Арест сотрудника ЦРУ: как Вашингтон борется с утечками

  • 25 января 2012
Джон Кириаку Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Джону Кириаку приказано сдать властям паспорт и не выезжать за пределы округа Колумбия

Арест на этой неделе бывшего сотрудника ЦРУ Джона Кириаку, обвиняемого в сливе журналистам секретной информации, иллюстрирует беспрецедентное усердие, с которым администрация Барака Обамы борется с утечкой закрытых данных в СМИ.

Это уже шестое уголовное дело такого рода, открытое при правлении Обамы, при котором за разглашение гостайны посторонним лицам привлекли больше людей, чем при всех предшествующих президентах США, вместе взятых.

Во время предвыборной кампании 2008 года Обама резко критиковал администрацию Буша за содержание пленных без суда в спецтюрьме Гуантанамо, планы судить обвиняемых в терроризме не в обычных судах, а военных комиссиях, отправку подозреваемых в страны, где они могут подвергнуться пыткам, и целый ряд других мер, введенных после событий 11 сентября 2001 года.

Однако, поселившись в Белом доме, новый президент так и не закрыл Гуантанамо, сохранил военные комиссии, по-прежнему отправляет пленных в другие страны (правда, взяв с этих стран твердое обещание их не пытать), гораздо шире Буша применяет беспилотники для ракетных ударов по афганским талибам и боевикам "Аль-Каиды" и активнее всех своих предшественников пытается искоренить утечку секретов в прессу.

Например, при Обаме за разглашение секретов были арестованы рядовой Брэдли Мэннинг, обвиняемый в передаче сотен тысяч конфиденциальных документов организации Wikileaks, и бывший сотрудник ЦРУ Джеффри Стерлинг, подозреваемый в разглашении деталей тайных операций американской разведки против Ирана.

Стерлинга арестовали в 2011 году и обвинили в сливе информации, которая была использована журналистом New York Times Джеймсом Райзеном в его книге "Военное положение".

Секретное устройство

Как пишет New York Times, дело против Стерлинга находится на грани развала, поскольку судья запретил прокуратуре вызывать двух ключевых свидетелей.

47-летний Кириаку служил в ЦРУ с 1990 по 2004 год, а впоследствии работал в сенатском комитете по иностранным делам. Он был одним из первых, кто разгласил секретную информацию об "усиленных" допросах, которые проводило ЦРУ в первый период объявленной президентом Бушем войны с террором.

Среди прочего, Кириаку вменяют то, что он разгласил имя коллеги, находившегося на секретной работе, и пытался ввести внутренний цензурный орган ЦРУ в заблуждение относительно закрытых данных, которые он использовал в книге о своей работе в разведке, вышедшей в 2010 году.

Речь шла о секретном устройстве по прозвищу "волшебный сундучок", которое американские спецслужбы используют для слежки за сотовыми телефонами.

В данном случае имелся в виду мобильник Абу Зубайды, одного из видных деятелей "Аль-Каиды", схваченного американцами и сейчас ожидающего суда в спецтюрьме Гуантанамо.

Кириаку руководил спецгруппой ЦРУ, которая в 2002 году арестовала Зубайду в Пакистане. Он впервые прославился в конце 2007 года, когда дал телекомпании АВС интервью, в котором поведал о "водных процедурах", применявшихся ЦРУ в тайной тюрьме в Таиланде при допросах этого пленника.

"Процедура" состоит в том, что допрашиваемого заваливают на спину, покрывают ему лицо тряпкой и начинают лить на нее воду, создавая у него ощущение утопления.

Правозащитники всегда характеризовали этот метод как пытку, и, придя к власти, Обама запретил его в первый же день. Он также распорядился закрыть все тайные узилища ЦРУ в других странах.

"Ответил на все вопросы"

Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Американская спецтюрьма Гуантанамо не закрыта и по сей день

Сторонники "водных процедур" отмечали, что им подвергаются американские военнослужащие, когда их готовят переносить допросы в плену, и доказывали, что это бескровный и эффективный метод получения оперативной информации.

Интервью Кириаку подкрепляли их доводы, так как он утверждал, что Зубайда заговорил через какие-то 30-35 секунд "водной процедуры" и выдал потом буквально десятки готовившихся терактов.

"С того дня он ответил на все вопросы", - заявил Кириаку АВС, которая впоследствии наняла его консультантом.

Кириаку заявил в этом интервью, что, на его взгляд, "водные процедуры" были оправданы.

"В то время я был страшно зол, - вспоминал он. – Я так хотел сорвать будущие нападения на США, что видел в этом единственное средство".

Два года спустя в США был обнародован меморандум, составленный министерством юстиции в 2005 году и гласивший, что на самом деле Зубайду пытали водой 83 раза, а другого пленника - Халида Шейха Мохаммеда, который называл себя архитектором терактов 11 сентября 2001 года - 183 раза.

Как говорится в судебных документах, Кириаку обвиняют в том, что он предоставил секретную информацию для статьи New York Times, написанной в 2008 году ее сотрудником Скоттом Шейном.

В статье был назван по имени сотрудник ЦРУ Дус Мартинес, который играл видную роль на допросах Зубайды и Мохаммеда.

Следствие по делу Кириаку началось весной 2009 года, когда власти узнали, что адвокаты, защищающие узников тюрьмы Гуантанамо, пытаются идентифицировать сотрудников ЦРУ, принимавших участие в их допросах.

В камерах ряда пленных обнаружили 32 фотографии, изображавшие как случайных людей, так и лиц, в которых адвокаты подозревали сотрудников ЦРУ.

До 30 лет тюрьмы

По словам защитников, они пытались таким образом идентифицировать потенциальных свидетелей, которые могли бы дать показания о применении недопустимых методов допроса.

Адвокаты планировали использовать эти показания как смягчающие обстоятельства на судебных слушаниях по поводу применения смертной казни к их подзащитным.

Сведения об этом вызвали бурю протеста в ЦРУ, где испугались, что эта деятельность защиты поставит под угрозу участников допросов.

Завязавшееся расследование не нашло причин для возбуждения дела против адвокатов, но обнаружило, что они узнали имя одного секретного сотрудника ЦРУ от некоего журналиста, который почерпнул его у Кириаку.

Кириаку грозит лишение свободы на срок до 30 лет. Сразу после того, как его привели в федеральный суд в Александрии (штат Вирджиния), его защитник Плато Качерис договорился о том, чтобы Кириаку освободили под залог в 250 тысяч долларов.

Кириаку приказано сдать властям паспорт и не выезжать за пределы округа Колумбия, в котором находится Вашингтон.

В прошлом Качерис представлял сотрудника ЦРУ Олдрича Эймса и следователя ФБР Роберта Хэнссена, которые признались в шпионаже в пользу Москвы и были приговорены к пожизненному заключению.

Адвокат сумел добиться того, чтобы жене Хэнссена выплачивали за него вдовью пенсию.

Среди клиентов 83-летнего Качериса была также Моника Левински, пассия президента Билла Клинтона.

Адвокат заявил, что его нынешний подзащитный вину отрицает.

Новости по теме