - сказали по каким-то техническим причинам. Мне пришлось сесть на автобус, у нас по проспекту ходит не так много автобусов, так что были огромные давки в автобусах и пробки на дороге.

Ближе к "Октябрьской" меня людским потоком вынесло из автобуса, и я пошла пешком. Людей на улице было очень много – я такого никогда не видела. На улице была паника, все друг другу звонили, кто-то плакал.

Ближе к "Октябрьской" мне навстречу пошли люди, которые прикрывались платками, сумками – кто чем. Когда я подошла еще ближе, там уже стояла "скорая", движение было перекрыто. Мы давали пострадавшим позвонить со своих телефонов, у кого были машины, те помогали подвозить людей.

Конечно, было очень страшно. Страшно и сейчас, потому что это не крупный город в 10 миллионов, у нас в метро всего лишь две линии, так что неизвестно, что еще может случиться. Но пока что ситуация нормализовалась: люди ездят в автобусах, студенты ходят на занятия, особой паники в городе нет. Пока что все еще в рамках разумного. Все могло быть страшнее.

Ярослав Романчук, политик

Я пропустил поезд, который подвергся террористической атаке, но, конечно, тогда не знал об этом. На станции "Площадь Победы" – это одна станция до "Октябрьской" – движение остановили, объяснив это техническими причинами. Я вышел, сел на маршрутку, но до станции "Октябрьская" не доехал из-за того, что там было много "скорых", машин МЧС. Движение было практически остановлено. Я вышел и пошел пешком.

Я увидел жуткую картину, как будто снимали кино, это не было похоже на центр Минска: люди лежали окровавленные, без ног. Лица некоторых людей были покрыты сажей. Были слышны крики, истерика. Там было большое количество людей в белых халатах, в костюмах МЧС. Создавалось впечатление, что это не про нас. Никто даже не мог вслух произнести слова "террористический акт". Все думали, что это какая-то авария, взрыв газа. И только через пару часов стало понятно, что это полноценный теракт с большим количеством жертв.

Вся страна гудит, не понимает, что произошло, требует, конечно же, адекватных ответов на столь неожиданно свалившуюся на нашу голову угрозу. Люди обсуждают совершенно разные версии, но однозначно сказать, что власти атакуют, обвиняют оппозицию, нельзя. Равно как и оппозиция говорит, что атмосфера недоверия, атмосфера страха, когда нет общественного диалога, способствуют такого рода трагическим преступлениям.

Новости по теме