Насреддин (не молла) воюет за призыв в таджикскую армию

  • 5 ноября 2011
Солдаты таджикской армии
Image caption Каждый пятый призывник в Таджикистане признается негодным к военной службе

Армии Таджикистана грозит недобор. Военное ведомство страны объясняет нехватку призывников тем, что многих молодых мужчин просто нет в Таджикистане – они выехали на заработки в другие страны.

Однако правозащитники полагают, что молодых парней отпугивает дедовщина.

Таджикистанцы не хотят, чтобы их родственники служили в армии, и ищут возможности уклониться от воинской службы.

Военные специалисты признают, что в будущем ситуация с набором в таджикскую армию может ухудшиться. И причина не только в миграции.

Так, кадровый военный Махди Собир называет таджикскую армию "рабоче-крестьянской" и говорит, что неоднократно обращался к властям с просьбой призывать в армию детей чиновников, чтобы простые люди поверили, что закон един для всех.

"Опросите высокопоставленных чиновников или чиновников среднего ранга, – говорит Махди Собир, – кто из сыновей этих людей служил? На службу в армию призываются, как правило, парни из бедных семей, у которых не хватило денег, чтобы откупить ребенка".

Герой призыва Насреддин

В Таджикистане легко узнать, когда начинаются и завершаются призывные кампании.

В эти дни для поднятия патриотического духа государственные телеканалы страны показывают передачи о молодых добровольцах, счастливых родителях, отправляющих детей исполнить свой воинский долг перед родиной, и части, где не только хорошо служат, но и сытно кормят.

Призывник-доброволец Насреддин - герой местных телеканалов. Военные просят молодежь следовать его примеру, но не всегда удачно: молодые люди неохотно отзываются на призывы о службе в армии.

Многие родители стараются получить для сыновей отсрочку по медицинским показаниям или отправляют их на заработки за границу – до тех пор, пока они не выйдут из призывного возраста.

По официальным данным, каждый пятый призывник, явившийся в военный комиссариат, признается негодным к службе. По словам правозащитников, многие намеренно не проходят рекомендуемого курса лечения, чтобы к следующему призыву опять оказаться среди тех, кто не готов вступить в ряды вооруженных сил по состоянию здоровья.

"Ящики для писем" в казармах

Среди основных причин нежелания служить в армии часто называют дедовщину.

"Меня голод не пугает, я готов к тяжелым бытовым условиям, но я опасаюсь дедовщины. Командование может мне гарантировать безопасность? Не уверен", - говорит душанбинец Руслан.

Истории пострадавших от дедовщины солдат-срочников заставляют родителей всеми правдами и неправдами уберегать своих детей от обязательной службы в армии. В результате туда попадают новобранцы из более бедных семей.

Image caption Сановбар Гафурова говорит, что до призыва в армию ее сын был единственным кормильцем семьи

Одним из самых громких случаев дедовщины в Таджикистане за последние несколько лет стал инцидент, когда рядовой Фарходбек Зиеев покончил с собой, находясь на посту.

Известен также случай с сержантом Боймахмадом Боевым, предпринявшим попытку суицида. Оба не смогли вынести издевательств со стороны старослужащих.

Армейское командование говорит, что принимает меры, чтобы уменьшить масштабы дедовщины. Их эффективность, однако, невелика.

"При всех воинских частях сейчас есть ящики для писем. Действует также телефон доверия, – говорит начальник пресс-службы министерства обороны Таджикистана Фариддун Махмадуллаев. – В случае неуставных отношений любой солдат-срочник может напрямую обратиться к военному руководству".

Но представитель оборонного ведомства не смог вспомнить ни одного факта "неуставных отношений". По его мнению, дедовщина – наследие советских времен, а опасения родственников будущих призывников "абсолютно беспочвенны".

Облавы на призывников

С аргументами командования не согласны родители новобранцев, обеспокоенные тем, как проводится призывная кампания.

Накануне более 60 юношей без уведомления родителей были отправлены в военные гарнизоны. Родные многих утверждают, что их сыновья были задержаны во время так называемых "облав", ставших в последние годы привычным явлением.

Житель Гиссарского района Абдукаюм Азизов договорился с братом о встрече на вокзале. Однако брат на встречу не пришел. Семья искала парня нескольких дней, после чего Абдукаюму сообщили, что брат будет отправлен на армейскую службу.

"Сначала мы не знали, что брат попал в облаву. Соседи сказали, что его забрали прямо на базаре. Телефон его был выключен, и я через несколько дней узнал, что его отправляют служить", - рассказал Абдукаюм Азизов.

"Моего сына увезли прямо из магазина. Он плохо слышит. У нас в армии уже служит старший сын. А младший зарабатывал деньги, чтобы содержать нашу семью. Мне даже не сказали, куда отправили моего ребенка", - говорит Санавбар Гафурова.

Родители призывников написали коллективное обращение к властям страны с просьбой проверить факты незаконного задержания юношей. Их петиция осталась без ответа.

Дедовщина - лучший цензор?

По словам таджикских правозащитников, с дедовщиной в таджикской армии каждый год сталкиваются сотни новобранцев.

Однако точной статистикой эксперты не располагают. Военные объекты, как правило, закрыты для представителей общественности и сотрудников правозащитных организаций.

Письма, которые солдаты-срочники отправляют домой, проходят цензуру, а при встречах родителей со служащими в армии сыновьями командиры стараются не оставлять их одних.

В результате родные солдат редко узнают о том, что происходит в воинских частях.

Сами военные даже после демобилизации неохотно делятся воспоминаниями о солдатской жизни.

"Думаю, это одна из причин, почему к нам поступает так мало заявлений от солдат", - полагает правозащитник Сергей Романов.

В то же время, по словам правозащитников, военные структуры стараются скрывать инциденты, которые могут быть связаны с дедовщиной, а внутренние разбирательства и проверки проводятся без участия представителей гражданского общества.

Ситуация ухудшается тем, что многие офицеры либо игнорируют происходящее в казармах, либо поощряют дедовщину, считая ее дисциплинирующей мерой.

Средняя месячная зарплата таджикского офицера составляет около 80 долларов. По мнению экспертов, это приводит к тому, что в малооплачиваемую таджикскую армию попадают случайные люди, иногда даже имеющие криминальное прошлое.

Новости по теме