Обама и Медведев: раздражение или доверие?

  • 26 мая 2011
Media playback is unsupported on your device

"Перезагрузка" российско-американских отношений, которую Барак Обама сервировал как свое фирменное блюдо, в целом, удалась – насколько могло удасться нечто, исходно ограниченное по целям.

Подписание договора СНВ-3, не очень важного в практическом смысле, удачно вернуло в российско-американский дипломатический диалог престижную для России тему разоружения.

Сыграл свою роль и не раз критиковавшийся республиканцами и странами Центральной Европы подход Обамы к постсоветскому пространству – отстраненный и признающий де-факто привилегированные интересы России на этом пространстве.

Правообладатель иллюстрации BBC World Service
Image caption На саммите в Довиле Медведев и Обама, вероятно, встретятся менее радушно, чем раньше

Не стоит забывать и поддержку администрацией США все еще официально декларируемого российского желания вступить в ВТО.

Москва ответила Вашингтону согласием на ужесточение санкций ООН против Ирана, предоставлением контрактов двум американским мегакоропорациям – Boeing и Exxon Mobil, а также, как казалось в прошлом году, большей гибкостью в обсуждении проблем противоракетной обороны в Европе и склонностью усилить сотрудничество с НАТО.

Апофеозом стало решение Кремля воздержаться при голосовании по резолюции ООН, открывшей дорогу военной акции против Ливии, которую Соединенные Штаты активно поддерживали.

Россия - держава среднего уровня?

Однако в последние недели эта положительная атмосфера стала разряжаться. Медеведев и другие представители российской власти стали намного резче высказываться о ПРО, подвергают все более жесткой критике ливийскую операцию.

На своей пресс-конференции в Сколково президент Медведев даже позволил себе иронический впад в адрес Обамы, фактически подвергнув сомнению ликвидацию Усамы бин Ладена. В общем, период относительных мира и согласия в отношениях России и Америки, и, в целом, России и Запада, кажется, проходит.

У американского руководства нет времени и желания уделять России столько времени, сколько ее предшественники уделяли СССР. В Вашингтоне на Россию смотрят как на среднего уровня региональную державу с большими социально-экономическими проблемами, которая никак не хочет признавать новые реалии. То есть важность российской проблематки никто не отрицает, но сравните ее с темой Афганистана или американо-китайских отношений – и сразу почувствуете разницу.

Россия, в свою очередь, не хочет согласиться с повесткой дня, выдвигаемой США, однако при этом не может предложить ей внятной альтернативы. Кроме того, антиамериканизм – ходовой товар на российском внутриполитическом рынке, и он будет вновь востребован в период выборов.

Отсюда и медведевские колкости по поводу уничтожения бин Ладена. Поскольку внешняя политика России практически полностью подчинена внутренней и формируется весьма ограниченным кругом лиц, штормов в российско-американских отношениях в ближайшее время не избежать.

Медведев раздражен, Обама недоволен

Если не считать таких "вечных" тем, как Иран или КНДР, повестка дня двусторонних отношений России и Соединенных Штатов намного короче, чем даже, скажем, список главных тем в отношениях России и ФРГ, не говоря уж о ЕС.

Несмотря на некоторые позитивные сдвиги и титанические усилия Американо-российского совета по предпринимательству в Вашингтоне, положение дел не меняется: бизнес Америки смотрит на просторы Российской Федерации со значительно большим скепсисом, чем бизнес Европы.

Про безвизовый режим с США разговор толком и не начинался. Культурные и студенческие обмены России с ЕС и США не сравнимы по объемам. Даже животрепещущая тема гей-парада в Москве не находит в Америке такого отклика, как в европейских институтах.

Нет сомнений, что Обама встретится в Довиле со значительно более неуступчивым и скептически настроенным Медведевым. Российский президент раздражен тем, что ситуация в Ливии не меняется, что поправка Джексона-Вэника не отменяется и что по противоракетной обороне ни США, ни НАТО не готовы уступить и дать России либо контроль над принятием решений, либо отдельную зону ответственности, включающую часть постсоветского пространства.

Обама тоже, вероятно, недоволен тем, что российские специалисты запустили бушерский реактор; тем, что Москва, фактически, встала на сторону сирийского режима, и возобновившимся давлением на Грузию. Каждая из этих тем не спровоцирует кризис в отношениях, но вкупе они создают неприятный политический фон.

"Перезагрузка" была построена на нехитрой схеме: "Давайте попробуем решить относительно мелкие проблемы – это создаст доверие для решени крупных".

Проблема в том, что доверие, если и появилось, то пока явно недостаточное.

Новости по теме

Сайты Би-би-си