Вашингтон определил внутренних и внешних врагов

  • 27 мая 2010
Обложка национальной стратегии и Барак Обама
Image caption Барак Обама особо выделил угрозы внутри США

В четверг Белый дом официально представит новую стратегию национальной безопасности. Этот документ, который обязан подготовить каждый президент США, в числе прочего определяет приоритетные направления во внешней политике страны.

По тону новая стратегия принципиально отличается от аналогичного документа, представленного администрацией Джорджа Буша в 2002 году.

Тогда, спустя меньше года после событий 11 сентября, документ провозглашал "глобальную войну с террором", возможность нанесения превентивных ударов по противнику и автономность действий США в интересах национальной безопасности.

Последующая стратегия Буша, опубликованная в 2006 году, была мягче по тону, однако по-прежнему ставила на первое место "войну с террором".

Основные тезисы новой стратегии Обамы: союзничество и партнерство во всех регионах мира, отказ от односторонних действий, дипломатические методы в противовес военным и борьба с угрозами, исходящими изнутри США.

В новом документе легко усмотреть попытку отмежеваться от принципов внешней политики предыдущей администрации. Во многом Барака Обама действительно говорит на другом языке и руководствуется иными принципами.

Однако смена тона и сглаживание углов отнюдь не означает принципиальной смены направления действий США на мировой арене.

"Наш враг – не терроризм"

В среду, накануне официальной публикации документа, советник Барака Обамы по внутренней безопасности и противодействию терроризму Джон Бреннан представил основные тезисы новой стратегии.

Основную угрозу для США представляют "Аль-Каида" и ее последователи-террористы". При этом и тех, и других советник президента назвал "маленькой шайкой трусов".

"Наш враг не терроризм, поскольку терроризм - лишь тактика, - подчеркнул Джон Бреннан. - Наш враг не террор, поскольку террор - это состояние ума, а мы, американцы, отказываемся жить в страхе".

Также Бреннан подчеркнул, что США не ведут войну с "джихадизмом или исламизмом", поскольку приверженные терроризму "убийцы", по его словам, не имеют ничего общего со священной борьбой, признаваемой исламом.

"Соединенные Штаты находятся в состоянии войны, – добавил Джон Бреннан. - Мы воюем с "Аль-Каидой" и ее последователями-террористами."

Американский паспорт как оружие

В числе особенностей новой национальной стратегии – обращение к внутренним угрозам.

"Это первая национальная стратегия, когда-либо представленная президентом, в которой внутренняя безопасность провозглашена частью более широкой стратегии национальной безопасности," - сказал Бреннан.

Image caption Команда Барака Обамы особое место отвела отношениям со старыми и потенциальными партнерами

В документе признается, что "отдельные личности, в том числе граждане США, вооруженные американскими паспортами", беспрепятственно возвращались в страну после пребывания в лагерях подготовки экстремистов.

В борьбе как с внешними, так и с внутренними угрозами администрация Барака Обамы намерена "применять силу осмотрительно, признавая, что зачастую в качестве инструмента нужен скальпель, а не молоток".

Но скальпель все же остается в руках военного хирурга: в кратком обзоре новой стратегии, заранее направленном государственным чиновникам, упоминается, что США намерены "сохранять военное преимущество, которое является краеугольным камнем национальной безопасности".

Перемены или преемственность?

Основные тезисы новой стратегии национальной безопасности Барак Обама представил еще в минувшую субботу. На протяжении 16 месяцев во внешней политике Вашингтон отталкивался от принципов "мягкого убеждения" и в стратегии они нашли отражение в полной мере.

Однако эксперты не склонны говорить о перемене внешнеполитического курса новой администрации.

"Наблюдатели больше концентрируются на переменах, но на самом деле во внешней политике Джорджа Буша и Барака Обамы больше преемственности, чем различий," – считает Айван Иланд из Центра мира и свободы калифорнийского Независимого института.

"Вне зависимости от того, что написано в стратегии, США приходится избрать более умеренный подход, особенно учитывая серьезный дефицит бюджета и слабость экономики, - считает Иланд.- Сегодня экономика накладывает ограничения на внешнюю политику США".

По мнению политолога из Бостонского университета Эндрю Басевича, во многих смыслах президент Обама перенял концепцию ведения войны на Ближнем Востоке от президента Буша.

"Он [Обама] не использует формулировку "глобальная война с террором", как делал это Буш, но по сути глобальная война с террором продолжается", - говорит Басевич.

По мнению политолога, такой подход толкает политику США в ложном направлении, которое предполагает огромные затраты на поддержание армии, неэффективной в нынешних условиях.

Готовы ли союзники быть союзниками?

В новой национальной стратегии значительное место отводится взаимодействию США с союзниками и партнерами, как старыми, так и потенциальными.

Image caption Война в Афганистане теряет поддержку и в США, и в Европе

"Очевидно, что администрация в значительной степени признала необходимость иметь союзников, - говорит Стенли Кобер из Института Катона в Вашингтоне, - Но сегодня вопрос в другом: в какой степени эти союзники готовы пойти навстречу".

В условиях экономического кризиса и растущего в Европе недовольства расходами на кампанию НАТО в Афганистане многие традиционные партнеры США, в том числе Великобритания, ставят под сомнение вопрос о будущем присутствии своих сил в Афганистане.

Военную операцию против движения Талибан Барак Обама называет ключевым шагом в противодействии "Аль-Каиде". Однако внутри самих США все меньший процент населения безоговорочно поддерживает обременительную войну в другом полушарии.

"Расходы США на военные нужды - это более сорока процентов всех мировых расходов на армию, при этом наш ВВП - лишь четверть от мирового. Очевидно, что это непосильная нагрузка для страны," – подчеркивает Айван Иланд из Независимого института в Калифорнии.

По его словам, на протяжении последнего десятилетия, а по сути на протяжении многих десятилетий, США берет на себя непосильное экономическое бремя и невыполнимые обязательства.

Новое партнерство: Россия, Китай

За почти полтора года президентства Барак Обама успел значительно переменить тон США в диалоге как с партнерами, так и со стратегическими противниками. Но однозначного ответа на вопрос, что скрывается за тоном – успех или провал – пока нет.

В "перезагрузке" отношений с Россией и последовавшем согласовании санкций по Ирану, в сотрудничестве с Китаем в экономической сфере и в работе над вопросом Северной Кореи эксперты видят и слабость, и шаг вперед.

"В некоторых сферах интересы США и России пересекаются, и тогда возникает сотрудничество, в других сферах – их интересы сталкиваются, и тогда возникают противоречия и конкуренция: это закон современного мира," - говорит Эндрю Басевич из Бостонского университета.

Та же схема, по его словам, работает в отношении Китая.

"Я до сих пор слышу упоминания о какой-то угрозе со стороны Китая, о воображаемой угрозе со стороны России, - добавляет Стенли Кобер из Института Катона. - На самом же деле мы все находимся перед лицом одной и той же угрозы со стороны Талибана и "Аль-Каиды", мы все в одной лодке и должны объединить усилия перед лицом действительно серьезной опасности".

Новости по теме