На Таймс-сквер могут запретить курить

  • 20 сентября 2010
Сигарета в руке
Image caption У курильщиков в Нью-Йорке все меньше мест для перекура

"Блумберг превращает Нью-Йорк в концлагерь!" - возмущенно заметил мне системный администратор Стэн Ленский, работающий на одном из русских телеканалов города. В других интервью мелькают ссылки на британского писателя Джорджа Оруэлла, автора многих произведений против тоталитаризма.

Сыр-бор разгорелся в связи с тем, что в нью-йоркском горсовете внесена резолюция о запрете на курение в городских парках, на пляжах и пристанях, части набережных и в пешеходных зонах на ряде площадей, прежде всего на знаменитой Таймс-сквер.

Резолюцию поддерживают мэр города Майкл Блумберг, председатель горсовета Кристина Куинн и большинство его членов, поэтому она практически наверняка будет принята.

Закон вступит в силу через 90 дней после того, как его подпишет Блумберг, который отмечает, что запреты на курение в общественных местах поддерживают 65% опрошенных. Для некоторых это не аргумент.

Диктатура большинства?

"Лично мне нравится бездымная атмосфера, навязанная Блумбергом, - пишет консервативный телекомментатор Джон Стоссел. – Но это тирания большинства! Введенный ранее запрет на курение в барах являет еще большее вмешательство в жизнь людей. Почему курильшики не могут иметь своих мест? Если хозяин бара хочет разрешить сигареты, а посетители добровольно идут к нему в бар, у властей не должно быть права им мешать".

Но даже часть нью-йоркских курильщиков видит в запрете смысл. Бывший ленинградец Борис Беленький, владелец видеосалона и книжного магазина в русском районе Куинса, курит самокрутки, но признает, что запретительные меры последних лет возымели искомый результат – все больше нью-йоркцев бросают курить.

Дело наверняка и в том, что из-за местных и федеральных налогов в Нью-Йорке самые дорогие сигареты в США. Если в середине 1970-х сигареты стоили в среднем 40 центов пачка, то сейчас они подскочили до 11 долларов.

В 1970-х курение уже запретили в партере кинотеатров, но курить еще было можно на балконе и в боковых секциях кинозалов. В пригородных поездах были вагоны для курящих. Можно было курить в авиалайнерах. Курение было разрешено в барах и ресторанах, в конторах и на предприятиях. Читая лекции в вузах, я просил пепельницу.

Медленное наступление

Запреты вводились постепенно. Курильщиков вытеснили в хвост самолетов и начали писать на сигаретных пачках, что курение вредит здоровью. Эти меры не вызвали больших протестов в стране, но либертарианцы, которые принципиально против большинства запретов, предупреждали, что это лишь начало, и были правы.

Самый большой удар обрушился на курильщиков 30 марта 2003 года, когда в Нью-Йорке вступил в силу запрет на курение во всех конторских зданиях, на предприятих и в складских помещениях, в частных офисах и предприятиях общественного питания, в том числе во всех барах, в клубах, банках, учебных и медицинских заведениях, детских садах, магазинах и прокатных пунктах, на стадионах, катках и спортивных аренах, в биллиардных и кегельбанах и на транспортных объектах, в частности, в залах ожидания и на перронах.

С тех пор у подъездов конторских зданий и баров Манэттена собираются кучки высыпавших на улицу курильщиков.

Критиков нового запрета особенно раздражает то, как его инициаторы планируют обеспечивать его соблюдение. Полиция будет брать с нарушителей штраф в 50 долларов, но на такой огромной территории ей за всеми не уследить.

И вот член горсовета Гейл Брюэр, представляющая в нем верхнюю часть населенного интеллигенцией манхэттенского Вест-Сайда и являющаяся главным инициатором запрета, предложила, чтобы за его соблюдением следили сами граждане.

"Я хочу, чтобы гражданка Гейл Брюэр, - замечает она, - могла сказать другому гражданину: "Простите, сэр, но вы нарушаете закон. Здесь не курят!"

"Тут курить не положено"

По мнению New York Times, "это может явиться поворотным пунктом в истории и характере курительного этикета". Нью-йоркцы приучены не стеснять друг друга на тротуарах и в переполненных вагонах метро, пишет газета. Но они также не любят, когда кто-то стесняет их самих, поэтому предложение наделить обывателей надзирательскими полномочиями может дать им еще один повод для конфронтаций, которых в Нью-Йорке хватает и без этого.

Сама Брюэр уверена, что если обыватели начнут читать курильщикам нотации, то нормы общественного поведения постепенно изменятся. Курение в запрещенных местах будет восприниматься так же дико, как пользование мобильным телефоном в зрительном зале, считает она.

По мнению юриста-правозащитника Нормана Сигела, большинство курильщиков просто пошлют дружинников Брюэр куда подальше. Но он признает, что "в конституции нет права на курение. Меня спрашивают, можно ли оспорить такие запреты в суде. Не получится, потому что у правительства есть широкие полномочия заботиться о благосостоянии народа и проводить законодательство, касающееся его здоровья".

Критики запрета приводят в ответ цитату из "Записок о религии" Томаса Джефферсона, напечатанных в 1776 году: "Законы направлены против вреда, причиняемого другими, но не нами самими".

Новости по теме