Узбекистан: пять лет после Андижана

  • 13 мая 2010
Андижан. Май 2005 года

В Узбекистане не отмечается пятая годовщина трагических событий в городе Андижан. Официальная позиция Ташкента, оглашенная в марте на заседании комитета ООН по правам человека в Нью-Йорке, заключается в том, что для Узбекистана это раз и навсегда закрытый вопрос.

Однако для тех, кто стал их свидетелем, это день национальной трагедии, а вопрос о том, что же все-таки произошло 13 мая 2005 года, продолжает оставаться открытым.

Сегодня, пять лет спустя, неизвестно число жертв расстрела демонстрации на андижанской площади Бобур. По официальной версии, погибли 187 человек, однако очевидцы и международные правозащитные организации утверждают, что погибших было по меньшей мере несколько сот человек.

Стрельба по бегущим

Не было проведено международного расследования, которое могло бы прояснить, кто напал на военный гарнизон и тюрьму в ночь с 12 на 13 мая, кто отдал приказ стрелять в безоружных людей, в том числе женщин и детей, и сколько человек были убиты 14 мая в местечке Тешикташ на границе с Киргизией, когда узбекские пограничники открыли огонь по тем, кто спасался из Андижана.

Однако президент Узбекистана Ислам Каримов заявил тогда, что демонстранты пытались поднять исламское восстание. Он не разрешил провести независимое расследование. Контролируемые государством телевидение, радио и пресса единогласно возлагали вину за кровопролитие на "повстанцев".

Image caption Один из главных вопросов: кто приказал стрелять в невооруженных людей?

Все, что известно о тех событиях, основывается на показаниях участников демонстрации и журналистов, которым удалось выехать из Узбекистана.

Только четыре года спустя правозащитникам удалось приступить к установлению личностей погибших; на данный момент обнародованы имена 87 погибших и 11 пропавших без вести.

Как утверждает Международная хельсинская федерация по правам человека, которая проводит мониторинг вместе с андижанскими беженцами, собирать сведения чрезвычайно тяжело: это приходится делать путем тайного опроса родственников и знакомых погибших, так как открыто собирать эту информацию нельзя.

Дело в том, что Узбекистан - закрытая страна, где за инакомыслие можно поплатиться свободой, так что и факты удается получить только от тех, кто оттуда уехал.

Пытки как рутина

Андижанская трагедия не закончилась 13 мая 2005 года, она продолжается до сих пор - для тех, кто остался в Узбекистане, и тех, кому удалось спастись и получить убежище за границей.

Image caption Аресты демонстрантов продолжаются до сих пор

Как утверждают наблюдатели, после расстрела начались повальные аресты участников демонстрации. По сведениям правозащитной организации Human Rights Watch, сотни людей были арестованы и осуждены закрытыми судами на длительные сроки лишения свободы. По словам родственников, осужденные подвергались психологическому и физическому насилию, при помощи которых их вынуждали подписывать признания.

Эти заявления не противоречат данным комитета ООН по пыткам, который отмечает: пытки в Узбекистане носят систематический характер и являются рутинной процедурой в местах заключения.

Аресты участников демонстрации продолжаются и пять лет спустя. Семьи арестованных подвергаются преследованию со стороны правоохранительных органов, а их детей дискриминируют в школах, называя их детьми врагов народа.

На прошедшей в начале мая в Брюсселе конференции по Андижану представители базирующейся во Франции Ассоциации прав человека в Центральной Азии заявили, что за полгода - с сентября 2005 года по февраль 2006 - в одном из моргов Ферганской долины Узбекистана было принято около 300 тел с признаками ножевых и огнестрельных ранений. Среди них были женщины и шестеро детей в возрасте от 3 до 10 лет. По словам свидетеля, вна телах были следы насилия.

Ассоциация полагает, что большинство убитых были участниками андижанских событий и что они стали жертвами внесудебных расправ. Более того, по данным андижанских беженцев, в 2008-2009 годах семьи шести человек, осужденных за участие в андижанском протесте, получили трупы своих близких, погибших в заключении.

Возвращение в... тюрьму

Беженцы утверждают, что их оставшиеся в Узбекистане родственники подвергаются угрозам со стороны милиции, требующей, чтобы они уговаривали уехавших вернуться.

Image caption О том, что происходит в Узбекистане сейчас, информации немного

Среди беженцев, которые получили убежище за границей, немало женщин, чьи дети остались в Узбекистане. Одна из них сказала мне, что, уходя из дома 13 мая 2005 года, она обещала своим шестерым сыновьям, младшему из которых было 5 лет, вернутся через пару часов. Она не видела детей уже пять лет и, по ее словам, думает о них каждую минуту.

Таких как она много, и все хотят домой, к детям, но вернуться не могут, так как для правительства Узбекистана они - преступники. Дилорам Абдукодирова, у которой дома оставались четверо детей и муж, в январе этого года рискнула вернуться в Узбекистан из Австралии. Она была приговорена к 10 годам лишения свободы.

Международное сообщество неохотно вспоминает андижанскую трагедию. Европейский союз, наложивший санкции на Узбекистан осенью 2005 года, окончательно их снял в 2009, несмотря на то, что одно из главных требований - о проведении независимого международного расследования - выполнено правительством Узбекистана не было, а ситуация с правами человека в стране, по мнению Human Rights Watch, значительно ухудшилась.

Через пять лет после кровавого расстрела, который депутат Европарламента Николо Реналди сравнил с событиями на площади Тяньаньмэнь в Китае, виновные в смерти сотен людей продолжают оставаться на свободе, а жертвы - продолжают подвергаться гонениям.

Новости по теме