Иран открыл культурный центр в Душанбе

  • 12 июля 2010
На церемонии в Душанбе по закладке центра Ирана
Image caption В центре Душанбе состоялась церемония закладки камня в фундамент "Иранского дома"

В таджикской столице появится "Иранский дом". Это будет первый иранский центр, открытый за пределами Ирана. Власти исламского государства заявляют о желании наладить связи с соотечественниками, проживающими за пределами исторической родины.

Между тем наблюдатели отмечают, что попытки Тегерана установить контакт с покинувшей страну оппозицией вряд ли будут иметь успех.

Сеть иранских культурных центров, по мнению экспертов, необходима Тегерану для ведения идеологической работы среди иранских диаспор по всему миру.

Принц Реза – сын свергнутого последнего шаха Мохаммеда Реза Пехлеви - последние годы стремится объединить расколотую на фракции иранскую эмиграцию в единый фронт, противостоящий клерикальному режиму в Тегеране. Часть эмигрантов называет его "шахом", так как после смерти отца он как наследник престола принял на себя титул и обязанности главы дома Пехлеви.

Тем временем значительные иранские диаспоры появились по всему миру после того, как в Иране в 1979 году произошла исламская революция и к власти пришло исламское духовенство. Сотни тысяч граждан Ирана были вынуждены покинуть родину, спасаясь от преследований.

Для участия в церемонии закладки первого камня в основании культурного центра Ирана в Душанбе прибыл руководитель аппарата президента Ирана Исфандиер Рахим Машои. Близкий родственник иранского президента Махмуда Ахмединажада и ярый сторонник существующей сейчас в Иране форме правления, Исфандиер Машои заявил, что новый центр должен объединить персоязычные народы: "Иранский дом – это культурный центр, открытый для всех без исключения. Это возможность познакомить другие народы с культурой, традициями, историей Ирана, приблизить его и показать, чем сегодня живет страна и граждане Ирана".

Иран хочет дружить

В будущем такие центры начнут работать еще в нескольких странах. Иранские власти готовы профинансировать проект "иранских домов", однако пока неизвестно, где еще будут созданы подобные центры, и какие из стран будут готовы дать согласие Тегерану открыть у себя "иранские дома".

Идея создания сети иранских культурных центров по всему миру - не нова. Познакомить мир с иранской культурой, традициями и языком в середине ХХ века намеревался шах Реза Пехлеви.

Мухаммадшариф Маликзода, генеральный секретарь Совета иранских диаспор, отметил, что власти должны отслеживать соблюдение прав каждого иранца, где бы они не проживали.

"Иранский дом – это дом надежды для всех иранцев, где бы они не находились. Независимо от своих взглядов и пристрастий они могут посещать этот центр, чтобы принять участие в строительстве и развитии великого исламского Ирана" - подчеркнул Мухаммадшариф Маликзода.

Раджаб Сафаров, генеральный директор Центра изучения современного Ирана в Москве, идею создания "Иранского дома" считает смелой, но запоздалой. По его словам, отсутствие связей с соотечественниками не позволило руководству Ирана понять, что происходит в стране.

"Иран понимает, что если захочет занять достойное место среди стран мирового сообщества, как региональный лидер, он должен быть адекватно воспринят. А сейчас нет контакта. "Иранский дом" – это первый проект нового подхода в иранской политике, попытка снять напряженность и озабоченность многих мировых держав и постараться доказать всем, что иранское общество и власти не представляют угрозы", – говорит Раджаб Сафаров.

Оппозиция не прощена

Между тем Владимир Евсеев, старший научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН, считает, что иранские власти озабочены сейчас не столько имиджем страны - Тегеран обеспокоен режимом санкций и изоляцией. Власти хотят поправить свое положение и поэтому заявляют о готовности сотрудничать с оппозицией.

"Иранский режим не готов к работе с оппозицией. Он не может установить контакт ни с внутренней оппозицией, тем более не собирается контактировать с внешней оппозицией. Тем более, что некоторые из политических оппонентов выступают за возврат династии Пехлеви. Это тот вопрос по которому договориться в принципе невозможно", – подчеркивает Владимир Евсеев.

"Посыл иранского руководства заключается в том, чтобы расколоть иранскую оппозицию на Западе, чтобы часть оппонентов не выступали открыто против Ирана. Режим меняться не собирается. Он пытается изменить внешнее окружение", – продолжил Владимир Евсеев.

Попытка подружиться со своими оппонентами не принесет результата, полагает Шахобиддин Фаррухер, иранский кинорежиссер и журналист: "Как люди, покинувшие Иран по политическим, экономическим и культурным мотивам, смогут вместе собираться за рубежом с теми, из-за кого они были вынуждены бежать из страны? Возможно ли такое? Первый вопрос, который они зададут - какова ваша политика внутри страны? Не исключено, что под предлогом культурных мероприятий в центрах будет проводится другая работа".

Общая культура и общие интересы

В Таджикистане положительно отнеслись к открытию культурного центра Ирана.

Два государства объединяют общая история, культура и язык. Кроме того, за последние несколько лет Иран вложил в экономику республики значительные инвестиции.

После распада СССР иранские инвесторы поспешили в Таджикистан, но подписанные документы были заморожены, как только в республике в начале 1990-х началась гражданская война. Сейчас Иран принимает участие в строительстве одной из ГЭС – Сангтуда-2. Правительство Ирана планировало выделить на строительство этого проекта 180 млн долларов.

По мнению наблюдателей, отношения двух стран в последнее время кардинально поменялись. Тегеран обещает не только инвестиции, но и выражает готовность стать посредником в переговорах между Таджикистаном и Узбекистаном. Душанбе и Ташкент ведут многолетний спор из-за прав на воду.

Таджикистан, в свою очередь, поддержал право Тегерана на программу мирного атома.

Строительство дорог и тоннелей – основные крупные иранские проекты в Таджикистане. По оценкам специалистов, иранская сторона уже инвестировала в экономику страны несколько сотен миллионов.

Наблюдатели отмечают, что в последние годы все четче прослеживается так называемый "восточный вектор" таджикской политики.

Желание налаживать контакты с исламскими странами в Душанбе не скрывают. Правительство страны намерено сотрудничать со всеми, кто обещает реальные инвестиции и конкретные взаимовыгодные проекты.

Новости по теме