Монгольские ультраправые: нацисты или националисты?

  • 6 сентября 2010
Эрдэнэбилэг Жэнэмьядар
Image caption Эрдэнэбилэг Жэнэмьядар - учредитель ултраправой группировки "Даяар Монгол"

На высоком холме над Улан-Батором стоит мемориал Зайсан, увековечивающий память солдат, погибших во Второй мировой.

Монголы воевали с гитлеровцами на стороне Красной армии, и на протяжении последовавших десятилетий влияние Москвы в этой стране было невозможно переоценить.

Однако сегодня Китай вкачивает в Монголию больше денег, чем любая другая. Некоторые из этих средств - гуманитарная помощь, другие - инвестиции.

Только в этом году Народно-освободительная армия Китая передала монгольским военным помощи почти на 3 млн долларов. На церемонии подписания договора, прошедшей в министерстве обороны, высокопоставленные офицеры двух стран выпивали за здоровье друг друга, все улыбались.

Но некоторые монголы с подозрением относятся к этим связям: они хотят знать, чего на самом деле добивается Китай. Многие опасаются, что их мощный сосед - задира, а не благодетель, и что подобное сотрудничество со временем приведет к подрыву монгольского образа жизни.

"Просто национализм"

Признаки недовольства найти несложно: многие стены города исписаны соответствующими лозунгами и разрисованы свастиками.

Image caption Электрик Суризэм Цзансуран уверен: монгольская нация должна оставаться чистой

В интернете образованы группы, демонстрирующие свою готовность воевать против - как они считают - уничтожения монгольской нации.

На видеопортале YouTube есть ролик, герой которого бреет голову монгольской женщины. Рядом - китаец; он сидит, прикрывая лицо руками. Это - публичное предупреждение монгольским женщинам: вот что будет с вами, если вы будете спать с китайцами.

Ролик был помещен на YouTube одним из членов ультраправой группировки "Даяар Монгол".

Ее основатель - Эрдэнэбилэг Жэнэмьядар. На интернет-сайте организации - фотография ее членов с нацистскими флагами. Свастика - составная часть логотипа группировки. Однако учредитель настаивает на том, что он всего лишь националист, а не нацист.

На встречу с нами он пришел в традиционном платье, похожем на те наряды, в которых выезжают в степи пастухи-кочевники.

Правозащитники обвиняют его организацию в десятках нападений на женщин, иностранцев и других людей, кого сторонники Эрдэнэбилэга считают врагами, угрожающими чистоте их нации.

Image caption Люди, совершенно не согласные с правыми, считают, что последние все же отражают настроения общества

Насилие он осуждает, но поддерживает того, кто брил голову женщины. "Я думаю, это правильно, - говорит он. - Если спросить монголов, что они думают об этом, большинство это поддержит".

Его организация, подчеркивает Жэнэмьядар, не приказывает совершать нападений и не санкционирует их, но готова их объяснить. "Молодежь видит, как иностранцы нарушают закон, и она этим недовольна, - говорит он. - И на них нападают, иногда грабят. Это нехорошо, но это происходит постоянно. Порой, это члены нашей организации, но в большинстве случаев - нет. Может быть, они наши сторонники, но мы их не знаем".

К разговору присоединяется один из членов организации, 28-летний Суризэм Цзансуран. Он электрик, и в "Даяар Монгол" вступил недавно. На нем - штаны милитаристского покроя, черная футболка, на шее - свастика на цепочке.

"На монгольском мы называем это символом хас, - объясняет он. - Германские националисты пытались очистить свою нацию, и для меня [свастика] - это желание сохранить чистоту нашей нации. Не то чтобы я поддерживал Германию, не то чтобы я был нацистом. Это просто национализм".

Козлы отпущения

Робин Гарнер, активистка гей-движения в Улан-Баторе, разделяет обеспокоенность многих монголов по поводу деятельности в стране иностранных корпораций.

"Большой процент населения следит за тем, куда уходят ресурсы, - и активы продаются иностранцем, - говорит она. - Я могу понять, почему люди выискивают козлов отпущения, нащупывают идеологию, которая отражала бы их беспокойство".

Но опасается она и того, что это недовольство может вылиться в насильственные действия, в поддержку ультраправых, нацелившихся, в числе прочих, и на людей, которых представляет сама Робин.

Двум трансгендерным женщинам пришлось бежать из Монголии: на родине они подвергались нападениям. А 19-летнего гомосексуалиста раздели и избили в пригороде Улан-Батора, когда он шел с гей-вечеринки.

По словам другого активиста, Отон-Баатара Цедэндэнбарала, ему приходится постоянно быть настороже, даже когда он просто идет по улице. "Я все время боюсь, - говорит он. - И если мы не будем ничего делать, будет только хуже и хуже".

Непридуманная угроза

При этом монгольский социолог Лувсандэндэв Сумати напоминает: на парламентских выборах 2008 года партия, которую связывали с крайне правыми, набрала менее 1%. Этих людей можно считать маргиналами, говорит Сумати, но признает: они отражают ту обеспокоенность, которую разделяют многие в стране.

Image caption В Улан-Баторе подобные граффити - совсем не редкость

"Малые культуры рассеиваются и исчезают, - поясняет он. - Это реальная угроза. Каким-то образом монгольское общество должно на нее реагировать. Вопрос в том, будет ли оно реагировать цивилизованно или пойдет на крайности".

Кто-то считает, что эти группировки берут на вооружение нацистские символы лишь потому, что еще не стали достаточно мощной политической силой, чтобы создать собственную идеологию и атрибутику. Но жертвы ультраправых считают их ненадуманной угрозой и опасаются, что их влияние растет.

В центре города мы нашли бар, забитый нацистскими реликвиями. На полу намалевана свастика, на стенах - репродукции пропагандистских плакатов, в помещении - манекены в нацистской форме.

В баре были вовсе не экстремисты, а лишь пришедшие развлечься девушки да парочка, тихо выпивавшая в углу. Похоже, никто и не думал о том, что где-то в других местах подобные символы посчитали бы оскорбительными.

Угрозы, насилие, использование нацистской атрибутики - все это привлекает внимание к монгольским экстремистским группировкам, будь они нацистские или националистские - ярлык здесь не слишком важен.

Похоже, что им просто нравится та мрачная известность, которую все это приносит.

Проблема для монгольских властей состоит в том, чтобы обратиться к причинам, подпитывающим гнев и недовольство, чтобы перетянуть людей на свою сторону и ограничить возможность ультраправых нанести реальный вред кому бы то ни было.

Новости по теме

Сайты Би-би-си