Грузия хочет люстрации и запрета советских символов

  • 29 октября 2010
Президент Саакашвили
Image caption Президент Саакашвили всегда уделял большое внимание символике

В грузинском парламенте проходят слушания по Хартии Свободы – законопроекте, объединяющем в себе усиление так называемых антитеррористических мер, люстрацию тайных агентов советских спецслужб и запрет советской символики.

Авторы проекта заявляют, что Хартия Свободы, поможет Грузии окончательно освободиться от советского прошлого. Критики законопроекта называют его запоздалым и бессмысленным, а некоторые даже опасным.

Впрочем, законопроект уже прошел первое слушание в законодательном органе страны, получив абсолютное большинство голосов. "Против" проголосовал лишь один депутат.

"Это важнейший документ для нашей страны, – заявил автор проекта депутат от парламентского меньшинства Гия Тортладзе, выступая перед депутатами. – В случае принятия это будет прямым заявлением Грузии, что страна не желает быть под тенью пережитков прошлого".

Хартия Свободы объединила в себе как антитеррористический пакет мер, включающий в себя усиление мер безопасности, так и подготовленный и внесенный в парламент ранее законопроект о люстрации.

Кроме того, Тортладзе решил добавить к Хартии и положение, которое призвано искоренить в Грузии то, что он назвал напоминанием о "красном терроре" – советскую символику.

"Блокировка этого закона лишь в интересах спецслужб Российской Федерации и тех лиц, чьих сотрудников сегодня довольно много в Грузии", - заявляет Тортладзе.

Символы "Красного террора"

Улица Кирова, Клары Цеткин, Энгельса, Перовская... Старшее поколение тбилисцев все еще называет улицы по-советски, однако, за редким исключением большинство названий были изменены после распада советского Союза.

Памятники Ленину сносили по всей стране. При этом уцелел бюст Сталину на родине советского вождя в Гори. Его властям удалось снести лишь в этом году, проведя практически тайную операцию под покровом ночи.

Однако, по словам Тортладзе, принятых до сих пор мер недостаточно. Символика, носящая в себе идеологическую нагрузку фашистской или коммунистической идеологии, должна быть полностью искоренена.

"Символика – эта составная часть идеологии […] и она несет в себе огромный смысл, - говорит Тортладзе. – Символика в Грузии после 1921 года была связана с упразднением государственности Грузии, красным большевистским террором, разрушением церквей, расстрелом духовных лиц, уничтожением интеллигенции и вообще уничтожением национальных и культурных ценностей. Поэтому мы должны с ней попрощаться, и она должна быть запрещена".

"Это наша история"

По словам историка, действительного члена Национальной академии Наук Грузии Марики Лорткипанидзе, такое отношение к символике прошлого не оправдано.

"Эта наша история, 70 лет мы были в Советском государстве и была советская символика, – сказала Лорткипанидзе Русской службе Би-би-си. – Тяжелая или не тяжелая – это моя история".

Некоторые специалисты в таком запрете просто напросто не видят смысла. По словам доктора исторических наук Георгия Анчабадзе, за исключением некоторых характерных зданий в Грузии, в принципе, уже не осталось советской символики.

"Я никогда не ратовал за эту символику, но я уже не вижу смысла ее запрещать. Где она осталась? – задается вопросом профессор Анчабадзе. – Я думаю, нам ничего не принесет, если мы обнаружим на каком-то здании серп и молот и его будем сбивать!".

По словам депутата Левана Вепхвадзе, одного из лидеров Христианско-демократического движения, запрет советской символики принесет немало финансовых проблем стране.

"Например, здание Парламента, его тогда вообще надо разрушить, потому что это один большой советский символ, – говорит Вепхвадзе. – На каждый квадратный сантиметр приходится три пентограмы, и три других символа коммунистической партии".

Назвать агентов КГБ поименно

Среди прочего Хартия свободы предлагает ввести запрет бывшим сотрудникам комитета госбезопасности СССР занимать определенные посты в новой Грузии. Причем, сотрудничество с КГБ предлагается трактовать достаточно широко.

Image caption Автор законопроекта относится к оппозиции, но эксперты полагают, что закон выгоден правительству

По словам автора проекта, так как КГБ по уставу была организацией, подчиняющейся центральному комитету коммунистической партии и осуществлявшей деятельность при помощи комсомола, ограничения коснутся тех лиц, которые занимали высокие посты в компартии и комсомоле.

"Эти люди в свое время были беспринципными, и у них должны быть ограничения на определенные должности. Они не должны быть назначены на должности, где нужна принципиальность", - говорит Тортладзе.

Согласно проекту, не смогут занимать высшие государственные должности те, кто тайно сотрудничал с советскими спецслужбами, офицером комитета госбезопасности, члены ЦК и секретари районных комитетов компартии, а также члены центрального комитета комсомола не смогут занимать высшие государственные должности.

Ограничения также касаются глав комитетов государственного телерадиовещания.

В законопроекте нет запрета на избираемые должности, однако, в этом случае центральная избирательная комиссия обязана обнародовать данные о прошлом кандидата.

Согласно законопроекту те лица, которые попадают под вводимые ограничения, будут должны уйти в отставку в течение одного месяца.

Принимать законодательство, люстрирующее тайных агентов спецслужб страны, которая распалась 20 лет назад, по словам критиков законопроекта, сейчас не имеет особого смысла.

Однако Тортладзе уверен, что это необходимый шаг для усиления безопасности сегодняшней Грузии, так как ФСБ России – "прямой преемник КГБ".

Мягкая Люстрация?

В Грузии обсуждение закона о люстрации не раз становилось темой горячих дебатов.

По словам экспертов, во многом Тбилиси не пошел по пути других восточноевропейских государств из-за того, что в управлении страной были представители бывшей советской номенклатуры.

Однако закон о люстрации не был принят и в 2007 году. Каха Кукава, один из лидеров Консервативной партии, который работал над законопроектом в тот период, говорит, что сегодняшнее законодательство во многом лишь копия закона, разработанного оппозиционной партией и вынесенного на голосование тремя годами ранее.

"Мы, конечно понимаем, что 20 лет спустя это имеет меньшее значение, но все-таки я считаю, что имплементация такого законодательства имеет принципиальное значение для страны", – говорит Кукава.

В 2007 году в ответ на инициированный оппозиционной фракцией законопроект, его критики в грузинском парламенте отмечали, что основная часть документов для идентификации тайных агентов находится в России.

Однако в том, что люстрация тайных агентов советской эпохи может быть проведена, некоторые депутаты сомневаются и сегодня.

"Документы, касающиеся агентов ГРУ находятся в Москве. Что касается агентов КГБ, то в Грузии, в основном, [хранится] документация касающиеся агентов КГБ 30-х годов, а вот информации о "новых" агентах, которые могут действительно представлять опасность для Грузии, у нас сегодня нет", – говорит Вепхвадзе.

В том, что касается предлагаемых ограничений, накладываемых на бывших членов центрального комитета коммунистической партии, а также центрального комитета комсомола, Вепхвадзе полагает, что страна может столкнуться с болезненными изменениями.

"Где-то полмиллиона человек были членами коммунистической партии, а что касается членства в ЦК компартии Грузии, – ими являлись даже машинисты", - говорит Вепхвадзе.

Война с тенями прошлого

Image caption До недавнего времени памятник Сталину стоял на центральной площади Гори

Тортладзе говорит, что, изучив опыт восточноевропейских стран, которые ввели законы о люстрации, законопроект можно назвать довольно мягким.

Правящая партия поддержала законопроект, однако, по словам некоторых депутатов, сегодня важнее знать имена агентов ФСБ, нежели лиц, некогда сотрудничавших с советскими спецслужбами.

"Меня больше волнуют те люди, которые сегодня являются сотрудниками ФСБ или сотрудничают с очень агрессивным российским режимом, открыто заявляя, что путь Грузии – это возврат к прошлому, а также поддерживая человека, который считает развал Советского Союза геополитической катастрофой, – сказал Русской службе Би-би-си депутат от правящей партии Георгий Габашвили. – Вот это меня больше волнует, чем люди, которым 75 […] и у которых нет сегодня влияния на политические процессы”.

Некоторые эксперты уже выражают опасения по поводу того, что в Грузии процесс люстрации может легко превратиться в оружие борьбы против неугодных власти.

"В демократических странах люстрация – это значительный инструмент для того, чтобы способствовать прозрачности в стране, – говорит эксперт по вопросам политики безопасности Ираклий Сесиашвили. – Но в такой стране, как Грузия, трудно ожидать позитивного результата от законодательства о люстрации".

Антитеррористический "террор"?

В то время как положения, касающиеся люстрации критики называют запоздалыми, часть, касающаяся усиления мер безопасности, включающая в себя антитеррористические мероприятия просто-напросто опасна, говорит оппозиция.

"Очень странное название у этого законопроекта – Хартия Свободы, – говорит один из лидеров грузинских консерваторов Каха Кукава. – На самом же деле этот законопроект подразумевает лишь сокращение свобод”.

Законопроект предусматривает усиление мониторинга со стороны министерства внутренних дел, установление и подключение к единой системе видеонаблюдения стратегических объектов.

Для предотвращения ввоза нелегального оружия или взрывных веществ МВД вместе с таможенными органами будет проводить мониторинг импортируемых товаров, при этом имея полномочия на вскрытие и досмотр подозрительных грузов. По словам Тортладзе, эти меры стали необходимы после войны 2008 года.

Кроме того, предлагается, что МВД будет получать информацию о переводе крупных сумм общественным организациям и частным лицам.

Данное положение вызвало особенно резкую критику со стороны оппозиции и некоторых экспертов. По словам Сесиашвили, это усиление контроля над оппозицией и гражданским обществом со стороны властей

"Сегодняшнее правительство в постоянном страхе от того, что в страну зайдут деньги, которые дадут возможность оппозиции усилиться, - говорит эксперт. – Это также касается неправительственного сектора, который получает деньги для усиления демократии.

"Инициативу Тортладзе нельзя рассматривать как инициативу политической оппозиции, – уверен Сесиашвили. – Это, скорее, заказ властей оппозиционеру, который на самом деле является исполнителем их воли".

Новости по теме