ОБСЕ поможет жертвам семейного насилия в Таджикистане

  • 19 августа 2010
Таджички на базаре
Image caption Борьба за женское равноправие еще не закончена

В Душанбе при содействии ОБСЕ открыт первый в Центральной Азии милицейский участок для работы с жертвами домашнего насилия. Специально оборудованные пункты вскоре начнут работу еще в нескольких крупных городах Таджикистана.

Офицеры МВД, в основном женщины, будут расследовать каждое обращение в связи с грубым обращения в семье. В МВД надеются, что открытие этих участков поможет выявлять подобные преступления на ранних стадиях.

Первый из пяти милицейских участков открыт в одном из самых густонаселенных районов таджикской столицы. Комфортабельная комната мало похожа на обычные милицейские пункты, куда, жертвы насилия (как правило, женщины и дети) обращаются редко.

Если работа первых совместных пилотных проектов МВД страны и ОБСЕ окажется результативной, кабинеты помощи жертвам насилия появятся во всех районах и городах страны.

Общая стоимость проекта около 63 тысяч евро.

Международные организиции заявляют об участившихся случаях грубого нарушения прав таджикских женщин и систематическом насилии против них. Нередко факты насилия замалчиваются, так как в традиционных обществах не принято открыто обсуждать семейные проблемы.

Формально в Таджикистане существуют законы, защищающие от насилия, но как считают правозащитники, на деле, эти документы не работают и женщины остаются одни со своими проблемами.

"За первое полугодие этого года на семейно-бытовой почве было совершено 462 преступления. Среди них есть убийства, нанесение тяжких телесных повреждений, изнасилования. На учете МВД сегодня состоят почти 2 тысячи неблагополучных семей, где происходят ежедневные издевательства, насилие в отношение близких членов семьи", - заявил Абдурахим Кахаров – министр МВД Таджикистана.

Число преступлений, связанных с домашним насилием в таджикистане превышает данные официальной статистики, полагают правозащитники. Жертвы насилия редко обращаются в милицию. Немногие случаи, о которых узнает общественность это лишь те примеры, когда женщины попадают в больницу с увечьями или умирают от побоев.

"Проблема в том, что женщины редко обращаются в милицию, а если и поступают такие жалобы, то сотрудники правоохранительных органов стараются уладить семейные конфликты. Обычно они говорят, это же твой муж или твоя свекровь, надо потерпеть. Вот это терпение загоняет проблему внутрь. Поэтому у нас много случаев самоубийств", - рассказывает Алла Куватова - представитель института Открытое общества Фонда содействия в Таджикистане.

Определение насилия

Для работы с жертвами насилия в МВД Таджикистана создано специализированное подразделение, состоящее, в основном из инспекторов-женщин. При создании участков были учтены национальные особенности и менталитет местных жителей.

Image caption Свадьба под бдительным оком родни

Первый тренинг для сотрудников таджикской милиции, которым предстоит работать с проблемой домашнего насилия, был организован ОБСЕ.

С нового учебного года подготовку преподавателей для проведения занятий намерены начать в академии МВД страны.

"Учитывая менталитет наших граждан, им не всегда бывает дозволено ходить в отдел милиции. Поэтому мы создали центр вне административных зданий МВД. В них работают женщины. Мы надеемся, что доверительные отношения инспектров смогут помочь выявлять факты насилия на более ранних этапах", - сказал Абдурахим Кахаров - министр МВД страны.

Законопроект по защите от насилия обсуждается в таджикском обществе последние несколько лет. Необходимость его принятия вопросов не вызывает, однако детали нового закона становятся предметом больших споров. Стороны не могут договориться, о том, что считать насилием. Имеет ли право государство вмешиваться в семейные дела своих граждан, если да, в каком именно случае?

Затягивание вопроса с принятием закона по насилию, по мнению Ивара Вики, главы бюро ОБСЕ в Таджикистане, мешает более эффективной борьбе с любыми проявлениями насилия.

"Домашнее насилие долгое время рассматривалось обществом и правительствами многих стран как личное дело граждан. Это неверная позиция. Работа по вопросам домашнего насилия – испытание для офицеров. Необходимо обучение", - пояснил глава бюро ОБСЕ в Таджикистане Ивар Вики.

Ряд таджикских правозащитников предлагают решить проблему насилия над женщинами ужесточением законов страны. Однако Гулчехра Ибрагимова – юрист международной организиции по миграции (МОМ) полагает, что даже принятие даже самых идеальных законов не изменит ситуацию, пока чиновники и само общество не будут считать проблему приоритетной.

"Менталитет нашего народа и традиции, в которых воспитываются наши мужчины и женщины, накладывают определенный отпечаток. Жертвы насилия терпят издевательства годами, до тех пор пока не случается необратимое. Многие люди оправдывают действия насильника в семье, в том числе сами женщины. Они считают побои и унижения нормой", - размышляет Гулчехра Ибрагимова – юрист международной организиции по миграции (МОМ).

Доказать факт грубого нарушения прав женщин или девочек бывает сложно не только потому, что эти случаи тщательно скрываются. Зачастую многие женщины не считают побои или психологическое давление насилием.

Некоторые высказывают мнение, что воспитательные меры, в том числе и избиение, необходимы, чтобы научить женщину быть хорошей хозяйкой и женой.

Средство от позора

Мунира Иноятова – эксперт проекта так называемой "Службы поддержки девочек" рассказывает, что такое отношение к проблеме делает девочку в семье практически беззащитной. Она полностью зависима сначала от своих родителей, а потом от семьи мужа. В случае развода общество осуждает, в первую очередь, женщину.

"Обвиняют всегда женщину. За факты грубого обращения, насилие, побои никто ведь не отвечает в суде. Семьи стараются скрыть такие случаи, чтобы не навлечь позор на других дочерей. Девочке, с самого детства внушают, что это ее доля", - рассказывает Мунира Иноятова – эксперт проекта "Службы поддержки девочек".

В ряде регионов Таджикистана девочки отстранены от учебы. Родители не разрешают им посещать школу. Кроме того, запрещенное официально, многоженство – уже привычное явление для страны. Отстутсвие образование – одна из причин экономической зависимости почти 70% таджикских женщин, отмечает активистка женского движения Зебо Шарипова.

Ранние браки для Таджикистана никогда не были редкостью. Однако, если в советские времена с этим явлением пытались бороться, сейчас власти предпочитают не вмешиваться в семейные дела своих граждан. Положение женщин значительно ухудшилось после гражданской войны в стране и с началом массовой трудовой миграции. Теперь возраст девушки на выданье опустился до 15-16 лет. Считается, что такую невесту можно привести в новую семью и воспитать так, как нравится мужу и его семье. Правозащитница Ойнихол Бобоназарова полагает, что люди боятся общественного мнения.

"Посколько многие молодые мужчины находятся в миграции, их свертницы на родине остаются незамужними. Это становится по-настоящему большой проблемой. Представьте маленький кишлак и в одной семье не одна, а сразу несколько девушек на выданье. А женихов нет. Что делают родители в этом случае? Они начинают искать мужей для своих дочерей. Не важно кто этот молодой человек, чем занимается, как сложится жизнь дочери. Главное выдать замуж. Чтобы не быть опозоренными", - объясняет Ойнихол Бобоназарова.

Международная правозащитная организация Amnesty International обвинила власти Таджикистана в неспособности защитить женское население страны. Половина таджикских женщин подвергается изнасилованиям, побоям и моральным унижениям со стороны родственников, утверждают правозащитники.

Согласно Amnesty, жены терпят физическое и моральное унижение не только от мужа, но и от его родных – родителей, братьев, сестер. Многие не выдерживают и кончают жизнь самоубийством.

Женщины в Таджикистане пользуются весьма ограниченными правами, в частности - в вопросах трудоустройства.

Между тем, ситуация с правами женщин в больших городах отличается от того, как чувствуют себя представительницы прекрасной половины в сельских регионах.

Жительницы городов чаще получают высшее образование, делают карьеру и выходят замуж уже после 30, в отличие от своих ровесниц в провинции.

Однако и количество бракоразводных процессов в городах значительно выше, чем регионах. Но, здесь, по утверждению специалистов, статистика может ошибаться. В сельских регионах заключают традиционно мусульманский никох, не регистрируя свой брак официально.

Между тем, по данным министерства здравоохранения число самоубийц, поступающих в клиники, после попыток самосожжения или отравления не уменьшаются. Причины – семейные конфликты. Отличие от прошлых лет – юный возраст решившихся на самоубийства.

Новости по теме