В Нью-Йорке обвиняют "детей лейтенанта Шмидта"

  • 1 февраля 2011
Соломон Гуггенхейм обсуждает проект музея Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Соломон Гуггенхейм основал музей изобразительных искусств в Нью-Йорке сразу после Второй мировой войны

В Нью-Йорке возбуждено дело против двух американцев и одного россиянина, обвиняемых в том, что они выдавали себя за членов знаменитой династии Гуггенхеймов и пытались втянуть инвесторов в ряд мифических проектов, таких как продажа водки и покупка товарного количества алмазов, а также нефти для китайского нефтеперерабатывающего завода.

Обвиняемые также пытались выйти на бывших президентов Бушей, объясняя, что хотят предложить им выгодные сделки.

В понедельник утром группы захвата арестовали 67-летнего Дэвида Бирнбаума и 45-летнего Владимира Журавля. Третья обвиняемая - белокурая 45-летняя Катарина Пиетра Тумеи, проживающая под Сан-Диего в элитном поселке Ранчо Санта-Фе, - пока находится в бегах.

Бирнбаум и Журавель в тот же день были выпущены до суда под залог. Как сказал бесплатный защитник россиянина Роберт Баум, представлявший в прошлом году интересы российской шпионки Анны Чэпман, Бирнбауму был назначен залог в 100 тысяч долларов, а Журавлю - в 75 тысяч.

"Леди" и "джентльмены"

По словам прокуроров, в ходе аферы Тумеи представлялась как леди Катарина Пиетра Тумеи и утверждала, что она замужем за известным в США телевизионным актером Джоном Раценбергером. Даина Макнамара, представительница последнего, говорит, что Тумеи действительно встречалась "короткое время" с Раценбергером, но они разошлись еще в 2005 году.

"Он не имел понятия о вменяемой ей преступной деятельности и удручен тем, что ее жизнь приняла такой оборот", - сказала Макнамара.

Бирнбаум, проживающий на решительно нефешенебельном проспекте Оушен-Парквей в Бруклине и пользующийся негламурным телефонным кодом 718, называл себя "Дэвид Б. Гуггенхейм". В судебных документах его описывают как пожилого мужчину с бородой "до середины груди", при ходьбе опирающегося на палку.

Журавель, который приехал в США в 1992 году и имеет вид на жительство, живет в районе Рего-Парк в простонародном Куинсе. Он выдавал себя за "Владимира З. Гуггенхейма". По словам его защитника, он говорит с сильным русским акцентом.

Как явствует из судебных документов, Журавля иногда представляли потерпевшим как сына Бирнбаума. Телефонный номер россиянина имел код 347, который тоже нельзя назвать элитным.

Когда мнимый Дэвид Б. Гуггенхейм позвонил как-то одному их потерпевших, определитель номера показал, что звонит некий Бирнбаум. В ответ на недоумевающий вопрос собеседника лже-Гуггенхейм сказал, что это - фамилия его дальнего родственника.

Громкая фамилия

Создается впечатление, что проходящие по этому делу конспирировались из рук вон плохо, и немудрено, что уже через несколько месяцев после начала аферы инвестиционная компания семейства настоящих Гуггенхеймов возбудила гражданский иск, требуя, чтобы эта троица прекратила называть себя его членами.

Иск был возбужден в ноябре и продолжает рассматриваться федеральным судом Южного округа Нью-Йорка в Манхэттене. Прокуратура округа возбудила вдогонку уголовное дело, которое в случае неблагоприятного для обвиняемых исхода может обернуться значительным тюремным сроком. Оба арестанта вину отрицают.

Как сказал мне Баум, Журавель объясняет, что некий человек, который представился ему членом династии Гугенхеймов, позволил ему действовать от ее имени.

Первоначально в переговоры с намеченными жертвами вступала Тумеи, которая в дальнейшем представляла им своих сообщников. Бирнбаум называл себя председателем правления несуществующего банка "Гуггенхейм". Обвиняемые также заявляли, что действуют от имени столь же мифического фонда "Гуггенхейм".

Согласно судебным документам, Тумеи, выдававшая себя за завотделом инвестиций фонда "Гуггенхейм", звонила, например, главе одной торговой корпорации, чтобы сообщить ему, что организует продажу алмазов из частной коллекции Гуггенхеймов на общую сумму более миллиарда долларов.

Ее вывели на потенциального покупателя. Томеи заявила его представителю, что Владимир и Дэвид Гуггенхеймы "готовы поставить вам 100 000 каратов необработанных алмазов", и попросила удостоверить, что покупатель располагает соответствующей суммой.

Прознав, что покупатель раньше работал на Джорджа Буша-старшего, "леди Катарина" написала, что она и ее коллеги ищут "частной и конфиденциальной встречи" с обоими Бушами и готовы принять их в Манхэттене как полагается.

Потерпевших нет

В другом эпизоде дела фигурирует китайский нефтеперегонный завод, совладельцами которого якобы являются Гуггенхеймы и которому обвиняемые якобы договаривались продать нефть на 4 млрд долларов. Обвиняемые также якобы вели переговоры о продаже водки "Гуггенхейм" с компанией Coca-Cola.

"Обвиняемым вменяется то, что они выдавали себя за членов одного из самых знаменитых семейств Америки с целью обмана потенциальных жертв путем рекламирования липовых инвестиций", - заявил главный прокурор округа Прит Бхарара.

Прокуроры говорят, что обвиняемым грозит до 20 лет тюрьмы. Из судебных документов, впрочем, пока не видно, чтобы кто-то понес ощутимые убытки в результате их действий. Адвокат Баум упирает на то, что "никто никаких денег не потерял".

По словам Бума, волею судеб ему выпала роль бесплатного агента Анны Чэпмен, с которой он поддерживает связь и в последний раз говорил на прошлой неделе. Адвокат получает по ее поводу буквально "сотни электронных писем". Сейчас, например, ей предлагает интервью новый ведущий Си-эн-эн англичанин Пирс Морган, сменивший легендарного Ларри Кинга.

По словам Баума, Чэпман, однако, сообщила ему, что начала новую жизнь и больше не намерена светиться в англо-америкнских СМИ.

Новости по теме