Грузия запретила офшорам владеть телеканалами

  • 13 апреля 2011
Георгий Таргамадзе в эфире телеканала "Имеди" Правообладатель иллюстрации AP
Image caption История с закрытием телеканала "Имеди" в 2007 году для многих в Грузии стала показательной

Грузинский парламент после нескольких месяцев горячих дебатов принял в третьем чтении изменения в Закон о вещании. Нововведения лишат компании, зарегистрированные в офшорных зонах, права на владение лицензией на теле- и радиовещание.

Ожидается, что изменения станут решением одного из самых острых вопросов в сфере вещания и заставят телекомпании раскрыть общественности информацию не только о владельцах, но и об источниках доходов. Международные организации не раз указывали, что недостаток информации о владельцах СМИ и, в особенности, о владельцах крупных национальных телекомпаний, является одной из основных проблем в медиа-сфере Грузии.

В докладе госдепартамента США по правам человека за 2010 год, опубликованном 8 апреля, говорится, что, несмотря на призывы изменить законодательство страны, информация о владельцах СМИ, в том числе и крупнейших национальных телеканалов – "Рустави-2" и "Имеди", остается неясной.

Оппозиция утверждает, что руководство обоих каналов подконтрольно властям.

Вещание без оффшоров

С инициативой изменить законодательства для увеличения прозрачности в сфере вещания еще осенью прошлого года выступил председатель парламента Грузии Давид Бакрадзе.

По его словам, после воплощения инициативы в жизнь, общество будет иметь полную информацию о том, как финансируются те или иные средства массовой информации и кто ими руководит.

Согласно новым правилам, компания, зарегистрированная в офшорной зоне, а также юридическое лицо, акциями которого прямо или косвенно владеет такая компания, не имеет права на владение лицензией в сфере вещания.

Первый замглавы парламентского комитета по юридическим вопросам Чиора Тактакишвили, также участвовавшая в подготовке поправок, рассказала Русской службе Би-би-си, что такого запрета нет ни в одной из стран, однако при его разработке законопроекта были учтены мнения неправительственных организаций и экспертов, с которыми шли интенсивные консультации.

"Мы рассмотрели много примеров регулирования в разных странах. Ни в одной стране нет запрета на деятельность компаний, зарегистрированных в оффшорных зонах, – говорит Тактакишвили. – Соответственно мы много думали о том, стоит ли принимать вообще такое решение [...] В результате мы приняли решение в пользу общественного интереса".

По новым правилам, компании должны будут предоставлять национальной комиссии по коммуникациям данные, отдельно указывая источники доходов от рекламы, телемагазинов, спонсорства и пожертвований.

"Посредством этой детальной информации общественность будет иметь полное представление о том, по какой финансовой модели функционирует тот или иной вещатель, и какие у него доходы", – заявила Тактакишвили, выступая в парламенте.

Владельцам лицензий дается срок до конца года, чтобы привести свою структуру в соответствие с новыми требованиями.

Кто заказывает музыку?

Сегодня, по словам экспертов, сфера телевещания, которая в основном поделена тремя общенациональными телеканалами, наиболее контролируема властями.

Если предыдущее руководство Грузии было не способно эффективно контролировать СМИ, после "революции роз" контроль над телевидением усилился. Пост-революционные власти "знают цену телевидению", говорит ассистент-профессор в Кавказской школе журналистики и медиа-менеджмента Нино Данелия

Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Михаил Саакашвили отлично знает о влиянии телевидения в политике

С такими оценками согласны и некоторые международные организации. В отчете международной неправительственной организации Transparency International, опубликованном в ноябре 2009 года, отмечалось, что грузинские СМИ стали менее свободны, чем до революции 2003 года.

Согласно докладу, так как грузинское законодательство не предусматривало ограничений на владение СМИ иностранными компаниями и частными лицами, те, кто хотел владеть телекомпанией анонимно, активно этим пользовались.

Так, к примеру, владельцем 70% акций телеканала "Рустави-2" и 55% телекомпании "Мзе" является компания Degson Limited, зарегистрированная на Британских Виргинских островах.

Раскрытие информации о владельцах СМИ, по мнению экспертов, решит далеко не все проблемы медийного пространства Грузии, однако, поможет развитию независимого вещания в стране.

"Включив завтра телевизор, мы увидим привычное освещение событий телеканалами, – говорит Нино Данелия. – Но в долгосрочной перспективе информирование общественности о том, кто стоит за тем или иным телеканалом, будет способствовать ориентации телеканалов на интересы зрителей, а не на узкие интересы владельцев или бизнеса".

Владельцы, имена которых не будут скрыты от общественности, вероятно, в меньшей степени, будут стремиться к использованию того или иного телеканала, как политического или экономического орудия, считает Данелия.

Новая эра?

Однако многие сомневаются, что новое законодательство станет началом новой эры для грузинских средств массовой информации, а национальные телевизионные каналы превратятся в источники объективной информации.

Эксперт по конституционному праву Вахтанг Хмаладзе говорит, что принятые парламентом поправки оставляют значительные прорехи в законодательстве и не гарантируют невмешательство правительства в редакционную политику СМИ.

Хмаладзе вместе с группой экспертов принимал участие как в обсуждении законопроекта, представленного комитетом по юридическим вопросам, так и в разработке альтернативного пакета изменений в законодательство.

"Министр не имеет права владеть лицензией, но если он основывает предприятие с ограниченной ответственностью, что возможно сделать за два дня – это предприятие будет обладать таким правом, – говорит Хмаладзе.– То есть оставлена огромная брешь, чтобы этот запрет стал мертвой нормой".

Непрозрачность в сфере вещания, по словам экспертов, – далеко не единственная проблема СМИ Грузии. Независимым и оппозиционно настроенным СМИ довольно трудно найти рекламодателя, так как многие компании опасаются проблем с правительством.

Аналитик Transparency International в Грузии Матиас Хутер говорит, что в Грузии по сравнению с соседними странами бывшего Советского Союза меньше случаев прямого давления и физической расправы с журналистами. "Случаи прямого давления на журналистов в Грузии редки, – говорит Матиас Хутер. – Но из-за ограниченности ресурсов независимых СМИ профессиональным и независимым журналистам трудно делать свою работу. При таком малом рынке рекламы в Грузии большинство независимых СМИ сегодня сильно зависят от западных доноров".

Новости по теме