Почему Алжир принял семью полковника Каддафи?

  • 31 августа 2011
Аиша Каддафи Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Дочь бывшего ливийского лидера Аиша Каддафи родила ребенка вскоре после пересечения границы с Алжиром

Пока продолжаются поиски свергнутого лидера Ливии Муаммара Каддафи, власти Алжира приняли решение предоставить убежище бежавшим из родной страны членам семьи полковника - его жене и трем детям.

Это решение вызвало волну негодования со стороны новой власти в Ливии - Национального переходного совета (НПС), который обвиняет соседнюю страну в сотрудничестве с деспотическим режимом.

Похоже, одним из факторов, повлиявших на действия алжирского правительства, стали их напряженные отношения с новыми лидерами Ливии, которые усугубляются опасениями о возможном распространении беспорядков на Алжир.

Согласно официальной версии, Сафии, Аише, Мухаммеду и Ганнибалу Каддафи позволили пересечь границу из соображений человечности и, таким образом, их приезд не нарушил условия запрета на передвижение членов семьи ливийского диктатора, введенного по решению ООН в феврале.

Посол Алжира в ООН Мурад Бенмехиди заявил в интервью Би-би-си, что, принимая жену и детей Каддафи, его страна следовала "священным законам гостеприимства", характерным для этого региона.

"Акт агрессии"

Кроме того, во вторник появились сообщения о том, что беременная дочь Каддафи Аиша буквально спустя несколько часов, после пересечения границы между Ливией и Алжиром, родила девочку.

Алжир утверждает, что власти страны на протяжении шести месяцев конфликта в Ливии придерживались строгого нейтралитета по отношению к событиям в Триполи.

В целом отношения между правительством Алжира и режимом Каддафи можно было назвать тесными, хотя без разногласий не обходилось. Между ними периодически возникали территориальные споры, в том числе и относительно алжирского района Сахель близ границы, в дела которого пытались вмешаться силы Каддафи.

Однако отношения с лидерами повстанцев Ливии у Алжира значительно хуже, чем с их предшественником, вплоть до того, что именно соседнее с Триполи государство стало единственным из всех в Северной Африке, не признавшим НПС в качестве новой власти в Ливии.

Ливийская оппозиция даже обвиняла правительство Алжира в том, что оно посылало на территорию Ливии солдат-наемников в поддержку сил Каддафи, хотя эти утверждения постоянно опровергались.

Накануне один из представителей повстанцев назвал шаг алжирских властей "актом агрессии против ливийского народа" и пообещал использовать все возможные правовые средства для экстрадиции семьи Каддафи в Ливию.

Против Запада

Если рассматривать более глубокие причины, побудившие Алжир принять бежавшую семью Каддафи, то, безусловно, таковой можно считать глубокую неприязнь местного правительства к любой форме внешнего вмешательства в политические процессы суверенных государств.

В данном случае эта неприязнь распространяется на НАТО и остальные страны Запада, способствовавшие приходу НПС к власти в Ливии.

Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Отношения Алжира с режимом Каддафи всегда были натянутыми, но приход к власти НПС соседи восприняли гораздо более негативно

Подобное отношение во многом вызвано тяжелым прошлым бывшей французской колонии, ставшей одним из лидеров африканского движения за независимость.

Кроме того, власти страны обеспокоены тем, какие именно цели преследует Запад, помогая повстанческим силам в арабских государствах. Именно этот фактор стал причиной для отказа в поддержке миссии НАТО, а позднее привел к попыткам мирного урегулирования конфликта при посредничестве Африканского союза.

"Алжирская дипломатическая политика провалилась, - считает политолог из Алжирского университета Зубир Арус. - В Алжире неправильно разобрались с этой ситуацией, действия были запоздалыми".

Эксперт считает, что столь медлительная и неадекватная реакция алжирского правительства вызвана тем, что президент Абдельазиз Бутефлика, правящий страной с 1999 года, но попавший в кабинет министров еще в 1962 году, стремится контролировать каждый аспект внешней политики государства.

Арус также отмечает возможность возникновения эффекта цепной реакции, в случае чего беспорядки могут перекинуться на соседнее с Ливией государство.

"Режим [в Алжире] испытывает страх перед столь глубокими и неконтролируемыми переменами, которые мы сейчас наблюдаем в Ливии, - говорит он. - Власти видят в этом угрозу для всего региона".

Исламские экстремисты

В определенной степени этот страх основан на идее, не раз высказанной самим Каддафи, о том, что НПС подвержен влиянию экстремистских и исламистских движений.

В алжирской прессе на протяжении последних месяцев постоянно появляются сообщения, что Ливия якобы обеспечивает оружием и боеприпасами группировку "Аль-Каиды" в исламском Магрибе", которая действует в Алжире.

В последнее время Алжир повышал меры безопасности на границе с Ливией, а после того, как ее пересекла семья Каддафи, согласно сообщениям одной из местных газет, границу закрыли полностью.

Страна по-прежнему стоит перед угрозой возобновления мятежей, которые охватили ее в 1992 году, после того, как командование вооруженных сил Алжира отменило президентские выборы, на которых, как ожидалось, должна была победить исламистская партия.

Несмотря на то, что властям Алжира удалось подавить сопротивление исламистов и тем самым укрепить свои позиции, его критики видят в этом попытку отвлечь международную общественность от проблем в самом алжирском правительстве.

Таким образом, Алжир пытается сохранить собственный правящий режим, который во многом похож на многие другие правительства в Африке, свергнутые приходом "арабской весны", считают оппоненты Бутефлика.

Опасность "арабской весны"

С падением режима Каддафи, единственными странами на южном побережье Средиземного моря, сохранившими старую власть, несмотря на волну восстаний в этом регионе, останутся Марокко и Алжир.

Стоит отметить, что и их волна протестов не обошла стороной, однако полиции удалось подавить их достаточно быстро. Сотрудники сил правопорядка использовали комбинацию методов, в том числе грубую силу, пропагандистские листовки и разногласия в оппозиционном движении.

"Им известно, что Алжир - следующий в списке "арабской весны" и что сейчас происходят исторические события, - говорит бывший дипломат, а ныне член антиправительственного движения "Рашад", Мохаммед Зиту. - Они не могут остановить [народные волнения], но приложат для этого все усилия, так как для них это вопрос жизни и смерти".

Однако некоторые эксперты считают, что эта стратегия несет определенную долю риска и может вызвать недовольство у местных граждан.

"На мой взгляд, это чудовищный просчет правящего режима Алжира, - утверждает профессор Фаваз Гергес из Лондонской школы экономики. - Эта страна не застрахована от революционного импульса, который захлестнул арабский мир в последние шесть месяцев".

Новости по теме