Тонкости "бургерной дипломатии" Медведева и Обамы

  • 25 июня 2010
Дмитрий Медведев и Барак Обама
Image caption Принесет ли плоды "бургерная дипломатия"?

В последние дни мир имел возможность убедиться в том, что между российским и американским лидерами крепнут личные дружеские отношения.

Совместная трапеза Дмитрия Медведева и Барака Обамы в закусочной Ray's Hell Burger, названная на Западе "бургерной дипломатией", в российских средствах массовой информации подавалась как важный эпизод американского турне - с акцентом на том, что "тарелку жареного картофеля лидеры двух стран взяли одну на двоих".

История отношений России с Америкой знает немало примеров взаимного дружеского расположения руководителей. Проявлялось оно по-разному: еще в советское время Леонид Брежнев и Джимми Картер скрепляли свою приязнь сердечным поцелуем, пресса в свое время судачила о многолетнем приятельстве "друга Билла" с "другом Борисом", а Джордж Буш-младший неформально, без галстука, однажды вгляделся в глаза Владимира Путина "и увидел там душу".

Что касается нынешней пары лидеров, то, как отмечает доцент кафедры мировых политических процессов МГИМО Иван Сафранчук, "два президента ведут себя довольно ответственно, строя конструктивные отношения, но без какого-то излишнего эмоционального братания, как было 15 лет назад".

"Игра на повышение"

"У них есть "личная химия", как говорят. И они могут друг с другом решить трудные вопросы, и довольно-таки детально. Говорят, что очень сложные моменты, например, во время переговоров по договору СНВ решались именно на уровне президентов, когда они друг с другом разговаривали по телефону", - считает директор российских программ Центра за американский прогресс Самуэль Чарап.

По его мнению, пара Медведев-Обама не пытается создать впечатление, что отношения России и США как-то зависят от личных симпатий президентов.

Напротив, подчеркивает Чарап, "они делают упор на институционализации отношений – и в этом идея двусторонней комиссии, в рамках которой встречаются многочисленные чиновники двух стран".

Как отмечает политолог Центра Карнеги Алексей Малашенко, искреннее дружелюбие, демонстрируемое лидерами "накладывается на то обстоятельство, что Обама – это национальный лидер - это первый друг, а второй друг [Путин] представляет достаточно трудно понимаемую на Западе часть структуры, которая называется "тандем".

За любезным приемом, оказанным Медведеву Обамой и его командой, по мнению Алексея Малашенко, стоит "своего рода "игра на повышение" – надежда на то, что Медведев останется в Кремле на второй президентский срок.

Верный ход?

"Если посмотреть и на Медведева, и на Путина, то с точки зрения и американской элиты, и американского общества, Медведев, видимо, им более симпатичен – более открыт, более улыбчив, и рассуждает на те проблемы, которые американцам понятны, ясны и по которым между Россией и Соединенными Штатами может быть какое-то сотрудничество", - добавляет Малашенко.

Политолог американского фонда "Наследие" Ариэль Коэн считает, что теплые личные отношения, продемонстрированные лидерами двух стран на публике, вряд ли в полной мере отражают общественные настроения как в России, так и в США, а потому в выражении взаимных симпатий и Медведеву, и Обаме опасно заходить слишком далеко.

"В России кто-нибудь может сказать: Медведев ест картошку с одной тарелки с Обамой, а Путин не ест – уже начинается коллизия. Или сенаторы-консерваторы в Америке скажут: вот он с одной тарелки сегодня картошку с русскими ест, а завтра родину продаст. Тут, конечно, обоим лидерам нужно быть очень осторожными", - полагает Коэн.

На фоне взаимных страхов и предубеждений подчеркнуто экономическая направленность и максимальная "неформальность" визита Медведева в США представляются эксперту верным ходом, поскольку таким образом появляется шанс расширить контакты между двумя странами и сделать их менее официальными.

"Экономику [России] нужно переводить на рельсы и высоких технологий, и мелкого бизнеса, и инноваций, и так далее. Серьезный, широкий диалог не только с правительством США, не только с Белым домом и с госдепом, а именно на уровне бизнеса, на уровне туризма, на уровне экономических связей – это могло бы серьезно поменять ситуацию в России", - заявил Ариэль Коэн в интервью Русской службе Би-би-си.

Новости по теме