"Осторожно, люди!": ЦРУ, МИ6 и роман “Доктор Живаго”

  • 11 июня 2014
  • kомментарии
Сева Новгородцев

1 ноября 1958 года "Литературная газета" опубликовала письмо старшего машиниста экскаватора Филиппа Васильцева.

"Что за оказия? — писал старший машинист, — газеты пишут про какого-то Пастернака. Будто бы есть такой писатель. Ничего я о нем до сих пор не знал, никогда его книг не читал. Много у нас хороших писателей. Это наши друзья и учителя. Их произведения делают нас сильными... А кто такой Пастернак! Читателям его произведений видно, что Октябрьская революция ему не по душе... Допустим, лягушка недовольна и еще квакает. А мне, строителю, слушать ее некогда. Мы делом заняты. Нет, я не читал Пастернака. Но знаю: в литературе без лягушек лучше".

Тогда же завотделом культуры ЦК КПСС Поликарпов написал служебную записку: "Как стало известно..., в западной печати настойчиво пропагандируется творчество Б.Пастернака в связи с опубликованием в Италии и Франции его клеветнического романа "Доктор Живаго". Имеются сведения, что определенные элементы будут выдвигать этот роман на Нобелевскую премию, имея в виду использовать его в антисоветских целях".

В записке говорилось, что более достойным кандидатом на Нобелевскую премию был бы писатель Шолохов, а также что Пастернак как литератор не пользуется признанием у советских писателей и прогрессивных литераторов других стран.

Действительно, у Пастернака вышло несколько книжек стихов, он был блестящим литературным переводчиком, но крупной прозой он известен не был. Всякий, кто знаком с издательским делом на Западе, знает, как трудно здесь обратить на себя внимание.

Тем более удивительна судьба романа "Доктор Живаго". Рукопись неизвестно как попала в Италию, была издана в Милане в 1957 году, в следующем - была переведена на 18 языков, и автор ее сразу же получил Нобелевскую премию.

Media playback is unsupported on your device

Пастернак, узнав о присуждении ему высокой награды, послал телеграмму в адрес Шведской академии, где говорил, что "чрезвычайно благодарен, тронут и горд, изумлен и смущен".

Понятно, что центральные советские газеты обрушились на поэта с возмущенными статьями, пестревшими словами "изменник", "клеветник", "Иуда". Пастернака исключили из Союза писателей и вынудили отказаться от премии.

Коварный Запад не успокаивался и нанес еще один идеологический удар: по роману "Доктор Живаго" поставили шикарный цветной фильм, в котором роль русского доктора играл египетский красавец Омар Шариф.

Кое какие пружины тех событий стали известны после того, как за давностью лет британская разведка МИ6 рассекретила некоторые документы.

Из них следует что некий агент МИ6, имя которого не называют, сумел сфотографировать рукопись романа и вывезти ее на пленке.

В меморандуме ЦРУ от 2 января 1958 года говорится, что фотоснимки всех 433 страниц рукописи "Доктора Живаго" были переданы американцам. Британская сторона поддерживала идею использования книги Пастернака и предлагала помощь в засылке экземпляров в Россию через туристов.

Если верить документам, британская МИ6 вскоре после получения рукописи напечатала книгу в Голландии (помогли голландские коллеги из разведки). В сентябре 58-го на всемирной книжной ярмарке в Брюсселе экземпляры "Доктора Живаго" советским туристам раздавали бесплатно. Для пущей секретности это делали в павильоне Ватикана.

В 1959 году Вашингтонское отделение ЦРУ издало книжку в мягкой обложке, выдав ее за эмигрантское издание в Европе.

У проекта было даже кодовое название — "Аединозавр". Цель проекта ЦРУ, как было заявлено, - "постепенный подрыв советской системы через укрепление культурной и интеллектуальной свободы и создание недовольства их отсутствием".

В апреле этого года ЦРУ рассекретило 99 документов из папки "Аединозавр". Из материалов видно, что ни американцы, ни англичане не посылали книгу в Нобелевский комитет. Другими словами, в Швеции решение о премии принимали сами, без идеологической подсказки.

Известно, что Пастернак не пережил развернутой против него травли и скончался в 1960 году.

Бывший глава бюро газеты Washington Post в Москве Питер Финн и литературовед Петра Куве на следующей неделе выпускают книгу под названием "Дело Живаго: Кремль, ЦРУ и битва за запрещенный роман".

Питер Финн ностальгирует по временам холодной войны: "В наш век террора, беспилотников и точечных убийств события 1958 года и вера ЦРУ, так же как и вера ЦК КПСС, в силу литературы, кажется теперь почти милой и невинной".