Тунисско-египетский сценарий для Центральной Азии?

  • 10 февраля 2011
На душанбинской улице Правообладатель иллюстрации
Image caption Эксперты по-разному оценивают то, что происходит в Центральной Азии

Волнения в арабских странах несколько оживили обычно малоактивную политическую жизнь центральноазиатских государств: здесь внимательно следят за тем, что происходит в Тунисе, Египте, Йемене, Судане и Иордании.

Политические элиты Центральной Азии сохраняют спокойствие или пытаются убедить население в том, что активизация политических процессов в североафриканских государствах не окажет существенного влияния на общественно-политическую жизнь в их регионе.

Тем не менее события в Тунисе и Египте дали повод для дискуссий о возможности антиправительственных выступлений, в том числе и в Центральной Азии.

Предпосылки для недовольства

Некоторые эксперты не исключает революционных сценариев для стран региона, в том числе в тех государствах, которые по здешним меркам считаются благополучными и стабильными.

Правообладатель иллюстрации

Происходящие в арабских странах преобразования вполне логичны, отмечают наблюдатели; предсказуем и конец авторитарных режимов, учитывая общие мировые процессы, развитие технологий и перемены в сознании молодежи. Тем не менее называть ситуацию в Центральной Азии революционной эксперты не берутся. Хотя и указывают, что экономические предпосылки для волнений существуют.

"Бедность, безработица, нарастающее недовольство людей - эти факторы существуют и во всех центральноазиатских государствах, - говорит доктор философских наук Давлат Усмон из Академии наук Таджикистана и один из лидеров бывшей объединенной таджикской оппозиции. - Однако в Тунисе инициатором революции стал средний класс, а в государствах Центральной Азии этого класса практически нет".

Беспорядки в арабских странах политологи связывают с ухудшением социально-экономического положения. Кризис продовольствия, нехватка зерна и отсутствие дешевого хлеба могут серьезно осложнить ситуацию и в Центральной Азии, которая еще не оправилась от последствий мирового финансового кризиса. Власти здесь озабочены ростом цен на топливо и продовольствие.

Только Казахстан и Туркмения имеют "подушки безопасности" - накопления от продажи нефти и газа, при помощи которых можно смягчить последствия кризиса. В Узбекистане, Киргизии и Таджикистане плотность населения выше, а запасов природных ресурсов меньше, и это увеличивает вероятность социальных потрясений.

Прикажут стрелять?

"Как скажется на государствах Центральной Азии дальнейший рост цен на продукты и топливо? - рассуждает таджикский политолог Парвиз Муллоджонов. - От этого, в конечном итоге, будет зависеть, как сложится ситуация в той или иной стране. Даже вполне благополучные страны не застрахованы от повторения таких событий".

По мнению другого политолога, Фарруха Умарова, влияние североафриканских революций будет заметнее, если их итоги окажутся благоприятными для народов. В противном случае к власти придут более радикальные силы. И тогда, считает эксперт, правящие элиты в Центральной Азии примут более жесткие меры, чтобы не допустить победы радикально настроенных движений.

До недавнего визита в Брюссель лидера Узбекистана Ислама Каримова многие предсказывали скорые перемены в Ташкенте, однако теперь европейцы как бы дали негласное "добро" на сохранение власти в руках узбекского президента, считают некоторые эксперты.

"В отличие от Туниса или Египта, центральноазиатские правительства спускают пар, дают возможность политическим оппозиционным силам функционировать на правовой основе, - поясняет Фаррух Умаров. - Но есть факторы схожие - например, коррупционность властей. Однако теперь, после Египта, власти в Центральной Азии будут предпринимать усилия по снижению уровня коррупции и тем самым способствовать благосостоянию населения".

В то же время российский эксперт Андрей Грозин скептически оценивает шансы центральноазиатских властей на самореформирование.

"Единственное что могут сделать несменяемые лидеры государств Центральной Азии - провести какие-то косметические реформы, - убежден он. - Разговоры о реформах направлены не на внутренного потребителя, а на внешнего. Делается красивая декорация, которая предлагается иностранным наблюдателям, в первую очередь, западным. Потому что в России прекрасно понимают, что демократизация Центральной Азии при тех политических руководителях и их окружениях, которые существуют последние 20 лет, в обозримой перспективе невозможна".

"Самое страшное в этой ситуации - что многие из руководителей Центральной Азии, если встанет вопрос потери власти, отдадут приказ армии стрелять, - продолжает российский политолог. - Другое дело - выполнит ли армия этот требование. Если бы в Узбекистане сейчас повторилось что-либо наподобие Андиджана, очень сомнительно, что результат на выходе мы имели бы такой же, что и в августе 2005 года".

Грозин считает, что, помимо социально-политических проблем, нельзя сбрасывать со счетов авторитаризм, коррупцию, процесс исламизации обществ и борьбу официальных властей с тем, что они понимают под исламизацией.

Это в первую очередь касается Таджикистана и Узбекистана, где борьба с предполагаемым радикализмом идет наиболее активно: возвращаются из исламских стран студенты и школьники богословских школ; запрещено ношение исламской одежды; заметно увеличилось число осужденных по так называемым религиозным делам.

Революционный заказ?

Наблюдатели напоминают и о внешнем факторе: в Центральной Азии особую роль играет соседство с Афганистаном и борьба мировых держав за лидерство в регионе.

"Все эти революции, все эти перемены заказываются, - уверен политолог Худоберды Холикназаров. - Если сверхдержавам нужно скинуть какой-то режим, они могут сделать это, используя новейшие технологии. Но в Центральной Азии мировым игрокам - таким как США, России и Китаю - сейчас необходима стабильность. Они закачивают здесь энергоресурсы. В нынешних центральноазитских государствах сейчас нет предреволюционной ситуации, но создать ее можно искусственно".

Фаррух Умаров тоже полагает, что антиправительственные выступления в Центральной Азии сейчас невозможны: в Таджикистане еще свежи воспоминания о гражданской войне, а в остальных государствах власти прочно удерживают бразды правления. Вместе тем наблюдатели указывают на явное сходство с ситуацией в Египте и Тунисе - в странах региона нет ни полноценных политических партий, ни полноценной оппозиции.

"Действительно, имеется гигантское количество предпосылок, чтобы повторить сценарий Египта, Туниса или даже Киргизии прошлого года, - признает Андрей Грозин. - Нерешенные социально-экономические вопросы. Молодежь неустроена. Безработица, инфляция. Из года в год усиливаются проблемы с обеспечением населения продуктами первой необходимости. И это наблюдается повсеместно. Ситуация в принципе мало отличается от североафрикаских государств. При этом многие лидеры Центральной Азии становятся все больше похожими по манере правления на режимы в Египте или Тунисе.

"Недовольство неоколониализмом"

Некоторые эксперты опасаются, что по странам, охваченным беспорядками, прокатится волна исламских революций. Однако лидер таджикских исламистов Мухиддин Кабири с этой точкой зрения не согласен.

"Все авторитарные режимы, в особенности в мусульманских странах, сдерживают недовольство населения, сохраняют свои режимы и оправдывают свое долгосрочное пребывание у власти, внушая жителям, что любое проявление демократии, свобода могут привести к победе исламских сил и установления исламского строя, - поясняет он. - В частности, свергнутый президент Туниса Бен Али 23 года правил страной под этим лозунгом. Но этого не случится. Многие исламские лидеры и партии отказываются от концепции построения исламского государства, для них становится актуальным построение общества с соблюдением всех принципов демократии и защиты прав человека".

По мнению председателя Коммунистической партии Таджикистана Шоди Шабдолова сложившиеся прежде всего на Западе стереотипы мешают анализу событий и реальной оценке значения и причин происходящего. Недовольство в арабских странах, считает Шабдолов, - это реакция населения на политику Запада, которую таджикский коммунист называет неоколониальной. Этой же точки зрения придерживаются некоторые эксперты в арабском мире.

"Все пугают радикалами, братьями-мусульманами, но никто не хочет понять и ответить на вопрос, как появились эти братья-мусульмане. Когда страна загоняется в нелепую позицию, там возникают протестные элементы, - подчеркивает лидер таджикских коммунистов. - Запад не хочет понять, что невозможно по-старому править, безраздельно используя ресурсы и используя дешевый труд. Многие годы режим египетского президента Хосни Мубарака поддерживался демократическими странами. И при этом все знали о том, как жили миллионы бедных египтян и как обогащалась семья египетского лидера".