Защита Бута и прокуроры готовят битву за присяжных

  • 7 сентября 2011
Виктор Бут Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Присяжные и прокуратура хотели бы не допустить на скамью присяжных предвзятых людей

Защита россиянина Виктора Бута представила судье Шире Шендлин перечень вопросов, которые она просит ее задать кандидатам в присяжные на его процессе. Одновременно аналогичный список вопросов послала судье и федеральная прокуратура Южного округа Нью-Йорка.

Начало суда над 44-летним россиянином назначено на 11 октября, когда будет происходить отбор 12 основных присяжных и от двух до шести запасных.

Как отмечают в преамбуле к своему списку адвокаты россиянина Альберт Даян, Кеннет Каплан и Мэйо Шрайбер, "в свете паблисити, окружающей данного подсудимого, который является российским гражданином, существует повышенная вероятность того, что на присяжных повлияют сообщения прессы о его деле".

Защита ставит себе целью выявить присяжных, у которых могло уже сформироваться мнение о Буте и которые, возможно, будут не в состоянии решать его судьбу непредвзято.

Обе стороны имеют право отвергнуть определенное число кандидатов без объяснения причин. Каково это число, обычно решает судья.

Адвокаты подготовили 68 вопросов, первые 21 из которых в основном типичны для любого американского процессса: личные данные, служили ли вы или ваши близкие в правоохранительных органах или в вооруженных силах, были ли вы или ващи близкие жертвами преступления и т.п.

Из этого раздела специфичны для дела Бута лишь три вопроса: у кандидатов предлагается спросить, владеют ли они огнестрельным оружием, и знают ли они испанский язык, а если знают, то будут ли руководствоваться переводами с испанского на английский, которые им предложат на процессе, или станут переводить сами?

Личное мнение

Бут обвиняется в сговоре с целью продажи оружия колумбийской группировке ФАРК, за чьих эмиссаров выдавали себя тайные агенты, подосланные к нему американской спецслужбой DEA. На суде будут звучать записи разговоров, которые Бут вел с ними на испанском.

Остальные вопросы непосредственно касаются обвинений, которые предъявлены россиянину. Например, адвокаты хотят спросить кандидатов в присяжные, смогут ли они судить Бута непредвзято, учитывая то, что его обвиняют в сговоре с целью убийства американских граждан и американских госслужащих, оказания помощи иностранной террористической организации и продажи ей зенитных ракет.

Защита хотела бы знать, есть ли среди кандидатов люди, считающие, что торговля оружием незаконна при любых обстоятельствах.

"Где вы находились 11 сентября 2001 года?" - гласит другой вопрос адвокатов.

Защита хотела бы знать, слышали ли кандидаты о ФАРК, а если да, то что именно. Читали ли они что-нибудь о подсудимом Буте или о его деле в газетах или в интернете, слышали ли о нем по радио или видели по телевидению и в кино?

"Подсудимый является гражданином России, а раньше Советского Союза, - пишут адвокаты. – Имеются ли у вас какие-то чувства или воззрения относительно выходцев из России и бывшего Советского Союза, которые могут повлиять на вашу способность быть справедливым и непредвзятым присяжным?".

"Имеются ли у вас какие-либо мнения по поводу отношений между США и Россией, - звучит следующий вопрос, - которые могут повлиять на вашу способность быть справедливым и непредвзятым присяжным по делу, касающемуся подсудимого из России?".

Список прокуроров

Защита хочет спросить у кандидатов, повлияют ли на них сообщения о том, что на Бута были наложены санкции как ООН, так и госдепартамента США. При этом адвокаты подчеркивают, что наличие этих санкций не есть доказательство вины Бута, и что присяжным сообщат о них лишь в целях информации.

Защита просит судью подчеркнуть, что торговля оружием сама по себе не обязательно незаконна.

Адвокаты хотели бы знать, считают ли кандидаты тот факт, что в прошлом Бут, "возможно, торговал оружием и перевозил его в такие места, как Африка", доказательством его способности совершить инкриминируемые ему сейчас преступления.

Список, который судья получила от прокуроров Брендана Макгвайра и Арджана Сахни, насчитывает 44 вопроса. Отчасти они повторяют вопросы защиты, но у обвинения есть и свои.

Например, прокуроры хотят, чтобы судья спросила у кандидатов, есть ли среди них люди, которые в принципе не считают инкриминируемые Буту деяния преступными.

Более того, прокурорский вопрос № 7 гласит: "Участвовал ли кто-нибудь из присяжных в преступлении террористического характера? Участвовал ли в таком преступлении родственник, близкий друг или партнер кого-либо из присяжных?"

Как и защита, обвинение хочет осведомиться, знает ли кто из кандидатов о Буте или хотя бы о нем слышал. Знает ли кто-нибудь из них родных, друзей или партнеров подсудимого или имел с ними какие-то дела?

Прокуратура хочет осведомиться, склонны присяжные больше или меньше доверять показаниям сотрудников правоохранительных органов.

Маквайр и Сахни просят судью подчеркнуть в своих инструкциях присяжным, что использование платных тайных осведомителей является законным следственным приемом, и спросить, есть ли среди кандидатов люди, которые не склонны доверять таким свидетелям обвинения.

Наконец, прокуратура хочет отсеять таких присяжных, которые не ограничатся в своих суждениях законом и фактами дела, а могут вынести вердикт под влиянием симпатии к одной из сторон.

Следующее досудебное слушание по делу Бута назначено на утро среды.

Новости по теме