Чему Китай и Россия могут научить друг друга?

  • 15 апреля 2011
Президент РФ Дмитрий Медведев и председатель КНР Ху Цзиньтао на саммите БРИКС в Китае 14 апреля 2011 г. Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Главной темой на переговорах Дмитрия Медведева и Ху Цзиньтао стали поставки газа

Поездка Дмитрия Медведева в Китай на саммит БРИКС и Азиатский экономический форум пока не ознаменовалась громкими событиями, да и предшествовавшее ей интервью президента России китайскому телевидению привлекло внимание исключительно благодаря ремаркам о выборах-2012 и отношениях с Владимиром Путиным.

Эксперты полагают, что отношения двух стран вошли в фазу плавного рутинного развития, когда сенсаций ожидать и не следует. Могут ли две великие или, во всяком случае, стремящиеся быть таковыми державы не только менять газ на кроссовки и электронику, но и использовать что-то из опыта друг друга? Или реальные условия жизни и менталитет их народов настолько отличаются, а пути развития в последние десятилетия так разошлись, что перенимать нечего?

Своими мыслями на эту тему с Русской службой Би-би-си поделился специалист по Китаю, доцент кафедры востоковедения МГИМО Владимир Корсун.

Би-би-си: Как вы думаете, могут ли Китай и Россия перенять друг у друга что-нибудь полезное?

Владимир Корсун: Учиться, конечно, всегда полезно. На всех этапах истории наиболее стремительно развивались те страны, которые вступали в диалог и обмен ценностями. Не просто товарами, услугами, ресурсами, а идеями. Если вы обменялись с кем-то товарами, то у вас и у партнера окажется по товару, а если обменялись идеями, то у каждого будет по две идеи.

Но если перейти от общих рассуждений к конкретике, все оказывается очень сложно. Слишком разные страны, разные цивилизации, разная психология.

Китай - "мастерская мира", темпы его роста вызывают почтение и зависть, но эти достижения связаны, в первую очередь, с неисчерпаемыми трудовыми ресурсами. Что Россия, с ее демографической ситуацией, может здесь перенять?

Второй фактор - конфуцианская мораль, приспособленная для экономического роста не меньше, чем знаменитая "протестантская этика" Макса Вебера. Этому, опять же, научиться невозможно.

Говорят, покойный премьер Черномырдин, когда в его присутствии в очередной раз завели разговор о том, как было бы здорово все сделать, как в Китае, сказал: "Да, но где нам взять китайцев?".

Что касается командно-партийных методов управления китайской экономикой, она растет не благодаря, а вопреки им. В Китае начальство может позвонить секретарю уездного парткома и сказать: "Чтоб к концу месяца рост потребительских цен у тебя не превысил шести процентов, не то партбилет положишь!". В результате рост цен составляет 5,8% - по отчетам. Не знаю, нужно ли этому учиться.

Би-би-си: Давно стало общим местом, что в России плохой инвестиционный климат, а плох он оттого, что нет независимой судебной системы и, следовательно, гарантий прав собственности. В Китае исполнительная власть еще сильнее, но туда иностранные инвесторы идут охотно. Почему у китайцев технопарки и свободные экономические зоны работают, а в России нет?

Владимир Корсун: В Китае отработан механизм. Предлагают иностранной компании создать предприятие по последнему слову техники. В отличие от россиян, не навязывают своих соинвесторов, не торгуются из-за акций и контроля. Дают освобождение от любых налогов на пять лет и другие уникальные преференции.

Зато потом рядом появляются четыре китайских завода с аналогичными технологиями и системой управления производством. За ноу-хау в Китае платить не принято. Начинается переманивание кадров, зачастую иностранцев, в конце концов, выталкивают из страны. Но они не в накладе, потому что многократно окупили свои вложения благодаря дешевому труду.

Инновации и Конфуций

Би-би-си: Для мирового лидерства надо быть не только и не столько мастерской, сколько лабораторией. До недавнего времени считалось, что Китай лишь успешно использует чужие идеи. Однако сейчас мы все чаще читаем о росте вложений в образование и науку, о том, что на определенных исследовательских направлениях Китай чуть ли не опережает Америку. И США, и Россия на космосе экономят, а китайцы на Луну собираются…

Владимир Корсун: В этом смысле ситуации в Китае и в России очень похожи. И в обществе, и на самом высоком правительственном уровне присутствует понимание, что без сферы НИОКР (научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы - Ред.) далеко не уедешь, что купить можно только вчерашний день, а завтрашний нужно создавать самим.

Президент Медведев говорит о модернизации, президент Ху - об инновационном развитии.

Но пока дело ограничивается, в основном, словами и намерениями. Положение в России нам известно. Китай, в основном, копирует иностранные образцы, нередко занимаясь беспардонным промышленным шпионажем. Можете вы назвать хоть один раскрученный китайский бренд? Тем более, в плане фундаментальных исследований мало чем можно похвастаться.

По части неуважения к интеллектуальной собственности Китай далеко обгоняет Россию.

Если мы хотим сделать технологический рывок, надо учиться не у континентального Китая, а у Тайваня. Вот там добились уникальных результатов, которым может позавидовать даже Япония, потому что интеллектуальная собственность охраняется государством, идеи стали товаром.

Би-би-си: А как влияет на инновации традиционная китайская мораль? Конфуций, кажется, не считал, что новое лучше старого. Чего стоит самое знаменитое его изречение: "Не дай Бог жить в эпоху перемен!".

Владимир Корсун: Я говорил, что конфуцианство способствует экономическому росту. С одной поправкой: именно экстенсивному росту, а не развитию. Оно учит много и добросовестно трудиться и копить добро, но поддерживает культ традиций и не приветствует стремления личности выделиться.

Еще один важный момент. В мире и в России много, нередко с перебором, говорят о "китайской угрозе". Главная угроза состоит не в демографическом давлении, не в гипотетических территориальных претензиях, а в характере китайской экономики, тратящей на единицу продукции в разы больше материальных ресурсов, чем в передовых странах. Мировые запасы нефти и газа не бесконечны, а Китай все больше сжигает их в своих топках, причем не самым рациональным образом. Запад внедряет энергосберегающие технологии, а Китай перекладывает свои проблемы на плечи человечества.

Би-би-си: Огромный вклад в развитие КНР вносят эмигранты- хуацяо. У России тоже немаленькая зарубежная диаспора, но бывшие соотечественники как-то не горят желанием вкладывать деньги в историческую родину. Дело в политике китайского государства или в национальном характере?

Владимир Корсун: Мы по крохам собираем наши волны эмиграции, но особого энтузиазма с их стороны не видно. Китаю даже прилагать усилий не приходится. Хуацяо сохраняют китайскую идентичность и желание помочь своей родине. Поддерживают связь не только со страной, но и со своей деревней, что-то там строят, и невероятно дорожат благодарностью и авторитетом среди земляков.

Это тоже влияние конфуцианства. Оно определяет состоявшегося человека как того, кто "вернулся в родную деревню в ореоле славы, в дорогом халате и преисполненным достоинств".

Общая проблема

Би-би-си: Больной проблемой и для Китая, и для России является коррупция. Может, в плане борьбы с ней есть чему поучиться друг у друга?

Владимир Корсун: А чему учиться, если в обеих странах дело обстоит неважно? Российская коррупция по сравнению с китайской - это детские игры на лужайке.

По имеющимся данным, средний размер взятки у них меньше, но и там, и здесь коррупция носит системный характер.

Можно сказать, что у китайцев в борьбе с коррупцией больше последовательности и меньше кампанейщины, но похвастаться пока нечем.

Практикуются показательные расстрелы за хищения в особо крупном размере, который, по китайскому законодательству, составляет около 30 тысяч долларов, в то же время некоторые мэры и губернаторы, за которыми числится по 4-5 миллиардов, выходят сухими из воды.

Дороги слишком разошлись

Би-би-си: Есть мнение, что Китай преуспел в том числе, благодаря российскому опыту, правда, со знаком "минус": в 1990-х годах Россия научила их, чего не следует делать…

Владимир Корсун: Увы, в судьбах Китая российский пример сыграл злую роль. В 1920-х годах на советские деньги и при активнейшем участии Коминтерна была создана китайская компартия, перенявшая у ВКП(б) идеологическую индоктринацию и жесткую централизацию. Потом наступил "советский период" в истории Китая, когда они жадно впитывали все, что нужно и не нужно: от цирка и балета до номенклатурных привилегий и системы пожизненного правления.

А в 1990-х годах мы, не сумев провести реформы без великих потрясений и, особенно, допустив распад СССР, надолго скомпрометировали в глазах китайцев свободу и демократию.

В разговорах с нами они соблюдают вежливость и такт, но для внутреннего потребления издали массу книг, в которых буквально топчется все, что происходило у нас. И всякий раз, когда речь заходит даже о самых умеренных реформах, в ответ звучит: вы что, хотите такой хаос, как в России?

Би-би-си: А Россия? Может ли она позаимствовать что-то положительное из китайского политического опыта?

Владимир Корсун: Году в 1987-м советское руководство, вероятно, могло двинуться по китайскому пути, но такой вариант истории не реализовался, и теперь толковать об этом бессмысленно. Дороги слишком разошлись.

Невооруженным глазом видно, что за последние 10 лет мы сделали определенный сдвиг в сторону китайской модели. Тенденции налицо.

Однако невозможно представить, чтобы современная Россия полностью переняла китайскую систему, с отсутствием какой-либо оппозиции, альтернативных выборов и публичных дискуссий, с цензурой интернета. Общество не поймет и не примет.

Мировой баланс

Би-би-си: Многие футурологи считают, что к 2040-2050 году мировыми сверхдержавами будут Китай и США, а России придется выбирать, чьим младшим партнером становиться.

Владимир Корсун: Судьба чьего-либо сателлита пугает, но не является неизбежной. Российский орел глядит на Запад и на Восток. При грамотной многовекторной политике балансирование может длиться бесконечно долго.

Выбирать придется только в случае серьезного конфликта между Америкой и Китаем. Это был бы катастрофический сценарий для России.

Новости по теме