Шпионский скандал и шизофрения отношений России и США

  • 30 июня 2010
Улица, на которой жили некоторые из арестованных
Image caption Обвиняемые жили как примерные американцы

Меньше недели назад Дмитрий Медведев посещал калифорнийскую Кремниевую долину, надеясь вовлечь американские компании в процесс модернизации России.

Все только и говорили, что об относительном успехе "перезагрузки" отношений между Вашингтоном и Москвой, которую предприняла администрация Обамы.

Однако теперь, с арестом ФБР членов предполагаемой российской шпионской сети, новости вернулись в совершенно иное русло и стали напоминать о прошедших, куда более враждебных временах.

Чарльз Купчан, профессор международных отношений из Школы дипломатии американского Джорджтаунского университета, указывает: инцидент "произошел в очень неловкий момент - как раз когда Москва и Вашингтон пытаются наладить отношения и углубить стратегическое сотрудничество".

"Но шпионаж - хорошо это или плохо - остается элементом международной политики, - добавляет профессор Купчан. - Раскрытие предполагаемой российской шпионской сети, таким образом, в первую очередь представляет собой пиар-проблему для политики перезагрузки, а не является каким-то открытием, способным потопить улучшение отношений между США и Россией".

Ваше мнение

Ограниченные последствия?

Джеффри Манкофф, эксперт по России из американского независимого Совета по международным отношениям, согласен: последствия произошедшего, по всей видимости, не будут слишком далеко идущими.

"Есть дружеские страны, но нет дружеских разведслужб, - объясняет он. - Широко распространенный шпионаж и контршпионаж между США и Россией - это наследие холодной войны, оно имеет мало общего с состоянием двусторонних отношений в любой конкретный момент времени".

При этом Манкофф признает, что "время инцидента - не самое хорошее". "Он способен уменьшить ореол успеха, окружающий визит президента Медведева в США на прошлой неделе".

Эксперт не исключает того, что может наступить короткий период взаимных обвинений, однако затем об этом эпизоде станут забывать.

Его коллега, Стивен Сестанович, один из ведущих вашингтонских специалистов по России, тоже считает, что разлад в отношениях будет ограниченным. "В обеих странах шпионская и контрразведывательная деятельность очень слабо привязана к дипломатии, - указывает он. - Оба правительства не хотят придавать большого значения этому инциденту".

Инфраструктура холодной войны

Чтобы услышать мнение россиян о случившемся, я обратился к Дмитрию Тренину, директору московского Центра Карнеги. Он тоже надеется на то, что последствия будут непродолжительными.

Image caption Бывшие противники в последнее время ищут общий язык

Однако с точки зрения Тренина, и Россия, и США по-прежнему сохраняют значительно более существенную часть инфраструктуры времен холодной войны, чем та, в которой они нуждаются сегодня.

Что касается времени шпионского скандала, то у российского эксперта весьма интересный взгляд на этот вопрос. При том, что большинство американских комментаторов рассуждают о мотивах России, Дмитрий Тренин полагает, что ответ стоит искать по иную сторону Атлантики.

Он видит две группы, заинтересованные в скандале. Первая, по его словам, - это те в Америке, кому не нравится перезагрузка отношений, кто считает, что Россия получает от нее намного больше, кто хочет замедлить ее.

Вторая группа, по мнению Тренина, - это ФБР, желающее укрепить свою репутацию после инцидентов с бомбой на Таймс-сквер и с рождественским авиазаговором в Чикаго.

Впрочем, и в Москве, безусловно, существуют различные группы влияния. Как говорит Чарльз Купчан, "когда речь заходит о перезагрузке отношений с Соединенными Штатами и НАТО, российские бюрократы, занятые в области безопасности, обороны и внешней политики, склонны тащиться, подобно черепахам. Президент Медведев, похоже, на этом фронте в авангарде - он тянет бюрократию за собой".

Наследие прошлого

В начале июня министр обороны США Роберт Гейтс назвал российскую внешнюю политику шизофренической.

Он имел в виду двойственный подход Москвы к иранской ядерной программе.

А на вопрос о том, нельзя ли этим термином назвать и общее отношение России к администрации Обамы, Дмитрий Тренин отвечает: "Я думаю, американо-российские отношения в целом - это что-то шизофреническое".

Но что его беспокоит всерьез - это то, как наследие прошлого вторгается в настоящее. Должны ли мы в самом деле удивляться всем этим шпионским скандалам?

"Я думаю, - говорит Тренин, - что в России есть американские шпионы - и будут еще долго, вне зависимости от перезагрузки. Но меня больше волнует то, что через 20 лет после окончания холодной войны Москва и Вашингтон по-прежнему являются мишенями для очень реальных ядерных ракет "другой стороны".

Эти боеголовки, согласен он, в качестве фактора сдерживания играли заметную роль в холодной войне, но сегодня они - как свет давно умершей звезды, умершей, но опасной.

Чарльз Купчан тоже считает, что в российской внешней политике имеются некоторые шизофренические элементы.

"С одной стороны, Москва, кажется, всерьез нацелилась на восстановление отношений с Западом и на определение своего места в евроатлантическом порядке, - говорит он. Но с другой, - ее политика в отношении Грузии и противоракетной обороны, использование ею энергетических ресурсов с целью принуждения ее соседей говорят об обратном".

Все, с кем я говорил - и в Вашингтоне, и в Москве, - задавались вопросом, не вышвырнут ли США через какое-то время россиян, которые руководили этими предполагаемыми агентами, - в том случае, если эти дипломаты (да-да!) все еще находятся в Америке.

Если это произойдет, то Москва, возможно, тоже осуществит какие-то высылки. Но после этого все, вероятно, пойдет на спад.

При этом все комментаторы и эксперты сходятся в одном: и "перезагрузка", и дипломатическая "шизофрения" в отношениях между Россией и США будут, по всей видимости, продолжаться и дальше.

Новости по теме