Как происходят революции: от Ирана до Египта

  • 17 февраля 2011

Революции бывают короткими и кровавыми, или мирными и вялотекущими. Каждая революция уникальна, но при этом в них можно обнаружить повторяющиеся элементы, некоторые из которых мы только что наблюдали в Египте.

Один из лидеров большевистской революции, Лев Троцкий, однажды заметил, что если бы основной причиной революций была нищета, то мы были бы свидетелями нескончаемой череды революций, потому что большинство населения Земли живет в бедности.

Для того чтобы превратить миллион недовольных людей в толпу, которая выходит на улицу с политическими лозунгами, нужна искра.

В течение последних 30 лет событием, превратившим массовое недовольство в революцию, как правило, была насильственная смерть.

В случае с Ираном, такой искрой стало массовое сожжение сотен людей в кинотеатре в 1978 году, в котором обвинили тайную полицию шаха.

Иногда такой искрой становится единичный акт самоубийства. Так, в Тунисе массовые протесты вспыхнули после акта самосожжения, совершенного в декабре прошлого года 26-летним торговцем овощами Мохаммедом Буазизи, которому власти запретили продавать овощи без лицензии.

Бывает, что роль искры выполняют просто слухи о совершенном насилии. В Чехословакии долго копившееся недовольство коммунистическим режимом выплеснулось на улицы в ноябре 1989 года после того, как пошли разговоры о двух студентах, якобы забитых до смерти сотрудниками спецслужб.

За несколько недель до президентских выборов в Сербии в 2000 году сообщения о том, что Слободан Милошевич организовал "исчезновение" своего предшественника Ивана Стамболича, способствовали возникновению протестов, приведших к падению его режима.

Китайская модель

Правообладатель иллюстрации AP
Image caption События в Египте показали, что революция – в первую очередь удел молодых

Смерть – хотя и не связанная с действиями агентов режима – сыграла свою роль и в Китае в апреле 1989 года, когда пекинские студенты использовали официальные похороны бывшего генсека Компартии Китая Ху Яобана для организации акции протеста на площади Тяньаньмынь, участники которой выступили против коммунистической диктатуры.

События 1989 года в Китае дали шаблон того, как организовывать протест и занимать центральную площадь в столице. Но они также и послужили предупреждением о том, что народные протесты вовсе не обречены на успех.

В отличие от многих других престарелых диктаторов, Дэн Сяопин проявил недюжинное политические мастерство и энергию. Он знал, что его режим улучшил жизнь миллиарда китайских крестьян. Солдаты, которых отправили на площадь Тяньаньмынь разогнать протестовавших студентов, были выходцами из этих самых крестьянских семей.

В Индонезии в ходе протестов против переизбрания президента Сухарто в марте 1998 года были убиты четыре студента, что привело в еще большей волне протестов и насилия. В результате погибли более тысячи человек.

За 30 лет до этого Сухарто сошла бы с рук смерть сотен тысяч. Но недовольство пропитавшей его режим коррупцией в сочетании с последствиями экономического кризиса в Азии подорвали его режим.

После 32 лет пребывания Сухарто у власти, он и его ближайшее окружение стали слишком богатыми, в то время как многие его сторонники становились беднее и разделяли тяготы, с которыми сталкивалась основная масса индонезийцев.

Кому верить?

Часто режим рушится, когда от него отворачиваются силы, на которых он держался. Пока полиция, армия и высшие чиновники считают, что революция несет им больше бед, чем сохранение существующего режима, даже массовые протесты можно подавить – как показали события на площади Тяньаньмынь.

Но если они начинают сомневаться в целесообразности поддержания режима, он рассыпается довольно быстро.

Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Десятилетия у власти приводят к развитию у престарелых лидеров политического склероза

Президент Туниса Бен Али решил бежать из страны после того, как его генералы отказались стрелять в толпу.

В Румынии в декабре 1989 года генерал, которому Николае Чаушеску доверил подавление протестов, стал главным судьей на его судебном процессе.

При смене режима играют роль и внешние факторы. Отказ Михаила Горбачева использовать советские войска для подавления антикоммунистических протестов в странах Восточной Европы помог их властям осознать, что применение силы им вряд ли поможет.

Соединенные Штаты постоянно оказывают давление на авторитарных лидеров, которые считаются их союзниками, с тем, чтобы они шли на компромисс. Часто после согласия на компромисс звучит требование об отставке.

Политический склероз

Долгожительство режима, и особенно преклонный возраст правителя, могут привести к неспособности быстро реагировать на развитие событий.

Революции развиваются 24 часа в день. Они требуют огромной выдержки и мгновенной реакции как от протестующих, так и от диктаторов.

От страдавшего от рака шаха Ирана до находившихся в весьма преклонном возрасте лидера ГДР Эриха Хоннекера и президента Индонезии Сухарто, десятилетия у власти привели к развитию у них политического склероза, делавшего невозможным тонкие политические ходы.

Египет еще раз напомнил всем о том, что революция – это удел молодых.

Мирному исходу революций способствует также гарантии безопасности уходящему диктатору.

В 2003 году в Грузии падение режима Эдуарда Шеварднадзе сопровождалось требованиями расправиться с ним по примеру Чаушеску. Однако после отставки Шеварнадзе дали возможность спокойно жить в его загородной вилле.

Но чаще восставшими овладевает желание добить павших лидеров. К тому же новые власти быстро понимают, что показательное наказание диктатора может отвлечь от экономических и социальных проблем, которые не исчезают в одночасье.