BBC navigation

Прибалтика, 1991 год: как это было

Последнее обновление: пятница, 15 апреля 2011 г., 15:52 GMT 19:52 MCK

Эстония

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Эстония

  • Ольга ГалагановаОльга Галаганова

    Закончила университет, занималась частным бизнесом.

  • Виктория ФёдороваВиктория Фёдорова

    Главный редактор интернет-издания "Русский Портал".

  • Андрес ПуустусмааАндрес Пуустусмаа

    Режиссер снял шесть полнометражных кинофильмов (и два сериала.)

Ольга Галаганова, 28 лет

Мне в январе 1991 года было 9 лет, и я не очень много помню о событиях того времени.

Я думаю, что в результате распада СССР нет победивших или проигравших. Просто получилось так, что к моменту протестов СССР уже являлся мертвой страной.

Единственное, что я могу сказать, что проигравшие - это те, кто не смог приспособится к новому режиму в свободной Эстонии и пережить развал Союза.

Я была слишком маленькая, чтобы понимать, какой являлась моя жизнь тогда и чем она стала сейчас. Но для моей семьи это стало кардинальным событием. Мой отец был поставлен в такую ситуацию, что больше не мог заниматься коммерческой деятельностью.

Я закончила университет и получила хорошее образование, занималась частным бизнесом. Сейчас я в декретном отпуске и воспитываю своего ребенка.

Через 20 лет, я думаю, все еще будет борьба за доминирование в мировом пространстве между Европой и Россией. Что касается стран Балтии, то я надеюсь, что в течение следующих десятилетий они наконец-то поймут важность хороших отношений в экономическом, политическом, да и всех остальных аспектах со своими соседями.

Музей баррикад 1991 года

Музей баррикад 1991 года

Через 20 лет, я думаю, все еще будет борьба за доминирование в мировом пространстве между Европой и Россией”

Ольга Галаганова

Виктория Фёдорова

Виктория Фёдорова, доктор филологических наук, главный редактор информационно-аналитического интернет-издания "Русский Портал"

Я родилась и выросла в Таллинне, а в 1990 году окончила факультет журналистики МГУ. Поскольку я была "республиканской" студенткой, то получила распределение в ЦК Компартии Эстонии, которого, по сути дела, уже не существовало.

Процесс больших перемен уже бурлил, все в стране вставало с ног на уши. Никогда не забуду, как женщина-эстонка кричала мне в лицо, что "русские съели всю булку, убирайтесь в Москву!" Я плакала, для меня это было диким.

И в конце 1990 года я сделала непростой выбор: мне предложили остаться в Москве и продолжить учебу в аспирантуре, я согласилась. В Москве родилась моя дочь.

В Таллинн мы вернулись окончательно только в 1999 году. Очень сложно было оформить выездные документы, но в Эстонии я смогла получить гражданство, так как моя мама родилась здесь в 1937 году.

К моменту моего возвращения страна, конечно, стала совсем другой. В бытовом плане, безусловно, более комфортной. Многое изменилось и в сфере средств массовой информации: и в структуре, и в формате, и в людях, которые там работают.

В настоящее время в Эстонии не существует ни местного русскоязычного телевизионного канала, ни ежедневного периодического печатного издания. Человеку с высшим образованием очень сложно найти работу.

Смогу ли я и в дальнейшем оставаться на своей родине, в Эстонии, не скрывая того, что я русская? Буду ли я востребована страной, где живу? Смогут ли дети учиться на своем родном языке? Сегодня я не могу ответить на эти вопросы, а хотелось бы.

Музей баррикад 1991 года

Музей баррикад 1991 года

Никогда не забуду, как женщина-эстонка кричала мне в лицо, что "русские съели всю булку, убирайтесь в Москву!”

Виктория Фёдорова

Андрес Пуустусмаа

Андрес Пуустусмаа, режиссер, с 2002 года учился в Москве, снял шесть полнометражных кинофильмов и два сериала.

В январе 1991 года я был в Таллинне, учился на втором курсе театрального института. Впоследствии мы говорили с коллегами и друзьями на эту тему и поняли, что если бы не институт и не наша учеба в то время, то мы давно уже были бы мертвыми. А если бы и остались живыми, то были бы бандитами.

Тогда в стране царил хаос, люди не понимали, что происходит. И куда было деваться: денег не было, да и вообще ничего не было. В Эстонии в то время было много бандитов и убийств.

Странно говорить о победителях или проигравших. Если мы живы, если мы умеем думать и можем общаться, как нормальные люди, — то мы все победители. Если нет, то этот человек — просто несчастный.

Что изменилось? В первую очередь, я уверен, что у всех людей появилась возможность выбора — учеба у молодых людей, у более взрослых — общение, коммуникация с другими людьми, то, что дает тебе возможность развиваться, найти хорошую работу и т.д. Это стало лучше.

А хуже то, что нищеты много... То есть тогда была своя тупость, сейчас своя. Сегодняшняя тупость в том, что мы живем как будто вечно, в первую очередь хватаясь за карьеру и деньги, забывая про отношения, про людей и про самого себя.

В 1990-е годы многие люди потеряли себя, но и в нынешнее время происходит то же самое. Мне кажется, что сегодняшняя ситуация, когда люди просто нищие, еще хуже, чем была тогда.

Музей баррикад 1991 года

Музей баррикад 1991 года

В 90-ые годы многие люди потеряли себя, но и в нынешнее время происходит то же самое. Мне кажется, что сегодняшняя ситуация, когда люди просто нищие, еще хуже, чем была тогда...”

Андрес Пуустусмаа
Проект был подготовлен в сотрудничестве с www.veneportaal.ee

Литва

  • Тадеуш ГурецкиТадеуш Гурецки

    В прошлом учитель, ныне предприниматель.

  • Станисловас ЯкимавичюсСтанисловас Якимавичюс

    Консультант по охране труда.

  • Елена КоницкаяЕлена Коницкая

    Доцент кафедры русской филологии Вильнюсского университета.

Тадеуш Гурецки

Тадеуш Гурецки, 26 лет, в прошлом учитель, ныне предприниматель, директор предприятия, занимающегося поставками технологий оборудования для металлообрабатывающей промышленности.

В 1991 году мне было 7 лет. Если говорить о том, как было, когда учился в школе и университете, то трудно, очень трудно было. Все работали легально, а когда работаешь легально и платишь все налоги, прожить нелегко. В нашей семье трое детей росло.

А потом, когда каждый уже идет в своем направлении, что-то создает, работает, становится значительно лучше. Особенно когда началось оживление экономики. И потом, когда кризис начался, не произошло так, что кризис – и конец. Предпринимательской деятельностью я стал заниматься с конца 2006 года. Когда работаешь на другого человека и видишь результат своей работы, но получаешь за это копейки, то приходишь к выводу – если ты можешь заработать кому-то, то почему бы не заработать себе. С братом обсудили, создали предприятие и начали работать.

В СССР запрещались идеи, но было больше возможностей зарабатывать, то есть была работа. Сегодня же остался крупный бизнес на рынке. А чтобы реализовать свои идеи самому, нужно располагать большими оборотными средствами. Если раньше все были вместе в Литве, то сейчас разбежались. Я тоже получал предложения работать за границей, жить там. Но открыл здесь свое дело и не хочется от него отказываться. Тем более, что семья, близкие все здесь. Мотивация такая – если уже начал, то надо работать до конца, а не какими-то урывками, то там, то тут.

Музей баррикад 1991 года

Музей баррикад 1991 года

Когда работаешь на другого человека и видишь результат своей работы, но получаешь за это копейки, то приходишь к выводу – если ты можешь заработать кому-то, то почему бы не заработать себе”

Тадеуш Гурецки

Станисловас Якимавичюс

Станисловас Якимавичюс, 52 года, консультант по охране труда. После присоединения Литвы к СССР семья была сослана, после смерти Сталина разрешили вернуться в Литву, родился уже в Вильнюсе.

Если говорить о своей жизни на отрезке от точки А до точки B, ничего такого странного не произошло.

Сначала на протяжении нескольких лет было сложно найти сферу, в которой была бы какая-то постоянная работа, зарплата. Около 10 лет назад я сориентировался – лучше всего заниматься тем, что ты умеешь делать лучше всего.

Я занимаюсь безопасностью труда. В советское время в этой сфере работы хватало, данный опыт пригодился. Принципы не слишком меняются.

Молодое поколение считает, что не может ждать. Они как будто опаздывают куда-то и убеждены, что если завтра не заработают 5000 евро в месяц, то многое потеряют. Переживают, что у них нет дома, не могут сегодня машину купить – переживают, кредит выплачивать не могут – переживают. Шаг за шагом – им так сложно ходить, они хотят быстрее.

Неплохо живут те, у кого была хорошая специальность и предприимчивость. Кто смог применить свои способности, знания в новых рыночных условиях.

Возможностей, конечно, открылось очень много, но не все ими пользуются. Главная возможность – свободно выражать свои мысли. Это ценность, которую не сравнить ни с какой экономикой.

Самое главное достоинство – это наличие свободы и возможностей. Как ты их реализуешь - это уже другое дело.

Музей баррикад 1991 года

Музей баррикад 1991 года

Молодое поколение считает, что не может ждать. Они как будто опаздывают куда-то и убеждены, что если завтра не заработают 5000 евро в месяц, то многое потеряют”

Станисловас Якимавичюс

Елена Коницкая

Елена Коницкая, доцент кафедры русской филологии, доктор гуманитарных наук Вильнюсского государственного университета. Награждена орденом "За заслуги", высшей наградой Словении.

Если бы я родилась уже после развала СССР, во-первых, я не смогла бы закончить русскую школу в Литве так хорошо, как я ее закончила. Во-вторых, я не уверена, что я смогла бы поступить в МГУ как нацкадр, слушать лекции действительно выдающихся ученых нашего времени, я не уверена, что я потом смогла бы вернуться в Вильнюсский университет и здесь начать свою трудовую деятельность и т.д.

Я очень рада, что мама, 40 лет проработав учительницей в русской школе, сдала экзамен по литовскому языку уже в годы независимости, и, будучи уже немолодой, находила и работу, и уважение среди тех, с кем она работала. Что касается дочки, то она получила два диплома – Вильнюсского и Варшавского университетов. Чувствует себя достаточно свободной и спокойной в этом общеевропейском пространстве, захватывая еще и место, где она родилась - Москву. В этом смысле, наверное, можно сказать, что определенная степень свободы у нас у всех приобретена. Это, пожалуй, самое большое достижение, которое было получено в результате перемен.

Больше всего меня печалит то, что на место людей моего поколения, людей, действительно воодушевленных идеей независимости, к власти в стране пришли люди, которые умели устраивать свои судьбы, судьбы своих близких людей и которые гораздо меньше интересовались тем, чтобы нормально развивалась страна. Я работаю со студентами. И когда молодые, талантливые, способные люди уезжают из страны и ищут своей реализации где угодно, но не в Литве, я понимаю, что Литва теряет свое будущее, свой творческий и интеллектуальный потенциал.

Музей баррикад 1991 года

Музей баррикад 1991 года

В этом смысле, наверное, можно сказать, что определенная степень свободы у нас у всех приобретена. И свобода эта сказывается в том, что нет особенных проблем куда-то поехать, заняться тем, что тебе нравиться, что тебя интересует”

Елена Коницкая
Проект был подготовлен в сотрудничестве с Delfi.lt

Латвия

  • Ренарс КауперсРенарс Кауперс

    Лидер и вокалист известной латвийской рок-группы Brainstorm.

  • Илья ГерчиковИлья Герчиков

    Профессор экономики. Президент производителя парфюмерии Dzintars.

  • Янис КипурсЯнис Кипурс

    Чемпион Олимпийских игр в Калгари на соревнованиях по бобслею.

Ренарс Кауперс

Ренарс Кауперс, родился 1 сентября 1974 года, лидер и вокалист рок-группы Brainstorm

20 лет для меня - это внушительная цифра, потому что мне 36. Свою замечательную жизнь я провел в моей родной стране, хотя и в разных политических системах - Советский Союз и независимая Латвия. Честно говоря, я чувствовал себя очень хорошо и в Союзе, и при независимой Латвии, потому что я вырос в семье, где обо мне очень заботились и любили. Ну, и самое важное, что я всегда мог заниматься тем, чем занимаюсь сейчас, и что люблю больше всего - слушать, играть и сочинять музыку.

В детстве я очень любил смотреть мультфильмы, именно тогда и родилась моя любовь к музыке. Особенно я бы хотел поблагодарить тех, кто создал советские мультфильмы "Чебурашка и Крокодил Гена", "Вини-Пух" и "Бременские музыканты", потому что они научили меня понимать музыку и стали точкой опоры для развития моего дальнейшего творчества. Это влияние в моей жизни я бы хотел назвать "восточным".

Когда мне исполнилось 14 лет, один друг дал мне кассету с записью песни Music for the Masses группы Depeche Mode. Надо признаться, что эта песня полностью изменила мой мир. Для меня это стало революцией - все эти звуки и арранжировка были так необычны. Железный занавес пал внутри меня. Спустя пару месяцев была создана группа Brainstorm, которая до сих пор существует. Это я бы хотел назвать "западным" влиянием в моей жизни.

Наверняка вы заметили, что я даже не упомянул какие-то социальные различия и проблемы - как это было тогда и что происходит сейчас, потому что, мне кажется, это все неважно, если тебя окружают любящие люди, и ты воплощаешь свою мечту.

Музей баррикад 1991 года

Музей баррикад 1991 года

Cейчас у молодежи намного больше возможностей, но с другой стороны раньше люди были более искренны и более готовы помогать ближним”

Ренарс Кауперс

Илья Герчиков

Илья Герчиков, профессор экономики. С 1974 года директор, позже – президент крупнейшего и самого известного в странах Балтии производителя парфюмерии и биокосметики Dzintars, одного из немногих существующих сегодня латвийских брендов советского периода.

Конечно, я помню события того времени, хотя лично в них участия не принимал: принципиально не занимаюсь политикой. Для этого необходим определенный характер и склад ума, я же экономист, производственник.

"Проиграл" или "выиграл" я от событий 20-летней давности? В этом процессе нет ни победивших, ни проигравших. Изменилась система, но в одних аспектах мы приобрели, в других – проиграли.

В "прошлой" жизни, например, человек чувствовал себя абсолютно защищенным, он всегда знал, что из квартиры его не выбросят, без работы не оставят, о нем все заботились. Люди улыбались, хотя и не ели столько колбасы и мяса, как сегодня. Обычному человеку было комфортно жить в среде, где все было "мое и ничье".

Но если вы меня спросите, хочу ли я вернуться в ту жизнь, я отвечу – не хочу. Для деятельного человека жизнь тогда была, скажем так, "зажатая". У меня как у руководителя не было никакой свободы действий. Я нарушал все, что только мог, чтобы выплатить работникам хорошую зарплату. Никогда не забуду наше нищенское существование во время командировок заграницу.

Когда наступила свобода, я получал огромное удовольствие, когда сам оплачивал расходы приглашенных иностранных специалистов. Это было своеобразная благодарность за те годы, когда они нас принимали.

Музей баррикад 1991 года

Музей баррикад 1991 года

Я нарушал все, что только мог, чтобы выплатить работникам хорошую зарплату. Никогда не забуду наше нищенское существование во время командировок заграницу.

Илья Герчиков

Янис Кипурс

Янис Кипурс, родился 3 января 1958 года. Чемпион Олимпийских игр в Калгари на соревнованиях по бобслею (экипажи-двойки). В 1992 году на Олимпиаде в Альбервилле стал первым знаменосцем латвийской команды после восстановления независимости. Сейчас на тренерской работе.

Конечно, это две разные эпохи, две системы. Разница очень большая. В советское время система была организована так, что и простому человеку, и спортсмену не нужно было думать об организационных вещах. Все было известно, все прогнозировалось, частный бизнес был невозможен. Если чего-то добился, за это тебе и платили. Правда, плата была ничтожной, но на жизнь хватало, особо стремиться было не к чему.

Теперь у нас свободный рынок, рыночная экономика, открытые границы, все по-другому. Все в твоих руках, пробиться могут все, а в те времена - только избранные. Изменения произошли на всех уровнях - и на государственном, и на экономическом, и на бытовом, и на человеческом.

Раньше все были более-менее равны, и отношения между людьми были проще, человечнее. Понимания было больше, все чувствовали себя одинаково плохо. И жили.

Теперь возникла огромная пропасть в отношениях. Те, кому немного повезло, попали наверх, и уже больше не думают о тех, кто внизу. А те, кто снизу, не видят верхние слои. И поэтому исчезли те прежние отношения между друзьями и соседями. А жаль.

Жажда денег и власти, которая была скрыта в нас, вырвалась на свободу, и теперь элита не считается ни с чем и ни с кем. Из всех соседей мы оказались в самой глубокой яме. Надеюсь, это нас чему-то научит.

Музей баррикад 1991 года

Музей баррикад 1991 года

Те, кому немного повезло, попали наверх, и уже больше не думают о тех, кто внизу. А те, кто снизу, не видят верхние слои. И поэтому исчезли те прежние отношения между друзьями и соседями.

Янис Кипурс
Проект был подготовлен в сотрудничестве с Delfi.lv

Азербайджан

  • Эмин МиллЭмин Милл

    блогер-оппозиционер

  • Хадиджа ИсмайловаХадиджа Исмайлова

    радиожурналист

  • Виктор КоняевВиктор Коняев

    предприниматель, работает в сфере строительства

Эмин Милл, 31 год, блогер

В январе 1991-го я наслаждался своим детством, не подозревая о тех событиях, что творились за стенами родительского дома. Распад СССР был очень болезненным событием для всех жителей страны. После распада многие конфликты, которые были подавлены в период пост-тоталитарного режима, всплыли наружу.

Я помню, как у нас еле-еле хватало денег на хлеб в первые годы после распада Союза, и я целыми днями стоял в очереди только лишь за тем, чтобы купить буханку хлеба.

Но также я помню дух свободы, который царил в те годы. Я помню, однажды мой отец взял меня с собой на мирную демонстрацию, где собралось около миллиона азербайджанцев. Они требовали соблюдения своих прав и свобод. Я до сих пор не могу забыть об этом.

Сегодня я живу в стране, где я свободно могу купить хлеб, но есть ли у меня права и свобода, или всё это мы променяли на хлеб насущный? Чувствую ли я тот же дух свободы начала 90-х?

Совсем недавно я провёл 17 месяцев в тюрьме за то, что написал правду и раскритиковал нынешнее правительство в Азербайджане. Меня освободили условно-досрочно, но я понятия не имею, что будет со мной дальше. У моего друга должен был состояться рок-концерт, но несколько дней назад власти его отменили - точно так же, как сделали бы в Советском Союзе.

Что будет с нами через 20 лет? Я надеюсь, мы не вернёмся обратно в Советский Союз. Лично я хочу жить в Союзе Свободы.

Баку, Азербайджан: январь, 1991 г.

Баку, Азербайджан: январь, 1991 г.

Сегодня я живу в стране, где я свободно могу купить хлеб, но есть ли у меня права и свобода, или всё это мы променяли на хлеб насущный? ”

Эмин Милл

Хадиджа Исмайлова, 34 года, радиожурналист

Мне было 15 лет, я училась в школе, тем не менее, старалась быть в гуще событий. Сбегала на митинги после школы, создавала подпольную молодежную организацию, пыталась саботировать референдум о сохранении СССР. Я и мои друзья спустили в мусоропровод извещения о референдуме, которые обычно распространялись усилиями школьников, писали на стенах подъездов антисоветские лозунги, стучали в двери и подговаривали людей бойкотировать референдум.

У нас у всех была ярость за январь 1990-го, которую вымещали на отношении к русскому языку. Даже те, кто учились в русских школах, отказывались говорить на языке оккупанта – этот образ уже успел закрепиться за Россией.

Когда СССР развалился, мы вкусили победу, но для нас процесс еще не завершен. Все еще кровоточит конфликт, который остался в наследство от развала СССР, в котором я потеряла друзей и родственников. Среди моих друзей много тех, кто провел свое детство в лагере для беженцев. Для них и для нас всех победа наступит после разрешения конфликта.

Да, независимый Азербайджан управляется авторитарным режимом, лидирует в списке коррумпированных, здесь больше всех в Европе нарушается свобода слова, но это не омрачает радости за независимость.

Я думаю, через 20 лет визовый режим будет не только между нами и балтийскими странами, но и с Россией. Отношения будут четче очерчены. Возможно, Азербайджан больше не будет разделенным народом, возможно, карабахский конфликт будет к тому времени разрешен, и это откроет абсолютно новые возможности в этой части мира и совершенно другие взаимоотношения.

Баку, Азербайджан: январь, 1991 г.

Баку, Азербайджан: январь, 1991 г.

У нас у всех была ярость за январь 1990-го, которую вымещали на отношении к русскому языку. ”

Хадиджа Исмайлова

Виктор Коняев, 40 лет, предприниматель в области строительных работ

В январе 1991 года я вернулся спустя двух лет службы в советской армии и увидел Азербайджанскую республику совсем другой. В те времена моя родина Азербайджан встретила меня серостью, безрадостностью, напряженностью в связи с ростом межнациональной розни.

Это был большой контраст по сравнению с тем, что было в 1988-89 годах до моего ухода в армию – я служил на Дальнем Востоке.

Я не приветствовал развал СССР, понимая, что это было выгодно лишь кучке людей, преследующих свои интересы и не думающих о будущем народа. Мое окружение разделяло эту точку зрения.

Я считаю себя проигравшим от развала СССР, так как не смог найти работу по профилю, многие из близких мне людей покинули Азербайджан в тот период хаоса, надежды на становление демократии здесь не сбылись.

Сейчас я стараюсь выжить в сложных условиях в стране, в которой я уже не надеюсь на перемены.

Думаю, что через 20 лет в ряде стран на пост-советском пространстве будет экономический рост. Однако Азербайджан эти перемены могут не коснуться, так как когда в стране закончится нефть, интерес к Азербайджану затухнет, его развитие может остановиться.

Баку, Азербайджан: январь, 1991 г.

Баку, Азербайджан: январь, 1991 г.

Сейчас я стараюсь выжить в сложных условиях в стране, в которой я уже не надеюсь на перемены. ”

Виктор Коняев

Грузия

  • Дима ЛоскутовДима Лоскутов

    журналист портала rus-press.ge

  • Виктория ТодрияВиктория Тодрия

    сотрудник USAID в Грузии

  • Юрий МечитовЮрий Мечитов

    фотограф, работал с Сергеем Параджановым

Дима Лоскутов, 32 года, журналист информационного портала rus-press.ge

В период процессов, вызвавших распад Советского Союза, мне было 12-13 лет. Естественно, в таком возрасте было невозможно знать всей подоплеки происходящего. Но не замечать перемен было невозможно.

Определение статуса победитель-проигравший сводится к подсчету потерь и приобретений. Проигравшим считать себя не поворачивается язык, а так как история не знает сослагательного наклонения, остается причислить себя к победителям, потерявшим часть своей истории и Родину (хотелось бы нам этого или нет - многие из нас родились в СССР).

Вообще постсоветский период для моей семьи протекал не особо гладко. Отцу пришлось приспосабливаться под жесткие реалии хозрасчета и рыночной экономики, а матери пришлось из педагога музыкальной школы (завуча), переквалифицироваться в технический персонал медучреждения. То есть инженер - советская семья интеллигентов со своими советскими, пусть небольшими льготами и радостями, встала на соответствующую ступеньку капиталистического общества, определившего ей социальный статус.

Хотелось бы верить, что отношения между Грузией и Россией перетекут в беспороговое русло. И, желательно, без посредников. Надеюсь, что руководство этих двух стран достаточно разумно, чтобы строить отношения, не оглядываясь на близких и дальних политических родственников. Большинство людей старшего поколения из моего круга общения, поживших достаточно в USSR, конечно же, были недовольны некоторыми присущими тоталитарному строю явлениями, но никто из них не желал таких кардинальных перемен.

После драки кулаками не машут. Но с некоей теплой грустью вспоминают то время. "При коммунистах даже снег белее был..."

Грузия в годы разпада СССР

Грузия в годы разпада СССР

Хотелось бы верить, что отношения между Грузией и Россией перетекут в беспороговое русло.”

Дима Лоскутов

Виктория Тодрия, 26 лет, ассистент проекта FORECAST Агентства развития США (USAID) в Грузии

Мне было тогда, в 1991-м, семь лет, но есть воспоминания, которые нелегко стереть. В Грузии была гражданская война. Помню ощущение страха, звук стрельбы, дефицит продуктов. Уроки приходилось делать при свечах.

Я родилась в СССР, а выросла в новом мире. Я была поставлена перед фактом. Но даже если мне пришлось выбирать, я бы выбрала демократическое правление. Знаю, что громко сказано, но я причисляю лично себя к победителям.

В результате распада СССР граждане входивших в этот союз государств выбрали свободу. Для меня лично человек есть абсолютная свобода, но свобода влечёт за собой огромный груз ответственности. Я готова платить за это и отдавать частицы своей свободы во благо цивилизованного проживания с другими индивидами.

Представить трудно, чтобы кто-либо запретил бы мне выехать из страны или же попытался ограничить мой доступ к информации. Для меня истории, случившиеся в СССР, звучат как из книги научной фантастики.

Многое изменилось. Сейчас капитализм – думаю, что этим многое сказано. Все выучили английский, компьютер, Интернет. СМИ предоставляют массу информации. Это помогло людям сблизиться. Я лично смогла выучиться и путешествовать в США и Европе.

Как я представляю отношения между нашими странами через 20 лет? Это такой короткий срок для исторических перемен. Я думаю, что путь к улучшению отношений между странами бывшего СССР будет длинным и трудным. Всё зависит от нас самих. Сможем ли мы преодолеть сложности, научимся ли мы жить, отпустив прошлое и изъяв из него ценный жизненный опыт…

Грузия в годы разпада СССР

Грузия в годы разпада СССР

Для меня истории, случившиеся в СССР, звучат как из книги научной фантастики. ”

Виктория Тодрия

Юрий Мечитов, 60 лет, фотограф, ранее работавший с легендарным режиссером Сергеем Параджановым

Январь 1991 года забыть очень трудно. В это время уже шла война в Южной Осетии, и вместе со съемочной группой Би-би-си я поехал на фронт, в Цхинвали, и там впервые увидел жуткое лицо войны – разрушенные здания, испуганные глаза местных жителей, голодных и промерзших милиционеров в окопах и жареных поросят у министра обороны.

Через 11 месяцев я увидел стрельбу и пожарища в родном Тбилиси.

Я знаю людей, которые сейчас живут лучше, чем тогда. Знаю еще больше людей, которые сейчас буквально нищенствуют.

Я не могу быть счастливым, когда вокруг меня катастрофа, которую не могут скрасить дороги и свежевыкрашенные здания.

Да, СССР исчерпал себя, как бы мы к нему не относились, но то, что пришло у нас ему на смену, а именно продолжение полуфеодального строя в лице уже как будто независимой республики Грузия, меня мало радует.

Хотя еще не вечер... Грузия, я надеюсь, будет страной, которой можно будет гордиться.

Мое основное занятие – это работа с молодежью. Я учу их искусству фотографии, и в целом искусству, его философии, которая напрямую связана с нашим существованием.

Я считаю свою работу очень важной, так как я сею семена свободы и вольнодумства. Пока это напрямую не запрещено.

В нашем регионе очень многое зависит от России. Она должна как можно быстрее стать вменяемым государством без неолиберальных иллюзий.

Грузия в годы разпада СССР

Грузия в годы разпада СССР

Я не могу быть счастливым, когда вокруг меня катастрофа, которую не могут скрасить дороги и свежевыкрашенные здания. ”

Юрий Мечитов

Армения

  • Рубен МурадянРубен Мурадян

    программист

  • Нвард МелконянНвард Мелконян

    социолог, доцент Ереванского университета

  • Арсен КарапетянАрсен Карапетян

    архитектор

Рубен Мурадян, 36 лет, программист

Для меня конец 80-х был временем первой любви, увлечением литературой и курсами по программированию для подростков в Ереванском институте физики.

Я подозреваю, что именно это и сделало меня человеком, для которого развал СССР стал благом. Ведь именно отсутствие СССР дало мне возможность стать востребованным специалистом с актуальными знаниями. А у меня перед глазами – поколения программистов, которые не смогли перейти от компьютеров, применяемых в СССР, на системы и технологии, применяемые в современных IT.

Если честно, то я не отношусь к Советскому Союзу как к чему-то плохому или хорошему. Мне кажется, что эти прилагательные в случае с СССР неприменимы. Скорее, это была просто неэффективная, нерациональная система. И именно это создало предпосылки для ее развала.

Как-то я пил пиво со своим отцом. После не помню уже какой кружки отец пожаловался, что пиво стало невкусным. Вот во времена его молодости пиво было вкуснее, рыба – лучше, а в клешнях раков было больше мяса. Тогда я подавил в себе желание сказать, что это не пиво испортилось, а ты, пап, постарел.

Но с этого момента я понял, что отношение к СССР очень часто зависит от возраста. Люди, чья молодость и зрелость пришлись на советские времена, чаще всего вспоминают СССР с ностальгией. Я же его просто не помню.

Мое поколение не увидело стройотряды, дешевые билеты на самолет, войну в Афганистане и небогатую, но предсказуемую жизнь инженера. Мы – другие.

У нас было общее прошлое, но будущее однозначно не будет одинаковым.

Армения: период разлома

Армения: период разлома

Люди, чья молодость и зрелость пришлись на советские времена, чаще всего вспоминают СССР с ностальгией. ”

Рубен Мурадян

Нвард Мелконян, 35 лет, социолог

На митинги я ходила начиная с 1988 года. В годы, когда Советский Союз разваливался, На митинги я ходила с 1988 года. В годы, когда Советский Союз разваливался, я училась в школе. Я была очень политически активной и грамотной девочкой.

Помню, был такой характерный эпизод, когда мы торжественно "утопили" наши красные пионерские галстуки в "Лебедином озере" [большом декоративном бассейне в центре Еревана].

Я не была антисоветской в прямом смысле этого слова, потому что была русофилкой из интеллигентной семьи. Кроме того, я училась в одной из центральных русских школ Еревана. Но меня захватила национальная идея, призывы к сплоченности. Я стала интересоваться историей своего народа, а раньше меня это не трогало.

Мы жили у площади Республики, и я видела и советских солдат, и БТРы, очень переживала из- за комендантского часа, который ввели в Ереване с осени 1988 года. Потом были фидаины [так называли себя армянские ополченцы, воевавшие в Карабахе], потом – похороны фидаинов, которых проносили прямо под моими окнами...

Тогда я полагала, что с точки зрения самоидентификации развал СССР – это проигрыш. Ведь то "мы", которое было при Советском Союзе, было значительно шире того "мы", которое в результате развала страны превратилось в очень небольшую единицу.

Но я и выиграла, потому что стала изучать свой язык, мои дети прекрасно владеют своим родным языком. Выиграла и потому, что мы себя ощущаем, понимаем и воспринимаем как армяне. И сейчас идентификация "мы" идет с Арменией, а не с СССР.

Но я не вспоминаю Советский Союз как-то плохо или негативно. У меня было счастливое советское детство, я была пионеркой, председателем совета дружины...

Если я попытаюсь сформулировать, что изменилось за эти годы, то, наверно, изменение, происшедшее одновременно и в лучшую, и в худшую сторону – это появление индивидуализма. И вместе с ним – ответственность за свою судьбу, за судьбу своих детей и близких.

Через 20 лет, думаю, не будет уже этих клише "новые страны Восточной Европы", "постсоветские страны"... Но есть и очень болезненная тема – это конфликты. Разрешатся ли они через 20 лет – не знаю.

Армения: период разлома

Армения: период разлома

Через 20 лет, думаю, не будет уже этих клише "новые страны Восточной Европы", "постсоветские страны”

Нвард Мелконян

Арсен Карапетян, 37 лет, архитектор

Совершенно случайно я оказался участником самого первого карабахского митинга, который состоялся 20 февраля 1988 года. До сих пор помню волнение и новое чувство причастности к истории, которое не обмануло.

Наше детство было вполне обеспеченным и безбедным, но нам тяжело было думать, что будущее не зависит от тебя, что все уже кем-то определено, и история течет без твоего участия. Потому я, как и большинство моих друзей, так или иначе, участвовал в событиях. Надо отдать должное моим родителям, которые хоть и волновались, однако дали мне полную свободу думать и решать. Странно осознавать, что мы прошли через эпизоды, о которых сегодня написано в учебниках истории, по которым уже учатся наши дети.

Для меня было всегда главным существование Армении как государства. Я не согласен с теми, кто считает, что Вторая республика, то есть Армянская Советская Социалистическая Республика, была независимой. И я не оцениваю развал Союза как итог битвы, после которой надо понять, где ты - среди победителей или проигравших.

Я победил в том, что моя страна не погибла под обломками. Сейчас же для меня важно удержать этот груз на плечах. Проиграл ли? Нет, но боюсь, потеряно слишком много времени.

Самыми печальными страницами биографий многих моих близких и друзей стала невозможность заниматься любимым делом, и именно это стало для многих причиной эмиграции.

В будущем наименее болезненной мне представляется проблема взаимоотношений между странами бывшего СССР. Я думаю, они всегда будут определяться практическими выгодами текущего момента. Хотя меня беспокоит невнятная внешняя политика России.

Армения: период разлома

Армения: период разлома

Для меня было всегда главным существование Армении как государства. ”

Арсен Карапетян
 

BBC © 2014 Би-би-си не несет ответственности за содержание других сайтов.

Эта страница оптимально работает в совеменном браузере с активированной функцией style sheets (CSS). Вы сможете знакомиться с содержанием этой страницы и при помощи Вашего нынешнего браузера, но не будете в состоянии воспользоваться всеми ее возможностями. Пожалуйста, подумайте об обновлении Вашего браузера или об активации функции style sheets (CSS), если это возможно.