Донецк: чернобыльцы голодают и после смерти демонстранта

  • 28 ноября 2011
Участники акции протеста чернобыльцев в Донецке
Image caption Чернобыльцы обещают продолжить голодовку в Донецке "до победного конца"

После сноса палатки и смерти участника акции протеста чернобыльцев-ликвидаторов в Донецке голодовка продолжается под открытым небом.

На площадке перед зданием областного управления Пенсионного фонда горит два костра. У огня на скамейках сидят участники акции. Они курят и пьют чай и кипяток из термоса. На костре греется два эмалированных чайника.

Чернобыльцы требуют выплаты пенсий в соответствии с законом: инвалидам-ликвидаторам 1-й группы - 10 минимальных пенсий по возрасту, 2-й группы - восемь минимальных пенсий, 3-й группы - шесть минимальных пенсий по возрасту.

В ноябре чернобыльцы получили суммы в 3 - 5 раз меньше.

Вокруг - разбросанные доски, матрасы и одеяла. Здесь поздно вечером в воскресенье милиция разобрала большую палатку.

Осталась раскладушка, на которой лежал скончавшийся во время сноса шахтер-пенсионер Геннадий Коноплев. На ней горят две лампадки. Кто-то принес красные гвоздики, перевязанные черной лентой.

Траурные черные повязки также видны на рукавах многих находящихся здесь людей. К дереву прикрепили иконку. Под этим самым деревом положили 70-летнего голодающего, когда ему стало плохо во время разбора палатки. Через несколько минут врачи "скорой" констатировали смерть.

Как сносили лагерь пикетчиков

"В воскресенье вечером в 19:05 в палатку ворвались четверо в штатском и два милиционера, - вспоминает трагические события участник акции Юрий Рыбак. - Ломают трубы, заливают водой печи, идет пар, угарный газ. Обрывают веревки, палатка заваливается, люди лежат под тканью. Я правый угол держал, потому что там был наш Николай Гончаров, он встать не мог. Закончилось тем, что Геннадия Коноплева вытащили, положили под дерево, стали делать искусственное дыхание. Мы перетащили его в "скорую", и там врач нам показал кардиограмму: прямая линия..."

Image caption Геннадий Коноплев не был чернобыльцем. "Его смерть сблизила нас", говорят чернобыльцы

"Я спал в маленькой палатке, когда услышал шум, подбежал сюда. Но милиция окружила большую палатку, не давала никому подступиться, - говорит еще один участник голодовки - Павел Ломизов. - Две машины ГАИ стояли с обеих сторон и не позволяли проезжающим водителям останавливаться, чтобы посмотреть, что случилось. По людям прошлись, как по асфальту. Топтались, чтобы стянуть палатку, она же большая. Людей для них не существовало. Мы - ничто, тлен, прах, земля. Действия были очень слаженными и организованными. В течение пяти минут палатка была снесена".

Умерший не был чернобыльцем-ликвидатором, но присоединился к голодающим из солидарности.

"Гену Коноплева я знал очень хорошо, мы еще вместе с ним в 1989-м были в Киеве, на забастовке шахтеров, - говорит один из местных жителей Владимир Мородумов. - Он был активным, никогда не оставался в стороне. Вот и сейчас: увидел по телевизору репортаж о чернобыльцах в Донецке. Сразу собрал совет ветеранов труда на шахте "Родинская", где когда-то работал. И заявил, что будет поддерживать наши требования. Приехал в Донецк и присоединился к голодовке вместе с чернобыльцами… Его смерть как-то сблизила нас".

У Коноплева остались двое несовершеннолетних внуков: их он поддерживал после того, как в прошлом году погибла в автомобильной аварии его невестка.

Версия властей

У властей, впрочем, - другая версия конфликта.

"К сожалению, события воскресного вечера были вполне предсказуемы, и к этому все шло. Досадно, но все, что происходило, было превращено в политический проект, проект по дестабилизации ситуации в регионе. Я максимально постарался, чтобы акция протеста проходила в законной форме. Мы предоставили пикетчикам палатку МЧС, которая отапливалась, биотуалеты, постоянно дежурила "скорая". То есть сделали все, чтобы протестующие не так страдали", - подчеркнул председатель Донецкой областной государственной администрации Андрей Шишацкий.

По его словам, часть голодающих была согласна прекратить акцию, однако ряд активистов "заблокировал это решение".

"В воскресенье в 18:30 в палаточный городок в рабочей форме приехали сотрудники МЧС, чтобы, выполняя решение суда, забрать свою палатку. У нас есть видео, которое мы готовы всем продемонстрировать, где подтверждено, что не было никакого сопротивления, кроме криков. Да и всего там в это время были где-то 15 участников акции. Палатку быстренько свернули и вывезли", - добавил Шишацкий.

Заместитель председателя облгосадминистрации Елена Петряева заявила, что смерть Геннадия Коноплева эксперты признали естественной.

"Он состоял на учете в городской больнице в связи с ишемической болезнью сердца. В субботу в 12:30 обратился за помощью к бригаде "скорой помощи", но от госпитализации отказался, - рассказала она. - В воскресенье его самочувствие ухудшилось, с 19:10 до 19:20 медики "скорой" употребляли реанимационные мероприятия, которые, к сожалению, не увенчались успехом. В 19:23 была зафиксирована смерть. Причина - сердечный приступ. Каких-либо повреждений, следов алкоголя в организме или признаков отравления угарным газом не выявлено. После вскрытия эксперты сделали вывод, что речь идет о естественной смерти на фоне ряда хронических заболеваний".

Протест "до последнего"

Ночь чернобыльцы провели под открытым небом или в других, неотапливаемых палатках.

"Подстелили, что можно, спали на деревянных настилах. Подходили к костру, грелись - и обратно. А мы охраняли, мало ли что может случиться, какие мысли у кого будут", - объясняет "ликвидатор" Александр Ефременко из Харцызска. Акция протеста перед зданием областного Пенсионного фонда продолжается с 14 ноября.

"Мы будем продолжать акцию, - говорит один из голодающих Виктор Исаенко. – Будем ночевать под открытым небом. Будут выгонять - привяжем себя к деревьям и будем сидеть, пока не решат наши проблемы. То, что мы заработали, - пусть нам отдадут. И тогда здесь ни одного человека не будет".

"В прошлом году я перенес две операции... Это обошлось мне в 20 тысяч гривен, - продолжает Исаенко. - Из больниц не вылезаю. Никто ничего даром не дает, все за свои деньги покупаем. Какое настроение будет?"

"Семьи плачут, но поддерживают нас, - говорит Петр Балаклиец. – Голодовка не прекратится и будет длиться до последнего. Отсюда мы уйдем только в двух случаях: или нас вынесут вперед ногами, либо правительство выполнит законы, вернет наши конституционные права и не будет их больше трогать".

Новости по теме