Куба: удастся ли экономике изменить государство

  • 4 июля 2011
На улице кубинской столицы Гаваны Правообладатель иллюстрации
Image caption Остров Свободы остается последним оплотом плановой экономики в мире

Куба – одна из последних социалистических стран на земле, где до сих пор сохраняется плановая экономика советского образца.

После принятия власти от своего старшего брата Фиделя Рауль Кастро провел целую серию экономических реформ, которые получили одобрение на съезде коммунистической партии в апреле этого года. Но целью этих реформ стало скорее обновление и налаживание более эффективной работы уже существующей социалистической модели государства, нежели переход к рынку.

Официально о приватизации на Кубе речи не ведется.

Более того, совсем недавно одно из немногих успешных совместных предприятий Кубы вернулось в руки государства. В январе за 706 миллионов долларов у Telecom Italia были выкуплены 27% акций кубинской телекоммуникационной компании Etecsa.

"Я был избран президентом не для того, чтобы восстанавливать капитализм на Кубе, – заявил лидер Кубы Рауль Кастро на одном из последних заседаний Национальной ассамблеи народной власти. – Планирование, а не свободный рынок должны быть отличительной чертой нашей экономики".

Робкий капитализм

И все же в экономике страны есть две области, где действительно заметны реформы. В сельской местности правительство выдает крестьянам большие участки государственной земли. Кроме того, с недавнего времени кубинцам разрешено заниматься частным предпринимательством и создавать малые предприятия.

Ежегодно Куба тратит более миллиарда долларов на импорт продуктов питания. При этом половина всех плодородных земель острова заросла колючим кустарником-сорняком марабу. На этом фоне власти решили раздать более миллиона гектар физическим лицам и частным фермерам.

Согласно официальной статистике, порядка 130 тыс. предпринимателей, работающих на этих землях, выращивают и производят около 70% всего продовольствия Кубы.

Небольшие семейные фермы и частные кооперативы стали прибыльными. Два года назад я посещал одного фермера, который переехал в деревянную лачугу, где не было даже электричества, и начал создавать ферму с нуля, расчищая землю от марабу. Я вернулся навестить его в начале этого года. Сейчас его заработок превышает среднюю кубинскую зарплату (которая едва дотягивает до 20 американских долларов в месяц) в 10-15 раз. У них появилось электричество, и он приступил к строительству настоящего дома.

Как в крупных, так и в небольших городах десятки тысяч кубинцев начинают работать на себя. Появляются маленькие кафе, пиццерии и уличные лотки, на которых продается буквально все: от дешевых пластиковых безделушек до пиратских DVD. Такая мелкая торговля повсеместно распространена в странах Латинской Америки, но на Кубе, вплоть до нынешнего года, она была нелегальна.

Как долго продержится кубинский коммунизм?

Неожиданные изменения и приватизация, произошедшие в России 20 лет назад, стали для Кубы настоящим кошмаром. Фидель Кастро не относился к числу поклонников Михаила Горбачева, под руководством которого началась перестройка в Советском Союзе. Кастро с ужасом наблюдал за падением коммунизма, а позже и за появлением олигархов.

Правообладатель иллюстрации
Image caption Новые реформы дали фермерам возможность зарабатывать

Но и китайская модель, где начались радикальные реформы в экономике, но при этом сохранился жесткий политический контроль, кубинцам тоже не пришлась по вкусу. В китайской модели Гавану не устраивает растущий разрыв между городом и деревней, и огромное социальное неравенство.

После того как в 2006 году Фидель Кастро перенес серьезную операцию и передал власть своему младшему брату Раулю, многие на Западе предрекали крах однопартийной политической системе на Кубе. Однако передача власти не вызвала хаоса.

Экономика острова страдает от полувекового торгового эмбарго, введенного США, но в то же время у Кубинской Революции всегда были союзники. Сначала это был Советский Союз, а позже и богатая нефтью Венесуэла. Рауль Кастро не хочет зависеть от одного благодетеля.

Так, например, Венесуэла оплатила перестройку старого советского нефтеперерабатывающего завода в Сьенфуэгосе. Китай, похоже, собирается расширять свое присутствие в нефтяном секторе, в то время как Бразилия вкладывает деньги в строительство огромного портового комплекса в Мариэле. Россия тоже рассматривает варианты для инвестиций в нефть и никель.

Многие наблюдатели уверены в том, что ни приватизация, ни открытые рыночные реформы не начнутся покуда живо поколение, делавшее революцию. А как только поколение сменится, в страну поедут богатые американцы кубинского происхождения, живущие в Майями, и ждущие удобного случая. Серьезную конкуренцию им могут составить кубинские генералы и полковники.

Военные уже контролируют порядка 60% кубинской экономики, управляя сотнями предприятий в ключевых секторах от промышленного производства до сельского хозяйства и туризма. Отель "Оксиденталь", одна из главных гостиниц в Гаване, которой пользуется сотрудники "Аэрофлота" и где останавливается много русских туристов, управляется туристической фирмой Gaviota, находящейся в ведении вооруженных сил.

Куба делает первые робкие шаги в направлении экономических реформ, надеясь, что стране удастся избежать серьезных социальных потрясений. Но предсказать, как долго кубинские власти смогут сохранять плановую экономику, сейчас уже никто не берется.

Новости по теме