Самописцы: пилоты Качиньского игнорировали автоматику

  • 1 июня 2010
Бортовые самописцы Ту-154
Image caption Так выглядят бортовые самописцы Ту-154. Они также известны как "черные ящики"

Пилоты разбившегося под Смоленском Ту-154, где находился президент Польши Лех Качиньский, получили более 10 предупреждений о необходимости набора высоты в последнюю минуту перед крушением, свидетельствуют обнародованные записи бортовых самописцев.

Министерство внутренних дел и администрации Польши во вторник опубликовало на своем сайте расшифровки разговоров в кабине в кабине пилотов президентского самолета, как было заявлено, для того чтобы прекратить спекуляции в СМИ относительно причин катастрофы.

Днем ранее Москва передала Варшаве копии записей самописцев, также известных как "черные ящики", и оригинал стенограммы переговоров экипажа.

Согласно Чикагской конвенции о международной гражданской авиации, на которой основан меморандум о передаче "черных ящиков", раскрывать содержание записей не запрещено, если они не содержат дискредитирующей стороны информации. Об этом заявил глава польского МВД Ежи Миллер.

Самолет Леха Качиньского, летевшего в Катынь для участия в мемориальных мероприятиях, разбился в условиях сильного тумана 10 апреля. Все 96 человек, находившиеся на борту, погибли, среди них были много высокопоставленных польских чиновников и военных.

"Впереди земля"

Опубликованный документ состоит из 41 страницы записей переговоров экипажа между собой, с диспетчерами и экипажем самолета Як-40, приземлившегося в Смоленске незадолго до катастрофы, а также расшифровки показаний бортовых систем.

Согласно стенограмме, за четверть часа до аварии диспетчер предупредил экипаж о том, что "условий для приземления нет", однако пилоты заявили, что попробуют сесть, несмотря ни на что.

"Набрать высоту, набрать высоту... Впереди земля", - такое сообщение от встроенной системы предупреждения зафиксировано многократно непосредственно перед крушением. Из записей неясно, почему пилоты попытались набрать высоту лишь в тот момент, когда уже было поздно.

Как сообщается в стенограмме, один из них выругался после того, как Ту-154 врезался в дерево – после этого самолет перевернулся. Последнее, что зафиксировали самописцы – продолжительное ругательство неопознанного человека, находившегося в кабине лайнера.

В польских СМИ появлялись предположения, что Качиньский мог сам дать указания пилотам, чтобы те совершили посадку, несмотря на погодные условия, однако непосредственного подтверждения этой версии в записях "черных ящиков" нет.

Единственное, что могло бы указать на причастность одного из пассажиров правительственного лайнера к принятию такого решения – запись голоса, принадлежность которого также установить не удалось. Человек в кабине говорит: "Он(а) будет недоволен(-на), если..." Продолжение фразы записалось невнятно. Между тем, польская Gazeta Wyborcza пишет, что несколько десятков служащих 36-го авиаполка Варшавы, ответственного за самолеты первых лиц Польши, подали прошение об увольнении из вооруженных сил.

По сведениям издания, сами пилоты, бортмеханики и другой персонал объясняют свое решение изменениями в пенсионном обеспечении военнослужащих, однако в минобороны страны отрицают проведение подобных реформ.

Посторонние в кабине

На прошлой неделе председатель комиссии по расследованию авиакатастрофы в Варшаве Эдмунд Клих заявил, что причиной крушения Ту-154 под Смоленском стали ошибки экипажа.

Image caption Эдмунд Клих руководит расследованием авиакатастрофы под Смоленском с польской стороны

Как пояснил глава технической комиссии Межгосударственного авиационного комитета (МАК) Алексей Морозов за неделю до того, экипаж самолета не проходил необходимой подготовки на тренажерах и не имел достаточного налета.

По словам Клиха, посторонний мужчина, чей голос зафиксировали самописцы в кабине самолета, опознан как главком ВВС страны генерал Анджей Бласик.

Бласик был не единственным посторонним человеком, заходившим в кабину самолета польского президента, но он разговаривал с пилотами до самого момента удара Ту-154 о дерево на подлете к земле, подчеркнул Клих.

Российские и польские исследователи разошлись в том, насколько значимым было присутствие посторонних в кабине пилотов: на совместной пресс-конференции с МАК Эдмунд Клих сказал, что это "не имело решающего влияния на произошедшие события".

Глава МАК Татьяна Анодина на это заметила, что "в российских федеральных авиационных правилах есть четкие указания, что не допускается нахождение в кабине летного экипажа лиц, которые не связаны с выполнением полетного задания". Это касается и мировой практики, добавила она.

Назвав имя Бласика, Клих не сказал однозначно, можно ли трактовать содержание разговора генерала с летчиками как психологическое давление.