В Нью-Йорке судят обвиняемого во взрыве посольств США

  • 12 октября 2010
Люди возле здания манхэттенского суда
Image caption Дело танзанийца будет рассматриваться в гражданском, а не военном суде

Во вторник в манхэттенском федеральном суде должен возобновиться отбор присяжных на процессе танзанийца Ахмеда Халфана Гайлани, в прошлом году доставленного в Нью-Йорк из Гуантанамо.

Гайлани, родившийся, насколько известно, весной 1974 года на Занзибаре, обвиняется в убийстве, преступном сговоре и ряде других преступлений, связанных со взрывами американских посольств в Кении и Танзании в 1998 году. Тогда погибли 224 человека, в том числе 12 американцев, а около 5 тысяч получили ранения.

Уголовное дело, по которому привлечен Гайлани, было возбуждено через несколько месяцев после терактов в Восточной Африке.

В обвинительном заключении, насчитывающем полторы сотни страниц, взрывы в Найроби и Дар-эс-Саламе инкриминируются большой группе лиц, первым из которых назван глава "Аль-Каиды" Усама бин Ладен. Гайлани замыкает список обвиняемых.

Он обвиняется в том, что приобрел для заговорщиков грузовик Nissan Atlas 1987 года, пять ящиков взрывчатки, взрыватели и баллоны с кислородом и ацетиленом, предназначавшиеся для усиления взрыва.

Давая показания в Гуантанамо перед созданной президентом Бушем военной комиссией, Гайлани признался в покупке взрывчатки, но заявил, что не имел понятия о ее предназначении.

Он утверждал также, что принял ее за "мыло для мытья лошадей". Одновременно Гайлани принес извинения правительству США и друзьям и родным погибших.

Более строгие требования

Что бы ни говорил подсудимый раньше, присяжные, которых отбирают сейчас в Нью-Йорке, этого не услышат, если только Гайлани не решит дать показания и на своем новом процессе уже в гражданском суде.

Дело в том, что в 2009 году новая американская администрация объявила, что дела многих узников спецтюрьмы в Гуантанамо будут теперь рассматриваться не в военных комиссиях, а в обычных гражданских судах на территории США. Гайлани является первым из них, представшим перед присяжными.

Скептики настаивали, что в гражданских судах дела бывших сидельцев Гуантанамо могут забуксовать или вообще рассыпаться, поскольку в военных комиссиях менее строгие требования к доказательной базе обвинения.

При аресте американские стражи порядка обязаны соблюсти целый ритуал. Например, известить задержанного (при необходимости - через переводчика), что он имеет право не отвечать на вопросы, предостеречь его, что в противном случае его ответы могут быть использованы против него в суде, и предложить ему адвоката, при необходимости - бесплатного.

Все вещественные доказательства тщательно протоколируются, а их прохождение из одной инстанции в другую строго отслеживается. Идея в том, чтобы слишком ретивый дознаватель к ним чего-нибудь не подбросил.

Когда пленного берут на поле боя или на явке где-то в Пакистане, эти требования трудно соблюсти по чисто техническим причинам. К тому же военные или ЦРУ часто рассматривают задержанного не как подозреваемого, а как "языка", от которого можно узнать о готовящихся терактах.

Десятичасовой бой

Image caption Задержанию Гайлани в Гуджарате предшествовал многочасовой бой

Гайлани улетел из Африки за день до взрывов американских посольств и отправился в Афганистан, где его принимали в тренировочных лагерях "Аль-Каиды" как героя.

Он прошел военную подготовку, а впоследствии ему вручили АК-47 и назначили телохранителем самого бин Ладена, которому он также готовил.

Кроме того, Гайлани якобы поднаторел в изготовлении фальшивых документов, которые выдавались боевикам "Аль-Каиды", отправлявшимся на операции за границу.

Так Гаилани познакомился с несколькими злоумышленниками, которые потом направили угнанные авиалайнеры в здания в Нью-Йорке и Вашингтоне.

Летом 2004 года пакистанская спецслужба арестовала его в пенджабском городе Гуджрате после десятичасового боя. Несколько месяцев спустя Гайлани передали в руки ЦРУ, которое поместило его в одну из своих тайных тюрем на иностранной территории и подвергло допросу с пристрастием.

Подробности засекречены, но прокуратура должна была предоставить их защите, от которой стало известно, что Гайлани пять дней допрашивали "с применением усиленных методов" в общей сложности на протяжении 14 часов.

О каких именно методах идет речь - неясно, но известно, что его не подвергали нашумевшим "водным процедурам", с применением которых ЦРУ допрашивало всего трех деятелей "Аль-Каиды".

Усиленные методы достигли искомого результата, и Гайлани, в частности, поведал ЦРУ, кому предназначались изготовленные им с помощью программы Photoshop фальшивые паспорта.

Козырь не сработал

У американских юристов есть понятие "плод отравленного дерева". Так называются показания, которые получены под давлением и поэтому не должны приниматься судом в рассмотрение.

Зная, что федеральный судья Луис Каплан, которому досталось дело Гайлани, без разговоров забракует признательные показания, данные танзанийцем на допросах в ЦРУ, прокуратура и не пыталась приобщить их к делу.

Она решила не пользоваться и показаниями, которые Гайлани впоследствии дал сотрудникам ФБР уже после того, как его перевели в 2006 году в Гуантанамо.

Хотя в отличие от ЦРУ, ФБР не практикует так называемых допросов третей степени, защита, однако, доказывала бы, что Гайлани был так сломлен дознавателями ЦРУ, что сотрудничал с ФБР под остаточным влиянием прежних мучений, и судья бы тоже мог счесть, что и эти показания есть "плод отравленного дерева".

Но у прокуратуры оставался один важный козырь, на которого она возлагала большие надежды. Это танзаниец Хусейн Абебе, который был готов показать на процессе, что Гайлани купил у него взрывчатку.

Защита, однако, потребовала дать отвод этому свидетелю обвинения, доказывая, что американские власти узнали о его существовании из тех же самых показаний Гайлани, которые даже сама прокуратура согласилась считать "плодом отравленного дерева".

Обвинение возразило, что рано или поздно ФБР вышло бы на Абебе и без помощи Гайлани. Сам Абебе заявил судье, что он вызвался давать показания из стремления исправить свою репутацию, которая пострадала, когда люди узнали, что он продал взрывчатку боевикам. Абебе говорит, что не имел понятия об истинных намерениях покупателя.

Однако на прошлой неделе судья Каплан объявил, что, поскольку Абебе нашли благодаря данным под нажимом показаниям Гайлани, он отвергает этого свидетеля обвинения.

Процесс прервали до вторника. Обескураженная прокуратура заявила, что опротестует решение судьи в апелляционной инстанции, но потом отказалась от этого намерения из нежелания затягивать процесс, который и так грозит продлиться от трех до шести месяцев.

Государственный обвинитель Майкл Фабиарз говорит, что у него все равно хватит компромата на подсудимого, и выражает надежду, что в конечном итоге сумеет убедить присяжных вынести обвинительный вердикт.

Судья отмечает, что даже если Гайлани и оправдают, он официально останется "вражеским комбатантом", и его все равно не выпустят до окончания войны с террором.

Критики администрации Обамы заявляют, что происходящее лишь подтверждает ошибочность решения передать большинство таких дел в обычные федеральные суды с их более строгими требованиями к доказательной базе обвинения.

Новости по теме