38-я годовщина ОАЭ: непростой прыжок в современность

  • 2 декабря 2009
Пейзаж Дубая
Image caption Дубай и другие эмираты ОАЭ за 38 лет неузнаваемо изменились

Объединенные Арабские Эмираты - федерация семи эмиратов зоны Персидского залива - отмечают свою 38-ю годовщину.

Как отразился дубайский долговой кризис на образе страны, которая являет пример успешного развития в арабском мире?

ОАЭ выжили в течение почти четырех десятилетий, что само по себе можно считать достижением.

Когда федерация была образована - 2 декабря 1971 года - относительно ее будущности было немало сомнений.

Годом ранее Британия решила уйти из зоны Персидского залива. Это решение заставило местных эмиров занервничать.

По некотрым данным, они предложили платить за то, чтобы британские войска там оставались. Однако Лондон предложение отклонил.

От жемчуга к нефти

В течение 150 лет Персидский залив был для Британии чем-то вроде внутреннего водоема.

Британия защищала местных правителей от их более мощных соседей - Ирана, Ирака, Саудовской Аравии.

Теперь же им пришлось заботиться о себе самим.

Image caption Британия защищала местных правителей от более мощных соседей

Большинство наблюдателей едины в том, что выживание ОАЭ и их стремительное продвижение к современности заслуживают весьма высокой оценки.

Эмираты, богатство которых до наступления нефтяной эры зависело от добычи жемчуга и рыболовства, теперь располагают прекрасными школами, больницами, аэропортами, отелями и жилыми небоскребами.

Тяготы повседневного выживания, болезни, неграмотность - за жизнь всего двух поколений все это осталось в далеком прошлом.

Однако за свой успех ОАЭ заплатили немалую цену.

С самого момента ее образования федерация зависела от нефтяных богатств Абу-Даби, а также огромной армии рабочих-мигрантов, прежде всего из Южной Азии.

Целостность Эмиратов была сохранена благодаря личности и щедрости правителя Абу-Даби, шейха Заида аль-Нахайяна, который более 30 лет занимал пост президента ОАЭ.

Дубай под властью шейха Рашида аль-Мактума не располагал нефтяными богатствами Абу-Даби, поэтому курс там был взят на создание преуспевающего центра торговли.

Рывок в новую эпоху

Эмиры Заид и Рашид были совершенно разными людьми, один - бедуинский вождь, другой - принц-предприниматель, но оба были исключительно способными людьми.

Image caption Первый президент ОАЭ шейх Заид эль-Нахайян скончался в 2004 году

Между консервативным Абу-Даби и предприимчивым до наглости Дубаем всегда существовали некоторые трения, однако, несмотря на напряженность, федерация выжила.

Шейх Рашид скончался в 1990-м году, шейх Заид - в 2004-м. При их преемниках справляться с проблемами стало сложнее.

Стремительный бросок Дубая к современности еще более ускорился. Эмират брал огромные займы для финансирования бума на рынке недвижимости, призванного привлечь предпринимателей, инвесторов и туристов со всего мира.

"Конечно, достижения в материальной сфере были достойны восхищения, - говорит Айвор Лукас, долгое время работавший в Персидском заливе британский дипломат, - однако не покидало ощущение, что этот пузырь когда-нибудь лопнет".

Дубай стал почти полностью зависим от иностранной рабочей силы и специалистов. В 2-миллионном населении более 80% - экспатрианты.

Для многих молодых жителей арабских и азиатских стран Дубай был вожделенным местом, где они могли реализовать свои мечты и надежды.

Другие переживали, что, став международной "игровой площадкой", Дубай утратил собственное лицо: по выражению писателя Роберта Лейси - "одни особняки в лагуне и русские проститутки".

В последний год сказка-мечта испытала болезненное столкновение с реальностью: ударил глобальный финансовый кризис.

Цены на недвижимость рухнули, сотни строительных проектов были заморожены.

Тысячи иностранных рабочих и квалифицированных специалистов были уволены.

Но и тогда еще внешний мир не видел истинных масштабов дубайского долгового кризиса.

Тем более сильным был шок, когда в конце ноября государственный конгломерат Dubai World объявил, что замораживает выплаты на общую сумму почти в 60 млрд долларов.

Смириться

Самый большой вопрос сейчас заключается в том, сможет ли и захочет ли Абу-Даби выкупить своего расточительного соседа.

Image caption До того, как там была открыта нефть, главным богатством региона был жемчуг

"Абу-Даби, - пишет в Financial Times Рула Халаф, - оказался в западне."

Хотя Абу-Даби встревожен тем, как отразится долговой кризис на экономике и репутации ОАЭ, его руководство дало понять, что "ничто не заставит его идти на поспешные шаги".

Старые трения и противоречия не исчезли вовсе.

Многие эксперты полагают, что помощь Абу-Даби не будет бескорыстной.

Семейству Мактум, которое давно рекламировало Дубай как блестящий пример для подражания, возможно, придется поступиться частью столь ценимой автономии.

А это значит усмирить собственную гордость.

В течение 38 лет ОАЭ существует как единственное федеративное образование в арабском мире.

Перспективы его выживания не вызывают серьезных сомнений. Однако 2009 год войдет в его историю как поворотный пункт в его стремительном прыжке в современность.

Новости по теме

Ссылки

Би-би-си не несет ответственности за содержание других сайтов.