Суд окончательно отверг запись допроса Бута в Таиланде

  • 31 августа 2011
Виктор Бут Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Следователи записали допрос Бута в Бангкоке

Федеральная судья Шира Шендлин, рассматривающая дело Виктора Бута, подтвердила свое недавнее решение, которое запрещает прокуратуре цитировать заявления, сделанные Виктором Бутом американским следователям после его ареста в Бангкоке.

На прошлой неделе судья без объяснения причин внезапно отозвала свое первоначальное решение на этот счет. Сейчас Шендлин обнародовала его новый вариант.

Он отличается от первого тем, что на сей раз Шендлин не обвиняет во лжи следователей DEA (Управления по борьбе с наркотиками), допрашивавших Бута в Бангкоке, и использует более дипломатичные формулировки. Тем не менее она снова запрещает обвинению цитировать присяжным запись его допроса в Бангкоке.

Это решение является победой защитников россиянина, хотя, на первый взгляд, скорее психологической.

В прошлом судья выражала недоумение, почему защитники Бута и прокуроры так упорно препираются по поводу заявлений, сделанных им на том первом и последнем допросе.

По традиции, ни DEA, ни ФБР не фиксируют допросы на звукозаписывающей аппаратуре. Следователи записывают их от руки, а секретарши потом расшифровывают эти заметки и распечатывают.

Получасовой допрос

В моем распоряжении оказалось изложение получасового допроса Бута в Бангкоке, сделанное следователем DEA Робертом Закариасевицем.

Сначала американцы какое-то время доказывали Буту, что ему имеет смысл с ними объясниться, поскольку другого такого случая может не представиться. Бут отвечал, что после ареста он не совсем в своей тарелке и к тому же не знает, чего от него ожидают.

Во время допроса Закариасевиц сообщил ему, что двое эмиссаров колумбийской партизанской группировки ФАРК, с которыми тот только что встретился в бангкокском отеле "Софитель", являются на самом деле тайными осведомителями американцев, и что их беседа записывалась.

Следователь добавил, что американцы проверили качество записи, которое оказалось отменным. "Если вы все записали, то у вас все есть, вам и карты в руки", - будто бы отреагировал на это россиянин.

Закариасевиц заметил, что читал книгу "Торговец смертью", в которой якобы рассказывается о Буте. Россиянин парировал, что это выдумки.

Следователь сказал, что, на его взгляд, в книге все правда, но ему хочется лучше разобраться в этом вопросе, для чего Буту нужно поведать ему, как обстояло дело в действительности.

Бут снова попросил отложить беседу.

Американцы настаивали, и в конце концов Бут сделал им заявление, изложение которого занимает один-единственный абзац.

Если верить записям Захариасевица, россиянин заявил, что у него на самом деле не было сношений с ФАРК: по его словам, он не верил, что его собеседники являлись эмиссарами этой организации, хотя они его в этом убеждали, и что под конец Бут уже не верил, что обсуждавшаяся сделка состоится.

Зачем нужны записи прокуратуре

Доказательная база прокуратуры на суде будет состоять из кипы стенограмм, электронных сообщений и записанных разговоров, а также показаний свидетелей. Казалось бы, обвинение могло обойтись и без записей Закариасевица.

Но обвинение, очевидно, исходило из того, что в хозяйстве каждая щепочка пригодится, и поэтому первоначальное решение судьи было для него досадной неудачей, тем более что Шендлин обвинила его свидетелей во лжи.

Сейчас судья окончательно отказала прокуратуре, но на сей раз сделала это в менее обидной форме.

Новости по теме