Дети мигрантов: из родильного дома - в детский

  • 1 июля 2010
Матери-мигранты и их дети
Image caption Женщины, приехавшие в Москву из стран Центральной Азии и родившие здесь, сталкиваются с непреодолимыми проблемами. Фото автора

В московских родильных домах становится все больше младенцев, брошенных женщинами-мигрантами из стран Центральной Азии.

Только за последние пять месяцев таких случаев набралось 150. Причем речь идет только об официально зарегистрированных детях, в реальности цифры могут быть гораздо выше.

Джахонгиру всего два месяца. Рожденный в московском роддоме матерью из Таджикистана, он чудом избежал сиротства. Пока избежал. Многие женщины, приехавшие из центральноазиатских стран в российскую столицу, не в состоянии заботиться о своих детях.

Из глухой деревни

Мать Джахонгира Зеби, как и тысячи подобных ей, приехала на заработки в Москву из глухой таджикской деревни. Забеременев, она оказалась перед выбором: или ютиться с младенцем в тесной комнатушке с другими мигрантами, или оставить его в роддоме сразу после рождения.

В конечном итоге на помощь ей пришел созданный выходцами из Таджикистана благотворительный фонд содействия защите материнства и детства "Даргил Наник", что означает "Найди меня мама", которым руководят кинорежиссер Мемоншо Мемоншоев и Мадина Юлдашева.

По словам Юлдашевой, будучи беременной, Зеби хотела, чтобы ребенок воспитывался в другой семье. Зеби не говорит по-русски, у неё нет работы и при таких обстоятельствах ей пришлось бы бороться за выживание.

Временное убежище

Мадина поселила беременную Зеби в своей квартире, где сама она живет с двумя детьми. "Даргил Наник" помог Зеби с документами, необходимыми для получения пособия по уходу за ребенком и временного разрешения на проживание в Москве.

"Когда пришло время, мы отвезли ее в родильный дом", - рассказывает Мадина. – Зеби не могла понять даже простейших фраз, например: "Смените одежду", или "Ложитесь".

С 2009 года, когда был основан "Даргил Наник", квартира Мадины выполняет роль временного убежища для тех женщин-мигрантов, которым не удается сразу найти работу и крышу над головой.

Мадина и Мемоншо пытаются убедить таджикских и узбекских женщин, чтобы они не бросали своих детей. По российским законам, если ребенок находится в детском доме более шести месяцев, его мать автоматически лишается родительских прав.

Многие женщины этого не понимают, и оставляют младенцев в роддоме в надежде, что заберут их после того, как обретут стабильный доход.

"Даргил Наник" работает с приезжими женщинами из стран Центральной Азии, предоставляя им информацию о российских законах, а также оказывая практическую помощь.

"Грязный ребенок"

Мемоншо Мемоншоев снял документальный фильм о брошенных детях в московских роддомах. "Я против идеи детских домов, - говорит он. – Выросшие там дети плохо адаптированы к жизни. Они не знают элементарных вещей: как готовить, как вести себя в обществе в различных ситуациях".

Меменшо и Мадина уговаривают Зеби не оставлять Джахонгира, однако молодая женщина находится под давлением со стороны таджикской родни. Ее мать настаивает, чтобы Зеби вернулась домой одна, без Джахонгира. Семья считает рожденного вне брака мальчика "грязным ребенком", и не хочет иметь с ним ничего общего.

Московские власти подтверждают, что в местных детских домах растет число детей, оставленных мигрантами из Центральной Азии. Основные причины - отчаянное экономическое положение и тотальная социальная дезориентация.

"Даргил Наник" помог молодой узбечке по имени Махлийо, которую нашли в публичном доме в одном из московских пригородов. Худенькая, хрупкая женщина была обнаружена в сыром подвале, спустя два дня после родов.

Ее подруги по секс-бизнесу хотели, чтобы Махлийо отказалась от ребенка и продолжала "работать". По словам Мадины, ее коллегам по фонду удалось убедить женщину оставить новорожденного и перебраться во временное убежище.

Подобных историй много. Вдали от родных мест, в иной социальной среде, часто пребывая на нелегальном положении, мигранты из Центральной Азии чрезвычайно уязвимы.

Без медицинской страховки

Рустам Таджиев работает в Москве врачом-гинекологом. Он говорит, что многие женщины прибывают сюда нелегально, и потому остаются без медицинской страховки.

Другие просто не знают, что обладают правом на бесплатную медицинскую помощь в экстренных случаях. Еще одной проблемой является неграмотность и непросвещенность приезжих.

Прибыв из стран, в которых сексуальные отношения являются табу для незамужних девушек, они ничего не знают о простейших методах контрацепции.

Простых ответов на все эти вопросы нет. Многие девушки, устраивающиеся на работу в России, попадают в сексуальное рабство к работодателям, некоторые становятся жертвами изнасилований.

Рустам Таджиев считает, что российские власти должны пересмотреть свое отношение к тем женщинам-мигрантам, которые прибыли в страну нелегально и здесь забеременели.

По его словам, они должны находиться под медицинским контролем, получать базовую информацию относительно методов контрацепции, психологическую и материальную помощь.

Но впереди долгий путь. И пока в трудной жизни мигрантов из Центральной Азии не произойдут изменения к лучшему, Джахонгира и подобных ему детей будет ждать неизвестность.

Новости по теме