Британский военный фотограф о работе в горячих точках

  • 11 мая 2011
Джейсон Хау Правообладатель иллюстрации bbc
Image caption Британский военный фотограф Джейсон Хау делится своим опытом с московской аудиторией

Британский военный фотограф Джейсон Хау, работавший за последние 10 лет в Ираке, Афганистане, Ливане и Колумбии, выступил в Москве и Санкт-Петербурге с лекциями о природе конфликтной фотографии в современном мире.

40-летний уроженец английского города Ипсвич представил также свою новую книгу "Колумбия: на линии огня" (Colombia: Between the Lines). Его проект о военном конфликте в Колумбии был отмечен призом 60-го международного конкурса "Фотографии года".

С декабря 2003 года по февраль 2005-го Хау работал в Ираке для агентства World Picture News, а сейчас в качестве независимого фоторепортера, сотрудничающего с ведущими мировыми изданиями, проводит по шесть месяцев в году в столице Афганистана Кабуле.

В интервью Би-би-си Джейсон Хау рассказал о том, что он ценит в своей профессии, и о том, как можно не поддаваться эмоциям в накаленной до предела обстановке. С военным фотографом беседовал Рафаэль Сааков.

Би-би-си: Каким основным правилам вы следуете в своей профессии, посещая различные "горячие точки"?

Джейсон Хау: Существуют правила добровольные, возлагаемые на самого себя, а есть те, которые необходимо учитывать, с точки зрения этики и ограничений, наложенных на распространение тех или иных фотографий героями твоих материалов. Первые правила я считаю наиболее важными, они касаются того риска, на который ты идешь. В этот момент ты отвечаешь на вопрос о том, для чего ты делаешь это. Для того, чтобы заработать денег, чтобы рассказать какую-то историю и изменить мир или просто потому, что тебе это интересно? В зависимости от причин, по которым ты едешь в ту или иную точку, меняется уровень риска, к которому ты должен быть готов. Многое зависит от тебя.

Би-би-си: Вы сами выбираете место для следующей поездки или едете туда, куда вас отправляют?

Дж. Х.: В зависимости от ситуации. Я сейчас не работаю с агентством, но сотрудничаю с рядом британских газет, таких как Times и Guardian, а также с европейскими и американскими журналами: People, Esquire, FHM и другими. Как правило, журналист предлагает идею, и я получаю задание проиллюстрировать ту или иную историю. Честно говоря, я не очень люблю так работать.

К примеру, по поводу Колумбии это была моя собственная идея, я с удовольствием снимал проект около пяти лет, и еще два года у меня заняла работа над публикацией книги. Думаю, эти фотографии полностью отражают мою приверженность этой теме, мою страсть к работе над ней. В то же время тебя могут отправить в командировку на неделю или даже на один день, и по фотографиям, сделанным в таких краткосрочных поездках, можно сделать вывод о том, что им не хватает определенной глубины.

Би-би-си: Каким образом вы пришли к тому, чтобы сосредоточиться именно на конфликтной тематике фоторепортажа?

Дж. Х.: Мне действительно очень понравилась сама идея такой работы. Для меня поначалу это было приключением, своеобразным вызовом. Мне просто захотелось увидеть происходящее в мире своими глазами, а не на экране телевизора, в голливудских фильмах, или читать о них в книгах и журналах. Это подразумевало кардинальные изменения в жизни.

Одной из благоприятных сторон подобной работы является возможность производить такие фотографии, которые впоследствии помогут историческому восприятию тех или иных военных конфликтов. Надеюсь, они будут нести в себе и образовательную ценность для людей. Конечно, на протяжении работы у вас могут смениться приоритеты. Вы можете снимать что-то из корыстных целей, а затем понять, что эта история значит для вас намного больше, или наоборот, можете понять, что это не подходит вам. Это очень сложный процесс, в котором нет одного определенного подхода.

"Просчитывать ситуацию на несколько шагов вперед"

Правообладатель иллюстрации Jason P. Howe
Image caption Представители военизированной группировки "Армия Махди", Неджеф, 2004 г. (фото Д. Хау)

Би-би-си: Как вам удается находиться "над схваткой", будучи в центре событий, между противоборствующими сторонами?

Дж. Х.: Суть в том, что когда происходит что-то очень значимое, вы зачастую настолько вовлечены в процесс и увлечены съемкой, что не можете осознать опасную сторону ситуации, в которую попали. Уже позже, через 2-3 часа, когда вы окажетесь в гостинице или палатке, вы начинаете осознавать, что это было действительно опасно. Но в тот момент вы действуете инстинктивно, реагируете больше с профессиональной точки зрения. Ваша камера становится своеобразным фильтром между вами и событием. При этом надо понимать, что ты не можешь двигаться с приложенным к глазу аппаратом и фотографировать все подряд. Если ты хочешь сделать кадр с другой точки, даже на один сантиметр левее или правее, ты должен сначала убрать камеру, посмотреть под ноги, убедиться в том, что там безопасно и только потом сделать шаг. То есть необходимо просчитывать свои действия на несколько шагов вперед.

Би-би-си: Была ли у вас такая ситуация, когда вы чувствовали себя в большой опасности?

Дж. Х.: Взрыв отеля в Багдаде (гостиница "Джабаль Любнан", март 2004 года - прим. Би-би-си), в которой я останавливался, был, конечно, очень опасным. Но это та ситуация, когда ты или погиб, или выжил - и уже находишься вне опасности. Если, конечно, за первым взрывом не последует второй или на месте взрыва не вспыхнет пожар. Я был в своем номере, когда смертник въехал в стену гостиницы и подорвал себя. В комнату полетели осколки от окон, а 20 секунд спустя прогремел взрыв еще большей мощности, который обрушил потолки. В результате этой атаки 15 человек погибли, еще 40 получили ранения. Я быстро собрал вещи, взял камеру, выбежал наружу и стал фотографировать.

Но если, скажем, ты работаешь в Афганистане, опасность может подстерегать тебя на протяжении восьми часов подряд или двух дней. В любой момент напротив тебя может находиться снайпер, готовый выстрелить, и ты об этом просто не будешь знать. Мои друзья были таким образом ранены и даже убиты. Но при этом ты не можешь находиться в постоянном напряжении и в таком состоянии делать свою работу. Так что, пожалуй, о самых опасных для себя ситуациях я узнавал уже после того, как они происходили.

Би-би-си:В апреле в Ливии погибли два известных фотографа - британец Тим Хетерингтон и американец Крис Хондрос. Когда вы узнаете о таких трагических случаях, у вас не возникает желания уйти из опасной профессии?

Дж. Х.: Конечно, такое бывает, но через это проходят все фотографы, которые специализируются на освещении военных конфликтов, и порой бывает тяжело объяснить самому себе, почему ты продолжаешь делать это. Думаю, каждый оценивает собственную позицию. И никто не может осуждать того, кто решит оставить свою работу, потому что он хочет остаться в живых, не хочет получить ранение. Но также нельзя осуждать и тех, кто решил продолжить опасные поездки, поскольку они сами ставят свою жизнь на карту.

"Лучше быть просто сторонним наблюдателем"

Правообладатель иллюстрации Jason P. Howe
Image caption В объектив Хау часто попадают американские и британские военные, несущие службу в Афганистане

Би-би-си: А как удается сохранять холодную голову в ситуации, когда вокруг тебя множество убитых и раненых?

Дж. Х.: В первую очередь, фотограф находится в том или ином месте, чтобы сделать кадры чего-то. Ты не можешь получить фотографии из ничего. Логично, что ты начинаешь фотографировать, если что-то происходит. Крайне редки случаи, когда происходит что-то настолько ужасающее, что ты не можешь продолжать съемку. Проблема работы в СМИ заключается в том, что опубликована может быть именно та фотография, которая может иметь серьезный эффект, когда люди могут по-настоящему оценить ситуацию.

К примеру, вы слушите о Кабуле тогда, когда там происходит очередной взрыв, осуществленный смертником, но это происходит не каждый день. Тем самым из-за освещения средствами массовой информации событий у аудитории порой создается ошибочное восприятие того, что происходит в тех или иных точках. Вы можете провести две недели с солдатами, но в итоге в новостной материал войдет лишь 90 секунд того, как они воюют, а не то, что они делают в своей повседневной жизни.

Би-би-си: Насколько сложно вам сохранять нейтралитет, к примеру, в ситуации, когда вы освещаете действия британских военных?

Дж. Х.: Я не думаю, что можно быть всецело беспристрастным или непредвзятым в такие моменты. К примеру, лично я не поддерживаю идею войны в Афганистане, но я заинтересан в том, чтобы документировать жизнь людей, участвующих в ней. Я не хочу узнать о том, почему тот или иной солдат находится там, а хочу рассказать о том, кто он, что с ним там происходит. И если, к примеру, у тебя есть возможность снять происходящее в другом лагере - тех же талибов, - задача перед тобой будет та же. Именно поэтому фотографу лучше быть просто сторонним наблюдателем.

Би-би-си: Какие бумаги необходимо подписать фотокорреспонденту или какие документы предоставить, чтобы получить разрешение на работу в горячих точках?

Дж. Х.: Вы должны оформить страховку, а также, если вы намерены работать с военными, сейчас вам надо подтвердить, что у вас есть определенный опыт работы в таких ситуациях и необходимый тренинг работы в опасных зонах. Сейчас я по шесть месяцев в году провожу в Афганистане, работаю как внешкор. И, в основном, получаю задания только потому, что нахожусь в нужном месте в нужное время, а не потому, что люди знают мое имя или мои работы.

Би-би-си: Ваша востребованность как военного фотографа находится в прямой зависимости от происходящих в мире конфликтов. Не боитесь остаться без работы, если таких конфликтов будет становиться все меньше и меньше?

Дж. Х.: Конечно, было бы идеально таким образом остаться без работы, но, к сожалению, это маловероятно. Мне надо будет найти другую причину, по которой я смогу оставить свою профессии. Конечно, я получаю удовлетворение от своей работы, несмотря на то, что это может стоить эмоционального и физического здоровья. То есть ты не только приобретаешь что-то, но и теряешь. Однако я стараюсь реализовывать себя в различных жанрах фотографии.

Новости по теме